Сейчас в Мурманске

09:30 0 ˚С Погода
18+

Две новые легенды о Северной Земле

«Топонимическая чехарда», юридические казусы, географическая филология и пожелания Вилькицкого

Северная земля
Вадим Рыбин
3 февраля, 2024 | 13:17

Две новые легенды о Северной Земле

Северная земля. Фото: Вадим Штрих / GeoPhoto


Казалось бы, все легенды про открытие, обследование, наименование и переименование архипелага, ныне именуемого «Северной Землёй», перечислила Российская академия наук в своём Экспертном заключении от 3 декабря 2020 года для Законодательного собрания Красноярского края. РАН даже придумала новую, про название «Вайтай» – до этого бытовала легенда про «Тайвай». Эти легенды опровергнуты в статье, опубликованной в сентябре прошлого года.

Но оказалось, что описаны ещё не все легенды об архипелаге. Вот ещё две.


Мыс Жохова

На первый взгляд кажется странным, что советская власть переименовала мыс Жохова в мыс Молотова, при этом переименовав остров Новопашенного в остров Жохова. То есть имя Жохова было перенесено с мыса на остров. 

Но оказалось, что эта «рокировка» всё же имела смысл. Она позволила создать легенду о том, что ГЭСЛО [Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана 1910 – 1915 гг. – прим. авт.] обследовала якобы только часть южного и восточного берегов архипелага, не дойдя до его северной оконечности. Эту легенду, приуменьшающую заслуги русских первооткрывателей в 1913 году, иногда можно услышать от старых полярников советской поры. Откуда она взялась, пока не ясно, поскольку письменные источники советских лет как правило обходят эту тему и не говорят прямо, докуда дошла ГЭСЛО в 1913 году.

Так, например, Николай Иванович Евгенов (1888 – 1964), участник ГЭСЛО с 1913 по 1915 гг., наиболее подробно её описавший в советские годы, но изданный только в 21-м веке, приводит конечную северную точку плавания на широте 81°07’ по счислению1. Но не уточняет при этом ни того, что дошли до северной оконечности новооткрытой земли, ни широты «коронного», самого северного мыса архипелага (мыс Жохова – 81°16’ по данным 1931 года), а приведённая им карта плаваний ГЭСЛО в 1913 году2 неявно показывает северную оконечность пути экспедиции, ни в координатах, ни относительно земли. Это позволяет предположить, что в советские годы было неполиткорректным прямое утверждение, что ГЭСЛО в 1913 году обследовала все северо-восточные берега архипелага.

«Топонимическая чехарда» затронула и имя Н.И. Евгенова. В 1938 году Николай Иванович был арестован, обвинён по 58-й статье и осуждён на 8 лет ИТЛ «за участие в антисоветской организации». Мыс Евгенова – крайняя юго-восточная оконечность как острова Большевик, так и всего архипелага – был переименован в мыс Вайгач. Но в «хрущёвскую оттепель» в 1958 году Евгенов был реабилитирован, и мысу было возвращено первоначальное наименование в составе двойного: «мыс Евгенова (Вайгач)». В настоящее время в ГКГН3 мыс опять значится как «Евгенова».


В книгах, изданных в 21-м веке, описание плавания 1913 года приводится уже без недомолвок. Так. например, Л.М. Саватюгин не только указывает широту конечной северной точки плавания 81°07’ с.ш. по счислению, но и приводит отрывок из воспоминаний признанного летописца ГЭСЛО судового врача с «Таймыра» Л.М. Старокадомского, в котором он пишет, что суда следовали на север до тех пор, пока была видна земля, «которая обрывалась над льдами небольшим возвышением»4.



Северная земля. Фото: Вадим Штрих / GeoPhoto


«Коронный мыс», то есть самый северный мыс самого северного острова Земли Императора Николая Второго, был назван по ходатайству Бориса Вилькицкого «мысом Жохова» в честь участника ГЭСЛО лейтенанта Алексея Николаевича Жохова. Это наименование говорило о том, что ГЭСЛО прошла вдоль всех северо-восточных берегов архипелага. От южной оконечности до северной. От мыса Евгенова до мыса Жохова.

Поскольку правовых актов о переименованиях не было издано, точные их даты определить трудно. На МНК № 986 1929 года издания [МНК – морская навигационная карта – прим. авт.] мыс показан ещё «мысом Жохова». Молотов назначен председателем СНК СССР в декабре 1930 года, а до этого был первым секретарём московского горкома партии. Можно предположить, что мыс Жохова был переименован в мыс Молотова после декабря 1930 года.

