Сейчас в Архангельске

23:32 10 ˚С Погода
6+

Арктический плавучий университет: образование и наука, белые медведи и цифровой детокс

О Науке и культуре Образование
23 Июня, 2022, 11:16
Арктический плавучий университет: образование и наука, белые медведи и цифровой детокс
Все фотографии Арктического плавучего университета


В этом году проекту исполняется десять лет. Уже 24 июня Арктический плавучий университет отправится в рейс вокруг Новой Земли под руководством Александра Сабурова – директора института стратегического развития Арктики. Он рассказал нам об изучении региона и особенностях проведения экспедиции.


Tr-qJi4qgJ4.jpg


– Какие открытия вы планируете совершить в этом году?

– В Арктике еще слабо изучены микроорганизмы, поэтому мы ожидаем перспективных исследований от микробиологов из САФУ, МГУ, РУДН и Института экспериментальной медицины. Ученые возлагают надежды на то, что арктические микроорганизмы можно будет использовать для борьбы с антибиотикорезистентными бактериями. Дело в том, что многие бактерии нечувствительны к антибиотикам – эта проблема даже признана на уровне ООН. Например, бактериофаги и холодоустойчивые микроорганизмы как раз могли бы использоваться для создания антибиотикорезистентных препаратов. Во время экспедиции научные сотрудники будут изучать и культивировать эти микроорганизмы. Предполагается, что их можно использовать в медицине и фармакологической промышленности.

Кроме того, в экспедиции будут изучаться психрофильные бактерии для исследования их биотехнологического потенциала. Например, мы знаем, что для производства кефира и сыра нужна закваска, а закваска – это микроорганизмы. И ранее неизвестные бактерии могут помочь изготавливать продукты питания быстрее и дешевле.

– Как на практике применяются результаты исследований из прошлых экспедиций?

– В прошлом сотрудники ААНИИ проводили разведку на Земле Франца-Иосифа для установки первой станции сети мониторинга вечной мерзлоты. Больше половины России находится в зоне вечной мерзлоты, поэтому нужно следить за ее таянием. Для этого правительством России была принята программа комплексной государственной системы мониторинга. Она поможет избежать многомиллиардных убытков, так как с помощью мониторинговой сети можно заранее прогнозировать последствия таяния мерзлоты.


h6RJKmtBtrg.jpg


– Почему важно развивать Арктику?

– Во-первых, Арктика – кладовая России. Здесь хранятся ресурсы углеводородов, нефти и газа, цветных и драгоценных металлов. С учетом закрытия западных рынков нужно отойти от той стратегии, когда ресурсы просто экспортируются за рубеж. Важно, чтобы они перерабатывались внутри страны, чтобы здесь производились товары с высокой добавленной стоимостью. Это нужно для создания новых возможностей сбыта внутри страны и диверсифицирования рисков, связанных с ограничением сырьевых рынков. Любая газохимическая, нефте- и газоперерабатывающая промышленность создает потребность в новых рабочих местах и в развитии технологических цепочек производства.

Во-вторых, это Северный морской путь. Важно его развивать для переориентации существующих рынков сбыта сырья. Например, производство сжиженного природного газа и его продажа в Азиатско-Тихоокеанский регион требует того, чтобы танкеры, условно, с Ямала, могли нормально дойти до потребителей в Азии. Поэтому нужно производить соответствующие ледоколы, навигационные системы и системы связи.

В-третьих, таяние вечной мерзлоты создает большие риски. В этом смысле освоение Арктики заключается в том, чтобы их нивелировать и успеть адаптироваться.

Наконец, Арктика всегда была важна с оборонной точки зрения, природного и этнокультурного разнообразия.

– Возможна ли антропологическая или другая социогуманитарная экспедиция в рамках Арктического плавучего университета?

– Здесь нужно понимать несколько вещей. Во-первых, наши высадки на берег длятся до 8 часов – этого достаточно, чтобы собрать определенные пробы, но не всегда хватит для антропологического исследования, проведения интервью. Во-вторых, до островов Колгуев и Вайгач есть более бюджетные способы добраться, например, вертолетом из Нарьян-Мара. Однако в этом году мы поддержали одну заявку от представителя Информационно-аналитического центра госкомиссии по развитию Арктики, которая как раз направлена на изучение антропологии арктических населенных пунктов и условий их социально-экономического развития.


