Правовой статус кольских саамов: краткая история

Коренные народы Севера
Максим Кучинский
22 Апреля, 2021, 14:08
Правовой статус кольских саамов: краткая история
Автор фото Андрей Пронин, GeoPhoto.ru


Правовой статус кольских саамов складывался на протяжении всей истории России. Развитие правовой системы страны определяло развитие статуса всех подданных, в том числе и саамов. Цель статьи -- дать краткий очерк развития правового статуса кольских саамов в разных исторических условиях.

Первый статус, который мы встречаем в начале XVI в. -- подданные, плательщики дани. Этот статус был показан в Наказной памяти сборщикам дани. Из документов мы можем видеть как обязанности саамов (платить дань, предоставлять сборщикам транспортных оленей), так и права (запрет сборщикам пользоваться рыбными угодьями саамов, забирать больше положенного). Характерно, что наказная память сборщикам дани была составлена в ответ на коллективную жалобу (челобитную) нескольких групп саамов на царское имя. Это свидетельствует о том, что саамы знали об институте правовой системы российского государства и пользовались ею. Более того, жалоба и ответ на неё – первый в истории пример общения саамов (не только кольских) с государственными властями. И этот пример эффективный.

Средневековая правовая система отличалась отсутствием единого права для всех подданных. Каждая группа населения имела свой специфический статус и свои отношения с властью. Этот статус определял прирождённый круг прав и обязанностей – сословие. Саамы, как и каждый из народов, вошедших в российское государство, представляли собой специфическое сословие. В то же время, любая система управления стремится к унификации управляемых. Так и политика российского государства вела к унификации статуса подданных. Государство стремилось уравнять большинство сельского населения страны в сословии крестьян. Крестьяне были разных групп, в том числе и разных народов.

Основной налог, который уплачивали крестьяне в Европейской части России, был налогом с сельскохозяйственных природных ресурсов. В центральных регионах таким налогом была соха, обжа, выть; он взимался с пашни, покосов и т.д. На Крайнем Севере таким налогом была луковая дань, которая взималась с рыболовецких угодий. Кольские саамы также платили луковую дать. Лук был налоговой единицей, которая рассчитывалась писцами при оценке доходности угодий.

Налоговая система России базировалась на коллективной ответственности за выплату. С конца XVI в. всё население было жёстко закреплено за теми населёнными пунктами, где выплачивало налоги и отрабатывало повинности. Коллективы кольских саамов, так же как и остального европейского населения России, формировались вместе с административными единицами. Саамские административные единицы носили название погостов. На саамском языке эти коллективы назывались «сийтами». В Скандинавии и Финляндии не было такой системы налогообложения и коллективной ответственности. Поэтому у западных саамов не было и жёсткого коллективного управления, а понятие «siida» довольно размыто, и переводится просто как «коллектив», без чёткого значения.

Особенностью положения саамов было двоеданничество – выплата налогов двум государствам. Так, кольские саамы и саамы севера Норвегии до Тромсё на западе платили налоги в Россию и в Данию. Саамы оз. Инари, кроме этих двух государств, платили ещё и в Швецию. Если налоги в Москву собирались с угодий, то в Копенгаген – с глав семейств. В начале XVII в. государства более жёстко определили свои границы и перестали пускать сборщиков дани на свою территорию. «Общими» до начала XIX в. оставались четыре приграничных группы саамов-скольтов.

В 1530-е гг. на Кольском полуострове появились миссионеры, проповедовавшие Православие. Возникшие монастыри были не только форпостами веры, но и хозяйствующими субъектами. Для поддержки усилий Троицкого Печенгского монастыря на дальних рубежах, царским указом 1556 г. ему в юрисдикцию были переданы Мотовский и Печенгский погосты. Это означало, что саамы платили налоги не государству, а монастырю. К началу XVII в. саамы продали Печенгскому монастырю большинство своих угодий, обложенных налогами; они ничего не платили, а их крепостное положение было условным. Другой пример крепостного положения кольских саамов можно было наблюдать на востоке полуострова. В 1658 г. пять погостов терских саамов были записаны в крепостное подчинение Воскресенскому Истринскому и Крестному и Онежскому монастырям патриарха Никона. Монастырям перешли ценные рыбные угодья, которые ранее сдавались саамами в аренду. Однако это крепостничество сопровождалось не только отсутствием сборщиков дани, но и регулярными поставками саамам крупы и муки. Дошло до того, что саамы Семиостровского погоста в 1662 г. также захотели войти под юрисдикцию этих монастырей. После того, как патриарха Никона свергли, монастыри ушли с кольских берегов, а саамы опять стали сдавать в аренду свои реки. В начале XVIII в. монастыри попытались оспорить право на эти ценные угодья. Беспрецедентная тяжба саамов со своими крепостниками в 1737 г. окончилась их поражением. Однако в 1764 г. Екатерина II провела секуляризацию монастырских земель и имуществ. Все монастырские крестьяне стали государственными, а все земельные и водные ресурсы перешли к этим крестьянам. В инструкции Генерального Межевания 1767 г. было подтверждено, что все водные ресурсы, находящиеся на территории сёл, деревень, -- принадлежат жителям этих сёл и деревень. Таким образом, саамы опять получили свои угодья и перестали быть крепостными.