Остров, открытый ГЭСЛО 14 августа (ст. ст.) 1914 года, был назван «островом Новопашенного» в честь командира «Вайгача» Петра Алексеевича Новопашенного (1881 – 1950). Но в июле 1919 года  Пётр Алексеевич эмигрировал. Жохов же умер во время зимовки ГЭСЛО в 1915 году и не успел провиниться перед советской властью. Уже в 1921 году этот остров, входящий в архипелаг Де Лонга, был показан на карте под названием «остров Жохова». Участники ГЭСЛО К.К. Неупокоев и Н.И. Евгенов в своих статьях, написанных в 1922 году, также именуют этот остров «островом Жохова»5.  

Однако в «меморандуме Чичерина» – меморандуме НКИД СССР №297 от 4 ноября 1924 – этот остров указан как «остров Новопашенного». Следовательно, правоустанавливающего документа о его переименовании в конце 1924 года издано ещё не было.

В некоторых советских изданиях ошибочно написано, что остров переименован Декретом ВЦИК от 11 января 1926. Ни в Декрете ВЦИК, ни в Постановлении президиума ВЦИК этот остров не упомянут.

Таким образом в настоящее время не известен никакой правоустанавливающий документ о переименовании острова Новопашенного в остров Жохова. Де-юре, видимо, остров по-прежнему называется так, как назвали его первооткрыватели, и как он указан в Меморандуме НКИД СССР в 1924 году - остров Новопашенного.

Правомочность переименования мыса Молотова в мыс Арктический также сомнительна, поскольку на день переименования, вероятнее всего, мыс Молотова де-юре не существовал и, следовательно, не мог быть переименован. Вероятность того, что исследователи найдут в архивах правовой акт о переименовании мыса Жохова в мыс Молотова мала. И до тех пор, пока такой документ не найден, законным можно считать первоначальное наименование – мыс Жохова.



Северная земля, яхта «Петр I». Фото: Вадим Штрих / GeoPhoto


Отметим, что мыс Арктический показан на всех иностранных картах в переводе – как «Arctic cape», «сap Arctique» и т.д. – и не указывает на его принадлежность России. Поэтому «интернациональное», государственно нейтральное название «Арктический» России менее выгодно, чем «Жохова».

Мыс Жохова – Молотова – Арктический.

Мыс Евгенова – Вайгач – Евгенова (Вайгач) – Евгенова. 

Земля Императора Николая II – Таймырский архипелаг – Северная Земля. 

Все упомянутые объекты поменяли по три названия. 

Будем надеяться, что обычай переименовывать географические объекты сообразно политическим веяниям будет признан вредным, и законное название «мыс Жохова» вернётся на карты, как первоначальное, данное первооткрывателями. «По праву истории», как писал Борис Вилькицкий.



Северная земля. Фото: Вадим Штрих / GeoPhoto


Земля Императора

При обсуждении возвращения архипелагу первоначального, данного первооткрывателем, наименования, нередко звучит мнение, что Борис Андреевич Вилькицкий желал назвать «большую открытую землю» именно так, как она значится в Приказе №14 Морского министра от 10 января (ст. ст.) 1914 года о её наименовании – «Земля Императора Николая II». Но это не совсем верно.

Желание первооткрывателя в данном случае важно, поскольку согласно ныне действующему закону 152-ФЗ «О наименованиях географических объектов» название должно состоять не более чем из трёх слов. При возвращении архипелагу наименования из первоначального названия придётся убрать хотя бы одно слово.

В дошедших до нас письменных источниках, автором которых является Борис Вилькицкий, это полное название из четырёх слов встречается лишь один раз – в заголовке его одноимённой статьи в газете «Возрождение» № 3136 за 1933 год.

В тексте этой статьи уже: «Земля Николая II-го называется теперь в сов. Россiи  Сѣверной землей или Нордландъ, а островъ Цесаревича Алексѣя – Малымъ островомъ, или Малымъ Таймыромъ. Эти названiя нейтральны, безцвѣтны и способны вызвать путаницу съ другими похожими наименованiями». В этой же статье, в её продолжении в №3140 уже за 1934 год, Борис Андреевич пишет слова, ставшие для нас по сути его завещанием, поскольку более поздних написанных им строк до нас не дошло: 

«Пройдутъ годы, … вернется Ленинграду имя великаго Петра, какъ и другимъ городамъ ихъ историческiя названия, обрѣтутъ вновь и эти земли имена покойныхъ Государя и Цесаревича, имена, принадлежащiя имъ по праву исторiи».

