Жизнь Иголкина

В мире животных
6 Октября, 2021, 12:14
Жизнь Иголкина

Собака-почтальон "Иголкин" . По: Аристарх Северин.  



На снимке – аборигенная лайка по кличке Иголкин. «Биография» Иголкина могла бы стать основой для романа в духе Джека Лондона. Да и время его жизни как раз то самое, легендарное и романтическое, известное многим читателям по приключениям знаменитого Белого Клыка

Но у нас речь идёт не о художественном вымысле. На основе документов и правдоподобных догадок, мы постарались восстановить его приключения в том виде, как это возможно спустя более чем столетие.      

Хозяйка Иголкина -- Ергина Любовь Владимировна, проживавшая в Якутске политическая ссыльная. Она была участницей местного (1904 года) протеста против самодержавия. Таких людей принято называть «профессиональными революционерами», но разве мы погрешим против истины, назвав так и её верного пса?     

Иголкин обеспечивал ячейке надёжную связь. Учитывая, что четвероногий почтальон не стал бы доносить жандармам на свою хозяйку, конспирация переписки была идеальной.

Автор книги более чем вековой давности Павел Фёдорович Теплов -- тоже из ссыльных – рассказывает о тех событиях:

"…у одной из…[ссыльных] была прекрасная ездовая собака Иголкин, вывезенная с берегов Ледовитого океана участником экспедиции Толля. И вот гуляющие на дворе товарищи должны были подманить Иголкина, который обыкновенно сидел у своего крыльца.

Скоро Иголкин перебегал в наш двор, увидя знакомых; его уводили на лестницу, или в дом, отвязывали запрятанную в густой шерсти записочку с воли, кормили его карасями, привязывали ему на шею ответную записку и выпроваживали домой.

Появление Иголкина вызывало большое волнение. На крики «Иголкин!» «почта!» сбегались все товарищи и полученные из города вести тут же прочитывались и обсуждались.

Благодаря этой умной собаке, мы имели возможность правильных сношений с товарищами на воле за всё время с 18 февраля до 4 марта. И это спасало нас от томительной неизвестности".


Смотрим на собаку-почтальона Иголкина, который, невозмутимо "улыбаясь", лежит на крыльце своего дома, и хотим знать какого он роду-племени, какую из аборигенных пород лаек он достойно представляет, какими дорогами прошёл?   

Многое можно определить по самому снимку, но есть в воспоминаниях Теплова и упоминание об экспедиции Толля. Что же мы знаем о ней? 

    

   Маршруты Русской полярной экспедиции на яхте «Заря» 1900–1902 гг. 


Многие ещё помнят нашумевший художественный фильм «Земля Санникова» (реж. А. Мкартчан и Л. Попов, 1973 г.). В нём звучала знаменитая песня А.Зацепина на слова Л. Дербенева -- «Есть только миг между прошлым и будущем. Именно он называется жизнь». В этих привычных строчках – вся суть романтики завоевания Высоких Широт. Киногерои нашли среди арктических льдов незамерзающий остров, согреваемый подземным теплом. Там жили неизвестные науке первобытные люди.

Но вообще-то мифическая «Земля» стала мировой легендой из-за научно-фантастического романа Обручева, изданного в 1926 году под названием «Земля Санникова или последние онкилоны». Не забыл Владимир Афанасьевич и о лайках, которых хорошо знал, – в  романе видим их приключения. 


 Нападение белых медведей. Рисунок из: Обручев, 1935 (Иллюстрация на обложке и внутренние иллюстрации М. Кукс, А. Якобсон). 


Но в основе фантастического лежат реальные факты. Эдуард Васильевич Толль -- остзейский немец из Эстонии, геолог и полярный исследователь -- предпринял экспедицию в погоне за призрачной Землей Санникова, а также с целью исследования части Северного Ледовитого океана к северу от Новосибирских островов. Экспедиция была известна в те времена как Русская полярная экспедиция или Экспедиция на шхуне «Заря» 1900-1902 годов.

Толль страстно верил в реальность загадочной Земли Санникова. Но для него и некоторых из его сподвижников -- людей и собак – экспедиция закончилась неудачей.  

Именно в этом путешествии и участвовал наш герой – «почтальон» и «революционер» Иголкин. Он много повидал. В его памяти должна была отложиться и зимовка на судне, затёртом во льдах, и охота на белых медведей (как на той картинке из книги Обручева). Может быть, просыпаясь по ночам в тёплом Якутске, он вспоминал огромные солёные волны, заливавшие нестойкую палубу «Зари». Или надоевшие нарты, которые бежали, благодаря его усилиям, по упрямому льду в многочисленных исследовательских походах, осуществляемых с судна.  

Единственное, чего он помнить никак не мог, – это тот роковой поход к остову Беннета, из которого так и не вернулся руководитель экспедиции барон Толль. В том походе все участники погибли. И люди, и собаки. 