Кольские саамы были приравнены к крестьянам благодаря налоговой реформе 1719 г. В ходе этой реформы была создана единая система налогообложения, основным предметом обложения которой стала «ревизская душа» -- взрослый мужчина, зафиксированный во время Ревизии – переписи, проходившей в среднем раз в пятнадцать лет. Кроме обязанности платить подушную подать, крестьяне должны были отрабатывать повинности, самой тяжёлой из которых была сорокалетняя рекрутская воинская повинность. Саамы также несли её и участвовали в войнах России. Прежняя коллективная ответственность за выплату налогов и отработку повинностей ужесточилась ответственностью местных сельских старост. К примеру, вопрос о рекрутах должен был решаться не только перед начальством, но и перед своими односельчанами. Новые компетенции, переданные властями на местный уровень, стимулировали развитие самоуправления.

В 1826 г. произошло «выравнивание» границы между Россией и Швецией (Норвегией) по реке Паз.  В результате этого выравнивания к Норвегии отошли Нявдемский (Нейден) и Пазрецкий (Пасвик) погосты скольтов. Саамы этих погостов стали подданными Швеции, однако сохранили православную веру. Из Колы к ним приезжал священник для совершения служб и треб. 

Реформа 1821 года, коснувшаяся системы управления народов Сибири, не затронула саамов. В результате той реформы фактически было сформировано сословие инородцев. Саамы по своей сословной принадлежности остались крестьянами. Важной вехой в истории государственных крестьян была реформа 1837-1841 гг. Эта реформа затронула и саамов. В результате реформы была создана единая система управления государственным сельским населением России. Разнообразные сёла, деревни, погосты и т.д. сформировали сельские общества, а объединения сельских обществ сформировали волости. Эти структуры стали основой для развития образования и медицины на селе. Четыре сельских общества, управлявшиеся сельскими правлениями, объединили по нескольку погостов, а волости объединили и саамские, и поморские сельские общества.

В 1860-е гг. система управления государственными крестьянами распространилась на освобождённых помещичьих крестьян. В то же время государственные крестьяне получили возможность переформировать свои сельские общества и волости заново. Три саамских сельских общества объединились в Кольско-лопарскую волость, а одно сельское общество, включавшее терских саамов и село Поной, создало отдельную Понойскую волость. Волостное и сельское правления выбирались волостным и сельским сходом. Избрание выборщиков на сходы и избрание старост и правления происходили в соответствии с тем, как это было указано в законах 1837-1841 гг. Отличием реальной системы сельского самоуправления была действенность самого низового уровня сходов, которые официально не числились. Такие сходы в погостах проходили и у саамов. В документах XIX в. прослеживается разделение интересов волостного правления, отвечавшего за сбор налогов, и самого населения. Тем не менее, правление считалось органом самоуправления, а для посредничества между крестьянами и государствам был специальный чиновник – крестьянский приказчик.

Источником коллективных доходов по-прежнему оставались ценные рыболовецкие угодья. Эти доходы прежде всего шли на выплату налогов. Если поморы сами осваивали свои угодья и сами же у себя выступали арендаторами, то саамы чаще всего сдавали внешним арендаторам. Иногда арендаторами выступали купцы-кредиторы саамов, которые старались дороже продать товары и подешевле арендовать угодья. Есть примеры того, как священник вмешивался в несправедливую ситуацию, привлекал крестьянского приказчика, который организовывал аукцион для привлечения новых арендаторов саамских угодий.

В 1860-е гг. правительство начало проводить политику колонизации Мурманского берега. Так, с помощью льгот на мурманское побережье привлекались колонисты-рыбаки. Новые колонии основывали русские, финны, норвежцы. Несколько саамских семей также записались в колонисты. Эта политика противоречила предыдущему законодательству, утверждавшему право на эти рыболовецкие угодья за саамскими сельскими обществами. В итоге, крупные реки остались у саамов, а колонистам отошли прибрежные тони. Другой проверкой крестьянского законодательства стал приход на Кольский полуостров в 1886 г. пяти семей коми. Они привели с собой оленей и претендовали на пастбища. Сельские общества даже привлекли полицию, чтобы избавиться от иммигрантов. Тем не менее, длительные переговоры на «низовом уровне» всё же привели к разрешению поселиться с оленями. Однако для пользования водными саамскими ресурсами необходимо уже было породниться с саамами.

Революция произвела радикальный слом предыдущей системы управления. Окончательная отмена сословий в 1917 г. привела к полному уравниванию в правах всех граждан государства. Все национальности стали равны в правах. Новые органы власти – советы -- формировались всеми малоимущими жителями, а не коллективом налогоплательщиков. Все угодья были национализированы, и погосты уже не могли их сдавать в аренду. В 1920 г. из Кольско-Лопарской волости выделилась Ловозерская и Териберская волости, Понойская волость переименовалась в Саамскую. На базе погостов были сформированы сельсоветы. В 1927 г. эти волости преобразованы в районы.

