Сейчас в Архангельске

13:27 4 ˚С Погода
18+

Легендарные моряки, секретные экспедиции и жизнь на острове Колгуев

Новые книги об Арктике

Литература Книги об Арктике
Татьяна Шабаева
19 марта, 2024 | 12:17

Легендарные моряки, секретные экспедиции и жизнь на острове Колгуев

Химаныч О.Б. «В нашу гавань заходили корабли. Легендарные моряки Севера. – Архангельск: Лоция, 2023. – 240 с., ил. 

Морской историк и почётный гражданин Северодвинска Олег Борисович Химаныч написал очень нужную книгу – о людях, которые обустроили нашу морскую Арктику, при этом нередко оставаясь в тени более громких имён. Это не только капитаны, чьи славные подвиги всё-таки довольно часто известны нам по научно-популярной и художественной литературе, но и гидрографы, и водолазы, работу которых мы обычно почти не представляем. 

А ведь перед нами далеко не справочник и не энциклопедия – скорей уж, статьи Химаныча можно сравнить с очень короткой версией ЖЗЛ: они дают необходимые биографические вехи, но написаны живым языком, строятся вокруг увлекательных сюжетов, малоизвестных подробностей судеб замечательных людей... Даже удивительно, сколько полезных фактов и интересных сведений о десятках человек можно почерпнуть из этой небольшой по объёму книги. 

Откуда у русского советского капитана Анатолия Сахарова крест «За безупречную службу» от британского короля Георга VI и что сталось с этой уникальной в СССР наградой. Какую переписку вели между собой капитан, классик морской литературы (и, между прочим, сценарист фильма «Полосатый рейс») Виктор Конецкий и другой арктический капитан, тоже писатель, но куда менее известный широкой публике – Георгий Кононович. Чего боятся водолазы, как звучит человеческий голос на глубине в десятки метров, как ледоколам меняли имена в соответствии с «линией партии» и как отправляли в Германию на судоразделку («на иголки», иронически говорили моряки) орденоносный ледокольный пароход «Георгий Седов». Чем занимался на Новой Земле, где в то время создавался полигон для испытаний ядерного оружия, военный гидрограф Павел Федотов. Почему капитан Анатолий Качарава списал на берег чёрную кошку. Что за катастрофа произошла с советской атомной лодкой (АПЛ) К-8. Обо всём этом и ещё о многом другом рассказывается в описаниях судеб моряков, нередко «от первого лица». Да, О.Б. Химаныч встречался и разговаривал с большинством героев своей книги, и остаётся горько сожалеть, что сам он немного не дожил до того момента, как она увидела свет…

Всё же стоит отметить, что «Легендарные моряки Севера» – не только о славных мореплавателях и их жизненном пути. В ней ещё и мысли автора о судьбе Архангельска как «ворот в Арктику» – и это, прямо скажем, невесёлые мысли. 

«Худо Архангельску без морской ауры. Растерял он её, и были на то причины. А первая – погром морского флота в девяностые… И речной ауры у Архангельска, по строгому счёту, тоже нет. Всё последнее десятилетие прошлого века Северная Двина катастрофически теряла свою природную мощь и ширь. В конце концов, главная водная магистраль Архангельской области стала непригодной для транспортной эксплуатации, река ныне работает от силы пару месяцев после весеннего половодья, да и то с ограничениями из-за бессчётных отмелей». 

Что ж, как морской историк и патриот Севера, Олег Химаныч имеет право на такое высказывание, тем более что его литературный труд не только воскрешает память о прошлом, но предлагает задуматься о будущем.

Книга разделена на две части: «Курсом на Архангельск» и «Курсом на Молотовск» (Северодвинск), и подробно иллюстрирована фотографиями из архива автора.



Волович В.Г. Полярные дневники участника секретных полярных экспедиций 1949 – 1955 гг.: М., Паулсен, 2023. – 544 с., ил.

Виталий Георгиевич Волович – основатель медицины выживания. И разве удивительно, что его работа была тесно связана с Арктикой? 

«Нигде так не проявляется величие человека, его мужество, героизм, как на Севере», – сказал легендарный полярник Иван Папанин. 

Волович стал одним из двух первых людей в мире, совершивших прыжок с парашютом в точку географического Северного полюса (вместе с А.П. Медведевым, 9 мая 1949 года), – тогда ещё даже не были известны особенности раскрытия парашюта и управления им в таких высоких широтах. 

Он же был и первым врачом, обеспечивавшим здоровье полярников в длительных секретных экспедициях. Так, в 1951 году В.Г. Воловича включают в экспедицию «Север-5»: в обстановке абсолютной секретности членов экспедиции высаживают на дрейфующую льдину более чем в тысяче километров от советских берегов (86° с.ш.). Предполагалось, что это контроль над кратчайшим путём к потенциальному противнику и ответ Советского Союза на фултоновскую речь Черчилля. И там, на льдине Волович отвечал не только за медицину, но и за пищу и воду, а пожалуй что и за общее бодрое настроение. 

Дневники Воловича написаны очень хорошим – живым и подробным – языком. Он с юмором, но обстоятельно рассказывает обо всех деталях знаменитого прыжка на полюс: как внезапно был поставлен в известность о необходимости прыгать, какие возникли трудности, как приземлялись посреди торосов… Можно сказать, что это было время рекордов: в те годы их ставилось так много, что некоторые даже не учитывались, как первый в мире беспосадочный перелёт Северный полюс – Москва (совершён за 17 часов 27 минут). Сомов, Трешников, Водопьянов – эти прославленные имена советских исследователей оживают на страницах дневников Воловича, и легендарные герои предстают в жизненных, непарадных ситуациях, когда глубже раскрывается их характер.