Зато Иголкин точно должен был хорошо знать вспыльчивого и отважного океанографа лейтенанта Александра Васильевича  Колчака, а много позже – известного адмирала и контрреволюционера. Ближайший соратник погибшего Толля прошёл с другом все белые дороги этой полярной одиссеи, кроме последней – роковой. Позднее он организовал и неудачную спасательную экспедицию.          

Сотрудниками «Русской полярной экспедиции» на «Заре»  были и политические ссыльные. Очевидно, одним из них и подарен уже много повидавший пес новой хозяйке Ергиной. 

Но где и каких собак приобретал сам Толль? Таких, без которых даже надежда на успех полярнику не мыслилась...

Важно понять – к какой породе принадлежал наш герой.    

  

Незаменимые ездовые  

Из документов Толля и его писем супруге мы знаем, что среди участников экспедиции на шхуне «Заря» были двадцать ездовых собак из Усть-Янска и сорок остяцких собак из Западной Сибири. Узнаём и многое другое: как непросто было найти собак, пригодных для сверхтяжёлого полярного труда; как высоко ценились такие собаки; с каким трудом перемещались приобретённые собаки за тридевять земель к месту старта шхуны (яхты) «Заря» -- по сути, это были отдельные вспомогательные экспедиции.

Нам же важно знать, каких собак, каких из аборигенных пород лаек того времени называл полярник (но не кинолог) Толль восточносибирскими из Усть-Янска и западносибирскими из Берёзова на реке Сосьве.

Понятно предпочтение Э. Толля восточносибирским собакам. Вот что он писал: 

«Уже во времена Врангеля собаки из Усть-Янска считались лучшими в Восточной Сибири. В 1885-1886 и 1893 гг. я имел случай ознакомиться с отличными свойствами этих собак во время своих поездок на Новосибирские острова. Поэтому, снаряжая настоящую экспедицию, я решил обеспечить себя несколькими хорошими собаками из той местности, и, благодаря счастливому стечению обстоятельств, мне представилась возможность взять на борт в Александровске-на-Мурмане 20 устьянских собак».

Все эти береговые лайки ещё до Толля утеряли этническую привязку, чему очень помогла «перетасовка» собак (да и людей-аборигенов) вдоль невероятной длины северных и восточных побережий Евразии при их исследовании и колонизации. Собак можно было изучить кинологам -- вполне вероятно, что тогда хотя бы некоторые из них получили статус местных пород, а потом, глядишь, и заводских. Этого не случилось. Они нигде не заявлены как породы. А жаль.… Эти лайки были весьма типичны и интересны…. В. Линтварёв (1956), называл тех береговых лаек единой породой: 

«С давних пор в низовьях рек Колымы, Индигирки, Яны и Лены разводится прекрасная порода неприхотливых, сильных ездовых собак… эта порода хорошо применилась к суровому климату арктического побережья и не имеет себе равных по силе и выносливости».

Там же, в низовье реки Яны, позднее (в 1903 году) доставал собак и Колчак.  Он с трудом раздобыл 161 лайку. Собаки понадобились будущему адмиралу для отчаянного и неудачного предприятия по спасению самого Толля на его последнем маршруте к Земле Санникова с острова Беннетта.

Представить невозможно, как люди и собаки той спасательной экспедиции несколько месяцев, через шесть необитаемых островов, через тысячемильную тундру и ледяную кашу тащили на себе тяжелейший восьмиметровый вельбот с полозьями из брёвен, когда вес груза достигал 75 пудов!

Но это было под силу довольно рослым, крепким собакам, как этим, с низовий Индигирки, что, по северным меркам, недалеко от Усть-Янска:


 Индигирские ездовые собаки (Фото Б. В. Дмитриева). По: Чикачёв, 1990.


«Самоеды» Тронтхейма 

Однако наш Иголкин на них не похож, он обладает всеми статями самоедской лайки. Ко времени Толля эти собаки были уже и у оленных остяков.

У них-то и приобретал собак сибирский купец Александр Иванович Тронтхейм, который «... помимо занятия рыболовным промыслом в низовьях Оби, успешно доставлял ездовых собак из Сибири для экспедиций легендарных покорителей Севера, включая Ф. Нансена и Г. Седова...».

А. И. Тронтхейм «...стал признанным специалистом по обеспечению экспедиций ездовыми собаками. К нему обращались и экспедиция по градусному измерению на Шпицбергене, и итальянская полярная экспедиция под начальством Абруццкого, и американская полярная экспедиция, и русская полярная экспедиция на яхте «Заря» под начальством самого Э.В. Толя, и даже поисково-спасательная экспедиция для поисков лейтенанта Г. Седова».

Очевидно, купец Тронтхейм снабжал главную экспедицию Толля собаками из того же источника, которым пользовался и раньше. Когда Фритьоф Нансен , норвежский зоолог, океанограф, полярный исследователь испытывал потребность в собаках-спутниках для амбициозного (но неудавшегося) броска к Северному полюсу (Норвежская полярная экспедиция 1893—1896 годов на корабле «Фрам»), ему помог Толль через посланца Тронтхейма.