В 1920 г. Печенгский район был передан Финляндии. Эта была большая часть территории Соньяльского погоста. Члены этого погоста стали гражданами Финляндии. В 1920-30-ее гг. продолжались трансграничные контакты между родственниками. Эти контакты был прекращены в середине 1930-х гг. В 1937-38 гг., как и по всей стране, по саамским семьям прошла волна арестов. 118 саамов были репрессированы, фактически каждый десятый взрослый человек. Если учесть, что подавляющее большинство их были мужчины, то процент потерянных мужчин ещё выше. После возвращения Печенгского района в Россию соньяльские саамы предпочли остаться гражданами Финляндии, а в 1944 г. мотовские саамы также ушли в Финляндию.

Национальная политика СССР 1960-80-х гг. предполагала содействие развитию национальных культур. В рамках этой политики особое отношение было к народам Севера. В отличие от дореволюционной политики, приравнивавшей саамов к крестьянскому населению, по концепции советской власти, саамы являлись малочисленным народом Севера. Исторически это означало следующее: коллективизация, развитие индустриального оленеводства, ориентация на урбанизацию, укрупнение деревень, воспитание детей в интернатах. С другой стороны: дотации и субсидии в сельское хозяйство, в культуру, в образование.

В конце 1980-х гг. стали развиваться общественные движения коренных малочисленных народов Севера (Далее – КМНС). В 1989 г. была создана Ассоциация кольских саамов, а в 1998 г. из неё выделилась Общественная организация саамов Мурманской области.

В 1999 г. был принят Закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации». Закон является рамочным, и его действие потребовало принятия нескольких подзаконных актов. В преамбуле закона говорится, что бенефициаром его являются представители коренных малочисленных народов Севера, проживающие в районах традиционного природопользования (бывшие «районы компактного проживания»). Так, саамы входят в перечень коренных малочисленных народов Севера, а Ловозерский, Кольский, Ковдорский и Терский районы являются районами традиционной хозяйственной деятельности. В 2000 г. был принят закон «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока». В нём также говорится о том, что общины могут быть созданы представителями КМНС в районах ведения традиционной хозяйственной деятельности. Именно эти субъекты являются бенефициарами Федеральной и региональной программы социально-экономического развития КМНС.

Парадоксально, что политика, касающаяся жизни определённой категории населения, стала иногда восприниматься как политика субсидирования всех представителей этнической группы в целом, независимо от образа и места жизни. Казалось бы, логичным является то, что в многонациональной стране современное законодательство утверждает и защищает права всех граждан, независимо от их этнического происхождения. Логичной является поддержка тех граждан, которые ведут свой образ жизни и экономическую деятельность в неудобных условиях. Это выделяет определённую категорию граждан. Однако выделение категории только лишь по признаку происхождения является возвращением к сословной системе, которая противоречит принципам демократического законодательства. Также демократическим принципам противоречит и выделение каких-то определённых этнических групп. Это грозит принципу национального равноправия, что в условиях полиэтничного государства может повлечь нагнетание межнациональной розни.

Краткое рассмотрение истории правового статуса кольских саамов приводит к размышлениям о том, что национальная и социальная политика может иметь разную логику, но она должна быть ориентирована на интеграцию всех групп населения в общую систему. Независимо от того, основана эта система управления на подданстве или на гражданстве, она должна корениться в институтах, которые учитывают интересы всех участников взаимодействия. Ключевые функции государства состоят в поддержании и защите институтов, соответствующих интересам всего населения страны и интегрирующих в единую систему это население. В том числе -- и саамов.


Автор: Кучинский М.Г., к.и.н., Институт этнологии и антропологии РАН, с.н.с.

   

Литература:

Алымов В.К. Лопари Кольского полуострова. Мурманск. 1926.

Возгрин В.Е., Шаскольский И.П., Шрадер Т.А. Грамоты великого князя Василия III сборщикам дани в Лопской земле. // ВИД. Т. XXVI. СПб. 1998.

Ефименко А.Я. Юридический быт лопарей, самоедов и зырян // Записки Имп. РГО. Т. VIII. СПб. 1878.

Киселев А.А., Киселева Т.А. Советские саамы: история, экономика, культура. Мурманск. 1979.

Кучинский М.Г. Саами Кольского уезда: Модель социальной структуры. Каутокейно. 2008.

Орехова Е.А. Саамское население и колонизация Мурманского берега Кольского полуострова во второй половине XIX – начале ХХ вв.//Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 2. История. Выпуск 1. 2008. – С. 250-257.

Ушаков И.Ф. Кольский острог. Мурманск. 1967.

Харузин Н.Н. Русские лопари. М. 1890.

Чарнолуский В.В. Материалы по быту лопарей. Л. 1930.

Шестаков П. Просвятители лопарей: Феодорит и Трифон // Журнал министерства народного просвещения. T. 139.1863.

 



далее в рубрике