Хотя Воловича поначалу отправляли в секретные экспедиции как бы «довеском» (ещё и за повара) – задачи как медику ему доводилось решать самые серьёзные: прежде всего, помогать раненым и травмированным. Нередко случалось, что на тысячу километров в округе он был единственным врачом, а перемещались в тех местах только самолётами. Доводилось ему с высоты увидеть и то, что было скрыто от всех посторонних глаз:

«– Смотрите – посёлок, да ещё какой огромный, – сказал Федотов, показывая пальцем на видневшиеся длинные шеренги одноэтажных зданий. – Вроде бы такого на карте и нет.

– Какой это, к чёрту, посёлок, – процедил сквозь зубы Титлов. – Это же концлагерь. Видишь, вокруг колючка в три ряда, а по углам сторожевые вышки.

Это действительно был концлагерь, укрытый тайгой от посторонних глаз. И не один. Не прошло и десяти минут, как снова показались прямоугольники бараков. И снова колючая проволока и похожие на скелеты сторожевые вышки. За ним ещё один, второй».

Это всё же были случайные наблюдения. Однако надо отдать должное Воловичу, его внимательному взгляду: он интересуется не только тем, что имеет непосредственное отношение к его обязанностям, но внимателен ко всем людям, кто его окружает:

«Каким же мастерством должен обладать полярный штурман, чтобы отыскать в бескрайних океанских просторах крохотную точку дрейфующей станции! Ведь внизу, под крылом ни единого ориентира. Лишь звёзды, мерцая, смотрят с высоты, и их холодный свет – единственный маяк в этом мире ледяного безмолвия».

Книга Воловича началась с дневников, которые он приноровился вести урывками, в свободное от работы время на дрейфующей льдине, – а превратилась в увлекательное, жизнерадостное повествование, которое читается не хуже, чем роман, и которое можно порекомендовать каждому, кто интересуется тем, как происходило исследование самых северных широт нашей планеты. 



Обин Тревор-Бетти. Во льдах и снегах: дневник путешествия на остров Колгуев. – М.: Паулсен, 2024. – 232 с.

Английский путешественник Обин Тревор-Бетти побывал в Русской Арктике на острове Колгуев в 1894-м году и своей яркой книгой, вышедшей в 1895-м (название её дословно переводилось как «Скованный льдом Колгуев»), значительно поменял взгляд европейцев на Арктику. В немалой степени этому способствовала энциклопедичность, высокая информативность книги. Высокую ценность представляют как описания природы острова, так и рассказы о самоедах (ненцах). На русском языке труд Тревора-Бетти был издан в 1897-м – и в наши дни впервые переиздан издательством «Паулсен».

Историк и полярный исследователь Н.А. Кузнецов, написавший предисловие к переизданию книги, упоминает о том, как важна доброжелательность интонации английского путешественника, посетившего Русскую Арктику. Тревор-Бетти полон энтузиазма и искренне заинтересован во всём, что видит, тем более что на Колгуев ему удалось попасть только со второй попытки, и у англичанина был целый год в запасе, чтобы как следует подготовиться. Год этот он потратил с пользой: составил историческую справку об острове «начиная с самых старых книг вплоть до нашего времени». Самое первое упоминание, которое удалось найти, относилось к 1533 году, а название «Колгуев» англичанам стало известно с 1556 года. Но больше всего Тревора-Бетти заинтересовали записки С. Максимова (потом они войдут в книгу «Год на Севере»): записки перекликаются с его собственными впечатлениями.

«Гор, которые бы заслуживали этого названия, на Колгуеве нет», – замечает Тревор-Бетти, прилежно описывая ландшафт и общее впечатление от острова. Зато здесь есть «холмы замечательной формы» и обширные торфяники, песчаные отмели и чрезвычайно суровые зимы, а «лёд в этой части Ледовитого океана держится необычайно долго». Но даже «самый бедный и неприветливый берег, какой только вы можете себе вообразить» не уменьшает энтузиазма исследователя. Он подробно описывает состояние льда, кишмя кишащую вокруг птичью жизнь (облик и повадки птиц), озёра, растительность. 

Тревор-Бетти высаживается на острове в нескольких местах и за всего лишь три месяца, проведённые на Колгуеве, успевает увидеть довольно многое. Но главное – он упорно разыскивает самоедов, и наконец их находит. 

Встреча приводит его в такой восторг, что он называет эти впечатления «первые люди, открытые на пути» (англичанин вообще не упускает случая «сделать открытие»). Убедившись, что самоеды не боятся и не пытаются скрыться, что они гостеприимны, исследователь проникся к ним большой и искренней симпатией. В его описаниях самоедской внешности много тепла, а общается он с ними на русском языке, который ненцы знают не лучше его самого. 

Жизнь в их чуме стала верхом исследовательских достижений Тревора-Бетти, и ему действительно удалось составить довольно полное представление о ненецком быте, одежде, утвари, обращении с оленями, охотничьих приёмах. Всё это, к тому же, дополнено рисунками: как самого исследователя, так и теми, что были сделаны профессиональными художниками для английского издания 1895 года.




***

Татьяна Шабаева, специально для GoArctic

далее в рубрике