Вот другая цитата из этой же статьи: «Совѣтская власть, аннексировавшая полярный архипелагъ Франца-Iосифа, примирилась съ его названиемъ, именем многолѣтняго и испыннаго врага Россiи. Но въ то же время она вычеркнула на картахъ Ледовитаго океана имена умученных ею Государя и молодого цесаревича».

Схожие слова пишет Б.А. Вилькицкий и в 1913 – 1914 годах, ещё до присвоения наименований открытым им землям.

Первым сообщением от Б.А. Вилькицкого, касающимся названий новооткрытых земель, стала его телеграмма от 22 ноября (5 декабря) 1913 г. из Владивостока начальнику Главного гидрографического управления (ГГУ) М.Е. Жданко:

 «Хотѣл по прибытiи Петербургъ просить Ваше Превосходительство исходатайствовать Высочайшее соизволенiе на наименованiе большой открытой земли именемъ Его Величества а ближайшаго к Челюскину острова именемъ цесаревича Алексѣя…»6

Жданко ему отвечает: «Вопросъ наименованiи земель отложенъ до Вашего прибытiя Петербург»7

Приехав в Петербург в своём рапорте на имя Жданко 2 января 1914 года Борис Андреевич повторяет своё пожелание: 

«РАПОРТЪ

Прошу Ваше Превосходительство исходатайствовать наименованiе новооткрытой земли Именемъ ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА, ближайшаго к Челюскину острова «островомъ ЦЕСАРЕВИЧА АЛЕКСѢЯ» и островка открытаго близъ Беннета, в память славнаго похода Лейтенанта Колчака въ 1903 году на вельботѣ на поиски своего начальника, «островомъ Колчака».

Капитанъ 2 ранга Вилькицкiй»8

При этом слово «земля», как и «остров», написано со строчной буквы – как вид объекта, а не как часть его названия.

Во всеподданнейшем докладе 4 января 1914 года, подписанном начальником ГГУ Жданко и морским министром Григоровичем, в точности повторена просьба Б.А. Вилькицкого: 

«…испрашивается соизволенiе на наименованiе открытой земли Именемъ ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА, ближайшаго къ мысу Челюскина острову – «Островом ЦЕСАРЕВИЧА АЛЕКСѢЯ» и островка къ юго-востоку отъ острова Беннета, въ память похода Лейтенанта Колчака въ 1903 году на вельботѣ на островъ Беннета на поиски барона Толя, – «Островомъ Колчака»9. 

Резолюция написана от руки Генерал-Адьютантом Григоровичем:

«Высочайше соизволено при чемъ Е.И. Величеству угодно было повелеть островок к ЮВ отъ Беннета наименовать островомъ Вилькицкаго въ память покойнаго Ген. Лт. Вилькицкаго.

Въ С.Петербурге, января 6 дня 1914 г.

Морской Министръ

Генералъ Адьютантъ Григорович».




Примечательно, что в докладе слово «земля» написано со строчной буквы, а слово «Остров» в составе названия «Остров ЦЕСАРЕВИЧА АЛЕКСЕЯ» – с прописной.

Также отметим, что Вилькицкий пишет в 1933 году «архипелагъ Франца-Iосифа», а не «Земля». Видимо, полагая, что пока не было ясно, остров это или архипелаг, объект называли «Землёй», а архипелаг называть «Землёй» не вполне корректно.

Из приведённых цитат можно сделать ВЫВОД, что первооткрыватель хотел назвать «большую открытую землю», то есть то, что сейчас называется архипелагом Северная земля, именем Государя Николая II; а остров – островом Цесаревича Алексея. Остров так и был назван, а вот в название земли слова «Земля Императора» были включены, судя по имеемым письменным источникам, по воле других лиц. 


Источники:

  1. Евгенов Н.И., Купецкий В.Н. Экспедиция века. Рос. гос. музей Аркт. и Антарк., 2012. С. 172.

  2. Там же, С.190

  3. Государственный каталог географических наименований. Мыс Евгенова – за №0207271.
  4. Саватюгин Л.М., Дорожкина М.В. Архипелаг Северная Земля. История, имена и названия. СПб.: Наука, 2010. С.98.

  5. Рыков В. Арктические миражи или метаморфозы топонимики. Вокруг Света №2 (2689) 1998. 

  6. Там же л.л. 228 и 229

  7. Там же, л. 230

  8. РГА ВМФ ф. 404 оп. 2 д. 1789 л. 284

  9. РГА ВМФ ф. 404 оп. 2 д. 1789 л. 285


***

Вадим Рыбин, специально для GoArctic

далее в рубрике