Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Парадокс военного времени. Первый дворец Норильска

Парадокс военного времени. Первый дворец Норильска
21 Марта, 2018, 16:17
Комментарии
Поделиться в соцсетях

Пожалуй, не было в истории нашего города периода труднее и трагичнее, чем военные 1942-43 годы. Стране срочно были необходимы стратегические металлы, в первую очередь – никель и кобальт, поэтому в Норильске спешно и самоотверженно строились переделы основного производства. Заводы и цеха возводились в условиях жёсткого дефицита техники, оборудования, специалистов. Не хватало даже одежды, медикаментов, продуктов, большинства бытовых мелочей. Каждый день был примером показательного трудового подвига. Особенно остро в Норильске не хватало жилья, на строительство которого физически не было ни сил, ни средств, ни материалов.

В таких условиях никто не мог и мечтать о строительстве Дома культуры или стадиона. Обычно строительство таких объектов является признаком благополучия и поступательного развития, а Норильск военной поры, несмотря на громкие лозунги и первый металл, фактически едва выживал. К тому же в эти годы почти полностью было прекращено снабжение Норильска извне – сорвана летняя навигация. Комбинат и посёлок были отрезаны от мира. Норильчане могли надеяться только на свои силы, проявляя чудеса находчивости и изобретательности.

При этом надо было не просто выстоять, но и продолжать строить производство любой ценой. Норильчане каждый день совершали невозможное. Даже говорить в это время о строительстве социальных объектов было преступно – запрещено законом! Действовала временная инструкция по проектированию предприятий в условиях военного времени: «Заводоуправления, школы, клубы, кино и другие социально-бытовые объекты из планов строительства исключить, а начатые приостановить».

Трудовой энтузиазм во время войны поддерживался и страхом, и мощной агитационной машиной страны Советов. Например, в цехах и на стройках комбината висели лозунги типа: «Чтоб Фашисты были биты строй скорей электролитный», или «Возьмём врага за грудки, дадим 700 тонн в сутки».

И вдруг, летом 1942 года в Норильске начинается возведение сразу двух таких «исключённых» объектов – стадиона и Дома инженерно-технических работников. Почему? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Наиболее вероятной версией представляется следующая: в условиях тотального дефицита, безденежья и отсутствия элементарных бытовых удобств добиваться от норильчан эффективного труда становилось всё труднее и труднее. Работа без выходных и отпусков выматывала людей и фактически уравнивала заключённых и вольнонаёмных. И тем, и другим было невероятно тяжело. Физические и моральные силы людей иссякали, несмотря ни на что. Нужны были дополнительные стимулы, а ими в предлагаемых обстоятельствах могли быть лишь культурные ценности и спорт. Поэтому Дом культуры тогда был важнее, чем жильё, а стадион более значим, чем магазин.

Кроме того, летом 1941 года население Норильска значительно прибавилось за счёт эвакуированного с Кольского полуострова комбината «Североникель». Многие мончегорцы прибыли в Норильск с жёнами и детьми и, несмотря на все лишения, хотели полноценной жизни.

26 июня 1940 года в СССР был принят указ «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий, и учреждений». По этому указу в календарном году оставалось всего 52 выходных дня, часовая выработка в неделю составляла 48 часов. Вводилась уголовная ответственность за самовольный уход с рабочего места, прогул и опоздания. Увольнения за прогул отменялись — отныне прогульщик приговаривался к шестимесячным исправительным работам на своём рабочем месте с удержанием части (обычно 25%) заработной платы. Уволиться стало практически невозможно — только по переводу, либо — от станка за колючую проволоку. Данный указ действовал вплоть до 1956 года.

Невероятно затратное во всех смыслах строительство первых в Норильске культурно-массовых сооружений было выполнено в тяжелейших условиях, используя ресурс, который можно было бы потратить на строительство жилья, нехватка которого была просто страшна. Впрочем, жильё в этот период тоже строилось, правда, без лишнего шума и гораздо меньше, чем требовалось.

Замечательно, что инициатива строительства ДИТРа исходила от самого директора Комбината, который, похоже, сам до конца не верил в эту затею.

