Сейчас в Мурманске

12:50 -2 ˚С Погода
18+

Князья Голицыны: след в Арктике

Точкой приложения сил князей стали Малые Кармакулы, первая столица Новой Земли

Герои Арктики Малые кармакулы
Владимир Привалов
9 сентября, 2023 | 15:01

Князья Голицыны: след в Арктике

Малые Кармакулы, Новая Земля. Фото: К. Ермаченков


Множество исследователей Арктики всю свою жизнь посвятили изучению далекого, сурового края, а некоторые из них навсегда остались в краю вечных льдов и безмолвных пустошей, сгинули в просторах Ледовитого океана, навечно вписав свое имя в Историю.

Однако наши представления об Арктике развивались не только благодаря громким победам первооткрывателей и не менее оглушительным поражениям, всей той газетной шумихи начала XX века, что сопровождала гонку на Северный полюс. Не менее важной была «тихая работа»: последовательное изучение высоких широт учеными, пастырский долг священнослужителей, освящающих новые церкви и часовни среди холодных скал Баренцева и Карских морей, ежедневный труд матросов и военных моряков…

Для многих ученых, военных, государственных деятелей арктический период биографии стал лишь яркой частью жизни. Так произошло, например, у героев нашей статьи, представителей древнего рода Голицыных: князе Николае Дмитриевиче и князе Борисе Борисовиче Голицыных. Волей судьбы точкой приложения сил князей стали Малые Кармакулы, первая столица Новой Земли. Впрочем, масштаб личности этих государственных деятелей столь велик, что даже краткое посещение Новой Земли коренным образом повлияло на историю отечественного освоения этого арктического архипелага.


Николай Дмитриевич Голицын

В открытых источниках нам не удалось сопоставить степень родства этих двух представителей знатной фамилии. Нужно заметить, что это далеко не первые Голицыны, побывавшие в Арктике. В недавних статьях на GoArctic Ольги Чураковой о первом канцлере России, Василии Голицыне, рассказывалось в том числе и об истории всего рода Голицыных. 

Николай Дмитриевич Голицын сумел сделать блестящую карьеру – которая, впрочем, рухнула вместе со страной, которой он служил. На пороге революции, в декабре уходящего 1916 года, Н. Д. Голицын был назначен председателем Совета министров Российской империи, последним в этой должности. 

На посту архангельского губернатора Н. Д. Голицын пребывал с декабря 1885 г. по июнь 1893 года, впрочем, до этого прослужив при шести предшествующих губернаторах (здесь и далее информация по: Попов Г. П. Губернаторы русского Севера), иной раз вступая во временное управление губернией во время смены местной власти. Наряду с внутренними уездами, удаленные полярные острова всегда находились в поле зрения Голицына. 

Свою первую поездку на Новую Землю он совершил еще в 1881 году (в должности вице-губернатора), посетив становище Малые Кармакулы на Южном острове архипелага, где в 1877 году Обществом подаяния на водах была построена спасательная станция. Как опытный администратор, Н. Д. Голицын сразу же понял, что станция для архипелага была намного большим, чем просто комплекс зданий на берегу. С самого своего основания станция стала центром притяжения российского присутствия в регионе. Опираясь на ресурсы Малых Кармакул, проводилась в том числе и миссионерская деятельность православной церкви. Священники активно способствовали постепенному переходу ненцев от кочевого образа жизни к оседлому. 

Арктика всегда была для государства крайне затратной статьей расходов. Уже в 1886 году Архангельское отделение Общества спасания на водах предложило упразднить станцию. Прежде всего – по финансовым соображениям. Князь Голицын этому резко воспротивился и предложил ряд действенных мер. Губернатор установил чёткий порядок снабжения поселенцев (самоедов и промышленников) и закупа у них накопленных продуктов промысла. Из полученной прибыли предусматривалась сумма для периодического ремонта построек. 



Н. Д. Голицын, последний премьер-министр царского правительства. Архивное фото


Малые Кармакулы как научный центр

В Арктике на протяжении ее освоения многое вновь и вновь возвращается на круги своя. Сейчас вдоль трассы Севморпути выстраивается инфраструктура МЧС для предотвращения чрезвычайных ситуаций. Намеренно упрощая, можно отметить, что это все те же спасательные станции прошлых веков, но уже на новом технологическом этапе развития...  

Второй, не менее интересный вывод из истории Малых Кармакул: только постоянное присутствие обеспечивает суверенность территории в условиях Арктики. Поморы столетиями вели сезонный промысел у Новой Земли, но без стационарного поселения принадлежность этой территории все время подвергалась сомнению. В свою очередь, постоянное присутствие обеспечивается или научной станцией, либо военной базой. 

Малым Кармакулам была уготована участь научного центра.