F-2athSobFg.jpg


– Чтобы попасть в экспедицию, нужно пройти строгий отбор. С чем это связано?

– У нас ограниченное количество мест, в среднем 50-60 человек вместе с инспекторами нацпарка «Русская Арктика», журналистами и организаторами. Мы бы хотели взять всех, но это просто физически невозможно. В этом году к нам поступило более 220 заявок. Мы берем тех, кто лучше всего удовлетворяет критериям конкурса. Достойных кандидатов много, приходится выбирать.

– Во время экспедиции вы занимаетесь только наукой?

– Самый злой враг полярника – это безделье и скука, поэтому всегда чем-то занимаемся в свободное время. Организуем литературные и музыкальные вечера, устраиваем кинопоказы. Каждую экспедицию проводим посвящение в полярники, оно всегда проходит по-разному. В прошлом году – в форме квеста «от Нептуна»: разбивались на команды и участвовали в конкурсах. Каждое посвящение заканчивается ритуалом: все участники пьют морскую воду.

– К каким трудностям нужно быть готовым?

– Мы всех участников готовим к тому, что будет цифровой детокс! Сотовая связь пропадает после выхода из Архангельска, а спутниковый интернет медленный и слабый. Многие, как и я, этому даже рады. Дни у нас и без этого насыщенно проходят, а фотографии еще успеем выложить.

Еще чем позднее судно выходит в рейс и чем западнее оно движется, тем сильнее качка. У нас были сильнейшие семибалльные шторма в районе Шпицбергена, когда невозможно было вести лекцию. Все, что не закреплено, летело во все стороны. Качка многих участников застигала врасплох. Это нормально, это тоже часть подготовки. Для меня лучшее спасение от качки – это выйти на палубу и зафиксировать взгляд где-то на горизонте.


img_9273.jpg


– Какова вероятность встретиться с белым медведем во время экспедиции?

– К счастью, с белым медведем мы не сталкивались в той степени, которая бы угрожала нам или медведю. Перед каждой высадкой мы тщательно осматриваем все территории с вертолета или с судна. Безопасность для нас важнее, чем желание посмотреть на животных. Они ведь очень хорошо маскируются. Особенно когда есть снег и лед, то сливаются с окружающим ландшафтом. Могут и в заброшенных зданиях прятаться.

В 2017 году был случай, когда медведь почти у нас под носом пытался охотиться на моржей на Земле Франца-Иосифа. Те его прогнали, он побежал на полярную станцию, но там его тоже напугали собаки и ракетница. В общем, бедняга ушел ни с чем.

На полярных станциях непременно есть собаки, потому что они предупреждают о белых медведях и отпугивают их. В прошлом году, когда мы шли на судне «Михаил Сомов», ребята на корме обнаружили ящик с тремя совсем маленькими щенятами. Как выяснилось, у нас была почетная миссия – доставить трех будущих сторожей на полярную станцию Малые Кармакулы.

– Случалось ли такое, что все шло не по плану?

– В 2019 году, посреди августовской темной ночи в Белом море, наше судно «Профессор Молчанов» отправилось искать яхту. Она подавала сигнал бедствия: попала в шторм, на винт намоталась сеть, люди оказались в очень тяжелом положении. Экипаж «Профессора Молчанова» в сложных погодных условиях обнаружил яхту, все закончилось благополучно, но это сказалось на нашем плане экспедиции.

Ледовая обстановка, шторма и погодные условия тоже вносят свои коррективы. Это нормально, мы всех готовим к тому, что план высадок может измениться. В прошлом году во время высадки на Земле Франца-Иосифа был сильный туман, не мог несколько часов забрать участников обратно на судно. Была неприятная ситуация, но все молодцы, все хорошо справились, никто не паниковал. Такие ситуации бывают, к ним мы готовимся. Берем с собой необходимый запас еды и спасательных средств. Это Арктика, здесь даже летом нужно быть готовым к экстремальной ситуации.


***

Елена Ступак, специально для GoArctic

далее в рубрике