«С несколько таинственным видом Зверев дал мне поручение составить эскизный проект дома инженерно-технических работников, используя существующие фундаменты столовой, строительство которой было тогда законсервировано. Владимир Степанович предупредил меня, что проект ДИТРа он хочет преподнести руководству, как своего рода сюрприз, и поэтому всю операцию необходимо провести как можно быстрее и без огласки».
Так писал о своём первом авторском проекте В.С. Непокойчицкий.

За работу Витольд Станиславович взялся вместе с женой Л.В. Миненко. Соавторство этих архитекторов впоследствии подарило Норильску немало замечательных зданий. Описал автор и процесс работы: 

«Мы с Лидой трудились в две руки, и пока я решал планировку и компоновку всего объёма в целом, она искала наиболее выразительный внешний облик сооружения. Наш ДИТР никак не хотел укладываться в прокрустово ложе уже существующей в натуре фундаментной сетки здания, имевшего совершенно иное назначение. Помогло лишь хорошее знание планировки аналогичных специализированных зданий Ленинграда - таких, как Дом архитектора, Дом учёных, Дом учителя, Центральный дом работников искусств, ДИТР и им подобных. Вследствие чего для относительно успешного решения задачи потребовалось возведение всего лишь трёх дополнительных фундаментов».

ДИТРу повезло больше всех остальных зданий Старого города, или Аварийного посёлка, как его тогда называли. Название это возникло из-за того, что в течение многих лет все здания в округе с разной скоростью разрушались из-за плывущих многолетнемёрзлых грунтов, но Дом ИТР сохранял завидную устойчивость. Он разместился на единственном в округе скальном выходе, свободном от заводских нужд. Причём на престижном в те годы пересечении Октябрьской и Заводской улиц!

Так в разгар Войны, в невесёлой атмосфере поражения на фронтах, в Норильске появился многофункциональный культурно-развлекательный и агитационно-пропагандистский центр, ставший легендой местной архитектуры и сохранившийся до сих пор. В этом здании многие технические новшества были применены впервые в истории нашего города. Это была первая попытка норильских строителей освоить такую высоту – три этажа ДИТРа поднялись выше стандартной четырёхэтажки! Заметим, что строили вручную, без применения башенных кранов, да и остальной техники тоже почти не было. Даже краны-укосины с электродвигателями появились позднее.

Несколько лет это было самое высокое здание в округе, с крыши которого открывалась великолепная панорама местности.

Впервые в междуэтажных перекрытиях был частично применён железобетон, а при строительстве использован электропрогрев, что дало возможность строить при самых низких температурах. До этого в гражданском строительстве такие методы не применялись. А ещё в ДИТРе были радиаторы центрального отопления, что сразу и надолго сделало его одним из самых комфортных зданий Норильска, первым Дворцом.

Прилегающую территорию тоже облагородили: у центрального входа появился первый в Норильске асфальт, что придавало зданию, да и всему району почти столичный вид. Привыкшие к бездорожью и неустроенности люди стремились при любой возможности именно сюда, чтобы почувствовать атмосферу другой, лучшей жизни.

Стены здания возвели ещё в январе 1942 года, именно так записано в Акте №39 приёмки выполненных работ, однако официальное открытие ДИТРа состоялось только осенью. Всё это время велись отделочные и внутренние работы, которые тоже поражали жителей Норильска. Дело в том, что фасад здания был решён в так называемом классическом стиле, с большим количеством лепных деталей, изготовление которых требовало высококвалифицированных специалистов. Но такие мастера были в большом дефиците. Чтобы воплотить всю проектную красоту в жизнь в скульптурные мастерские специально были переведены пожилой художник-монументалист и два формовщика. Однако их работа авторов не устраивала. Чертежи оказались слишком сложны, а требовалось точное соответствие. Тогда сам Непокойчицкий принялся кропотливо изготавливать лепные детали, используя навыки, приобретённые в художественном техникуме, который он окончил ещё до поступления в институт. Работал вечерами, после основной работы, без выходных.

Внутреннее убранство ДИТРа заслуживает отдельного внимания. Ещё на стадии проектирования одновременно с общестроительными чертежами велась и детальная разработка интерьеров всех основных помещений. В здании были предусмотрены и концертный и танцевальный залы, а также игровые комнаты – шахматная и бильярдная, библиотека, помещение для выставок. Холл был декорирован шторами и занавесями, там стояли два пианино, а на стенах висели портреты первых лиц государства. К открытию специально был написан маслом большой портрет Сталина. Кроме того, накануне открытия была оформлена выставка «Норильский комбинат – фронту».