Уже в первую же зимовку 1877–1878 года поручик Корпуса флотских штурманов, строитель спасательной станции Евстафий Тягин, проводил гидрографические и метеорологические изыскания. В дальнейшем станция не раз использовалась для проведения различных исследований. Так, мероприятия Первого международного полярного года 1882−1883 года проводились на Малых Кармакулах экспедицией под руководством К. П. Андреева. Благодаря этому статус первой столицы Новой Земли стал воистину международным, а о Малых Кармакулах узнали во всем тогдашнем научном мире. В дальнейшем научное значение Малых Кармакул только возрастало. В 1887 году А. И. Вилькицкий провел здесь ряд гравитационных измерений для уточнения формы Земли. 


Борис Борисович Голицын

Впрочем, посещения ученых носили временный характер. Знаменательное событие произошло в 1896 году, когда на острове высадились сразу три экспедиции, прибывших наблюдать за полным солнечным затмением. Англичане (Оксфордская экспедиция профессора Стоуна) расположились на безлюдном каменистом островке напротив становища, а отечественные исследователи из Академии наук и Казанского университета поселились в постройках станции. Экспедицию Академии наук возглавлял адъюнкт Академии князь Борис Борисович Голицын, человек удивительно яркого таланта и сложной судьбы. Валентин Пикуль посвятил ему небольшой рассказ «Мичман в отставке».

Препятствия, раз за разом встававшие на жизненном пути Голицына, иного человека могли бы окончательно сломить. Влюбленный в море, он блестяще закончил Морское училище (в дальнейшем – Морской кадетский корпус), став гардемарином, «первым по наукам» на своем курсе. На фрегате «Герцог Эдинбургский» по окончании училища совершил плавание в Балтийском и Средиземном морях, достойно показал себя во время вспыхнувшего бунта судовой команды. В 1881 году талантливый юноша списался с судна для занятий наукой, но из-за чахотки вынужденно уехал в Италию, где слушал лекции в частном порядке. 

Вернувшись на родину, Голицын поступил в Морскую академию на гидрографическое отделение. Через два года окончив курс академии, он был аттестован всего лишь мичманом, а не лейтенантом, так как по закону о морском цензе ему не хватило всего лишь одного месяца плавания. 

Разочарованный, Голицын порвал со флотом и вышел в полную отставку. Он решает поступить в Петербургский университет – и вновь неудача: несмотря на оконченный полный курс Морской академии, ему предлагают сдавать все предметы классической гимназии по полному курсу, так как у проходившего домашнее обучение князя нет аттестата зрелости! Раздосадованный Голицын уезжает в Страсбург, за три месяца овладевает немецким языком и поступает на физико-математический факультет. 



Борис Борисович Голицын, выдающийся русский ученый, основоположник сейсмологии


В 1890 году, вновь вернувшись в Россию, Голицын становится приват-доцентом Московского университета. Через три года при защите диссертации в ученом мире разразился грандиозный скандал: работа Голицына «Исследования по математической физике» вызвала яростное сопротивление рецензентов. О том давнем споре с тех пор написано немало, а накал страстей был таков, что только личное вмешательство Великого князя Константина Константиновича, президента Академии наук (с которым юный Голицын сдружился еще во время плавания на «Герцоге Эдинбургском»), уберегло князя, не поставив крест на карьере амбициозного ученого, будущего основателя отечественной школы сейсмологии и военной метеорологии, изобретателя первого электромагнитного сейсмографа…

Голицын посетил Новую Землю, будучи руководителем экспедиции, занимаясь как снаряжением, так и разработкой научной программы. После успешного наблюдения затмения Голицын вместе с О. А. Баклундом, руководителем второй экспедиции из Казанского университета, совершили рейд вглубь острова. За девять дней путешествия были проведены метеорологические и топографические наблюдения, проведено физико-географическое описание местности.  

Именно Б. Б. Голицын, осмотрев инструментарий станции, решил передать метеорологическое оборудование экспедиции Академии наук на нужды местных метеорологов. Но с одним условием: чтобы наблюдения не прекращались! 

С тех пор, с 1896 года, на полярной станции Малые Кармакулы вот уже 127 лет проводятся метеорологические наблюдения, это самый длинный непрерывный ряд исследований в отечественной истории!



Архивное фото столетнего юбилея в Малых Кармакулах


В последующие годы академик Голицын стал одним из инициаторов создания межведомственной Русской полярной комиссии. После кончины Великого князя Константина Константиновича, председателя комиссии, должность занял его заместитель, академик Б. Б. Голицын. 

Слова Голицына из переписки, посвященные открытию Северной Земли, и по сей день звучат как никогда актуально: 

«Будущее этих далеких приполярных стран отнюдь не должно быть … столь печальным и малоценным, каким представляется их настоящее… Исследования… не должны быть откладываемы на долгое время и по соображениям, также требующим участия в этой работе русских исследователей…»


***

Владимир Привалов, специально для GoArctic

далее в рубрике