Некоторых из этих собак мы видим на нашей вырезке из фотографии Ф. Нансена:

  Александр Тронтхейм со своими собаками в Хабарове. До 1 августа 1893 г. Автор Фритьоф Нансен. Источник -- Архив изображений Фритьофа Нансена. Национальная библиотека Норвегии.


Предприимчивый купец отбирал заказанных полярниками собак в Берёзове на Сосьве, где производился "сбор ясака" и было много «остяков» и «самоедов».

Самоеды и оленные остяки уже владели тогда оленями и нужными для ухода за ними собаками. Вероятно, благодаря спросу на них имели и немалый заработок от их продажи. Коль скоро купец желал собак, которые были «приученные к езде», их владельцы таких и готовили к торгу (хоть сами уже пересаживались на оленьи сани).

В вышупомянутом донесении Толля говорится прямо: «Кроме того я принял здесь от A. П. Тронтгейма 40 остяцких собак, доставленных сюда из Западной Сибири».

Похож ли на них наш Иголкин, не из того же ли племенного очага на реке Сосьве, что был источником для целого ряда полярных предприятий?



 Конечно похож! Всем обликом, строением туловища и головы, богатой "одеждой" светлого окраса, преимущественного в то время (как на предыдущем фото с Тронтхеймом). И весёлое доброжелательное выражение Иголкина, его "улыбка" весьма типичны для самоедской лайки...

Вряд ли сумеем увидеть Иголкина среди самоедских и янских лаек на фотографиях экспедиции Толля. Всё же поищем похожих...

Отъезд Толля в первую зимнюю экскурсию. По: Толль, 1959:


 На этом снимке угадывается светлая собака... Не Иголкин ли?


В книге Павла Зырянова (2012) можно опознать его среди светлых самоедских лаек экспедиции на рисунке её участника:

 "Заря" во льдах. Рисунок участника экспедиции. По: Зырянов, 2012.


Теперь уверенно скажем, что собака по кличке Иголкин Любови Владимировны Ергиной -- не безродная. Иголкин – типичный представитель породы  самоедская лайка (ныне – ненецкая лайка), происходит от собак оленных остяков и самоедов племенного очага на реке Сосьве. Иголкин беззаветно трудился в поисках призрачной Земли Санникова, выжил и стал конспиративным почтальоном протестующих политических ссыльных Якутска.

Иголкин достоин того, чтобы аборигенные ненецкие лайки  гордились своим незаурядным родственником!


Авторы: Олег Широкий, зоолог. Борис Широкий, кинолог.    

Источники: 

1. Докучаев А. Я., Крехан Г. Р. и др. Выдающийся исследователь Арктики Э. В. Толль в документах и материалах Рудно-петрографического музея (ИГЕМ РАН, Москва).

2. Зырянов П.Н. Адмирал Колчак, верховный правитель РоссииЗырянов. — 4-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2012. — 637[3] с.: ил. — (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1356).

3. Коновалова Елена. Снабженец Нансена. - «Уральский следопыт», 12 (762) декабрь, 2020.

4. Кузнецов Н. А. В поисках Земли Санникова. Полярные экспедиции Толля и Колчака // Библиотека полярных исследований. - М.: Паулсен, 2014. - 35 с.

5. Мостахов С. Е. Сподвижники путешественников и исследователей (Участие местного населения в геогр. изучении Сев.-Востока Сибири в XVII - начале XX в.). - Якутсккнигоиздат, 1966. – 211 с.

6. Обручев В. А. Земля Санникова. - М.; Л.: ОНТИ (Главная редакция научно-популярной и юношеской литературы), 1935. – 316 с.

7. Синюков В. В. Александр Васильевич Колчак: Ученый и патриот: в 2 ч. - Ч. 1: Начало жизненного пути и арктические исследования. -  М.: Наука, 2009. – 293 с.

10. Теплов П. История якутского протеста: (Дело "романовцев"). - Издание Н. Глаголева, Санкт-Петербург, 1906. - 480 с., 1 л. фронт. (ил.), 15 л. ил.

11. Толль Э. В. Донесение начальника экспедиции барона Э. В. Толля президенту Императорской Академии наук Великому Князю Константину Константиновичу. - Отчеты о работах Русской полярной экспедиции, находящейся под начальством барона Толля. 1: - 1901. - 60 с., [1] л. ил. - Отт. из "Известий Императорской Академии наук", т. 15, № 4, ноябрь.

12. Линтварёв В. В. Ездовые лайки Нижне-Колымского района. - «Охота и охотничье хозяйство», №12, 1956.

13. Синюков В. В. Александр Васильевич Колчак: Ученый и патриот: в 2 ч. - Ин-т истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН. - М.: Наука, 2009.

14. Толль Э. В. Плавание на яхте «Заря» / пер. с нем. З. И. Виттенбург – Москва: Географгиз, 1959. – 339 с.

15. Чикачёв А. Г. Русские на Индигирке: Историко-этнографический очерк. - Новосибирск: Наука. Сиб. Отделение, 1990. -189 с.

16. Широкий Б., Широкий О. Наши северные собаки: Введение в лайковедение. - Издательские решения, 2017. - 558 с.


далее в рубрике