На одной из стен висела огромная карта СССР, где ежедневно отмечалось положение на фронтах. Эта экспозиция была делом рук конструкторов П.И. Абрамова и В.Н. Лебединского.

Очень долго в ДИТРе на первом этаже размещалась знаменитая городская столовая, строительство которой и предполагалось на этом месте с самого начала. Вход в неё был расположен с торца здания, и почти все рассказы старожилов о системе норильского общественного питания основаны на воспоминаниях об этой столовой. Например, баки с хвойным квасом, установленные при входе, спасали от цинги многих норильчан. Там же в период острой нехватки всяческой утвари в гардеробе вместо номерка выдавалась… ложка. Её утеря грозила неприятностями. Так пытались уберечь дефицитные столовые приборы и не дать посетителям унести их с собой.

Бесплатной эта столовая никогда не была, хотя некоторым старожилам она запомнилась именно в таком качестве. Легенда возникла в тот период, когда на столах всегда были хлеб, горчица и соль. Некоторым гражданам эти бесплатные элементы сервировки помогали дотянуть до зарплаты. Кроме того, часть работников комбината получали бесплатные талоны на питание.

В последние годы работы ДИТР стал Домом шахтёров, столовая поменяла статус и приобрела название – стала кафе «Уголёк».

В августе 1942 года была закончена наружная отделка здания и большинство внутренних работ. На сцене даже прошёл премьерный спектакль «Парень из нашего города» - одна из самых популярных и патриотических постановок в стране. Заканчивали отделку и ставили оборудование (почти всё самодельное) ещё несколько месяцев. Вестибюль поражал роскошью, особенно контрастной на фоне серого быта. Театральное фойе с колоннами вело в зрительный зал, где была глубокая сцена, позволяющая использовать объёмные декорации. В зале на 390 мест гармонично сочетались настенная роспись и мягкая мебель. Всё это было плодом творчества норильских умельцев, проявивших недюжинную смекалку в период всеобщего дефицита. Например, знаменитая «дворцовая» люстра была составлена из хитро развешанных на разных уровнях тридцати стандартных светильников.

Открытие ДИТРа приурочили к 25 годовщине Октября. В штате нового культурного центра было 16 работников. Кроме того, к открытию 454 человека были торжественно приняты в члены ДИТРа как в общественную организацию, что характеризовало новостройку как полноценную культурную единицу Норильска.

Учреждения культуры, кружки и объединения начали заполнять новые помещения почти сразу. Первой стала техническая библиотека комбината. Она заняла в начале 1943 года сразу пять комнат, общей площадью 114 квадратных метров. Среди наиболее заметных постояльцев ДИТРа стоит вспомнить ещё Таймырский окружной комитет профсоюзов работников металлургической промышленности, при библиотеке которого был создан первый в Норильске литкружок. А великолепный концертный зал в 1947 году был оборудован стационарной киноустановкой и ещё долго работал как дополнительный кинотеатр.

В дальнейшем количество кружков росло, и к 1956 году, когда ДИТР был переименован во Дворец культуры металлургов, там занималось уже около трёхсот человек кружковцев: драма, балет, вокал, фото, кино, курсы кройки и шитья и т.д. Известно, что ДИТР тогда был одним из немногих телефонизированных зданий Норильска.

В середине 60-х ДИТР снова переименовали в Клуб шахтёров, однако норильчане всех поколений продолжали звать ставшее родным здание ДИТРом - и никак иначе. Эта аббревиатура в ходу и сейчас.

Старик ДИТР жив до сих пор. Значительно реконструирована внутренняя часть здания. Например, знаменитого кинотеатра теперь нет, а вместо него появилось два гигантских кабинета, расположенных на двух этажах. В каждом из них работает по 10-12 специалистов, стоит современная техника…

Фасады здания долгое время разрушались, теряя былое величие, но, к счастью, были реконструированы летом 2017 года. При этом удалось сохранить авторский декор здания. Что немаловажно. ДИТР – часть истории Норильска и, независимо от официальных решений, является памятником архитектуры нашего города.

 Интерьер ДИТРа

Автор: Станислав Стрючков, председатель Клуба исследователей Таймыра (КИТ), член союза журналистов России, Норильск. 


Комментарии