Научная дипломатия неарктических стран: планы Турции

Наука
Луиза Бродт
9 Октября, 2021, 13:36
Научная дипломатия неарктических стран: планы Турции
Фото: Сергей Доля / GeoPhoto


Интервью с доцентом Университета Çanakkale Onsekiz Mart – исследовательницей Эбру Чаймаз.


– Спасибо, Эбру, что согласились дать интервью и побеседовать на тему арктической научной дипломатии и роли Турции в арктических научных исследованиях сегодня. Хотелось бы начать с определения научной дипломатии и ее роли в Арктике.

– Мы можем определить научную дипломатию как использование международного научного сотрудничества для решения проблем, которые носят глобальный характер, например, изменение климата. Решение таких проблем требует усилий всех стран. В то же время, неверным будет давать такое же определение арктической научной дипломатии, поскольку существует «много Арктик» в соответствии с ключевым акцентом, который определяется каждым арктическим государством. Например, есть регионы скандинавской Арктики с относительно высокой численностью населения и малочисленная и удаленная канадская Арктика. В уникальной российской Арктике одновременно сосуществуют густонаселенные, малонаселенные и сравнительно урбанизированные регионы. К тому же, надо учитывать, что в арктическом регионе появляются новые участники международного научного сотрудничества, и поэтому определение "арктической научной дипломатии" расширяется. Мы можем определить арктическую научную дипломатию как использование международного научного сотрудничества, основанного на политической воле и дипломатии, для решения проблем Арктики.

– Есть два аспекта научной дипломатии: научные знания помогают информировать дипломатию, а второй аспект – это когда дипломатические инициативы способствуют развитию международного научного сотрудничества. Какой из них ближе политике Турции в исследованиях Арктики?

– Несмотря на то, что полярные исследования были институционализированы в Турции совсем недавно, включение Турции в международное научное сотрудничество в области полярных исследований берет свое начало со второго Международного полярного года (1932-1933 гг.). На сегодня Министерство промышленности и технологий подготовило Национальную полярную научную программу на 2018-2022 годы с участием более 100 ученых из 40 институтов. В целях: дальнейшее развитие дипломатии полярных исследований в рамках Национальной программы полярных наук. Ежегодно проводятся семинары по полярным наукам для оценки результатов научных проектов, исследований и экспедиций, проводимых турецкими учеными в области полярных исследований, и для обсуждения разработок и приоритетных направлений. Можно видеть, что Турция инициировала процесс арктической научной дипломатии, сначала продвигая научные знания и опыт, а уже позже это превратилось в более всеобъемлющую структуру, включающую и дипломатические внешнеполитические цели.

– Известно, что Турция проводила различные исследовательские экспедиции в Арктику, но интересно, всё же, с чего началась эта активность? Я знаю, например,  что в 2016 году на Шпицбергене группа турецких старшеклассников установила первую полярную мини-станцию, где развевается сегодня турецкий флаг.

– Да, как я уже говорила, международное научное сотрудничество Турции в области полярных исследований началось со второго Международного полярного года. Международные встречи, относящиеся к Договору об Антарктике (например, международные геофизические годы), посещаются Турцией с 1930-х годов. Первые турецкие ученые высадились в Антарктике в начале 1960-х годов. Что же касается Арктики, то, начиная с 90-х гг, турецкие ученые стали участвовать в международных арктических экспедициях. А в 2019 году была проведена первая национальная турецкая арктическая экспедиция вокруг архипелага Шпицберген.

Да, как раз учащиеся средней школы Бильфена уже дважды побывали на Шпицбергене, основная цель проекта заключалась в привлечении внимания Турции к арктическому региону. Конечно, здесь в Турции мы не называем это «полярной станцией», поскольку это был проект средней школы, подготовленными ими самими. Но это событие, действительно, много раз освещалось в новостях.


A person and person on a boat Description automatically generated with medium confidence

Экспедиция в Гренландию, Илулиссат, январь 2016 г. (фото из личного архива Эбру Чаймаз)

– Не могли бы вы рассказать поподробнее об Институте полярных исследований в Турции? И о национальной полярной научной программе. Можем ли мы говорить, что это пример научной дипломатии в Арктике? 

– Можно сказать, что процесс институционализации полярных научных исследований в Турции начался с создания APECS в Турции в 2013 году. В соответствии с постановлением, опубликованным в Официальном вестнике под номером 29239 17 января 2015 года в структуре Стамбульского Технического Университета был создан ITU PolReC. В том же году в рамках программы Horizon 2020 был разработан многонациональный проект для Арктики и Антарктики.

Институт полярных исследований (PRI) был основан в 2019 году в рамках Исследовательского центра Мармара (MAM) Советом по научно-техническим исследованиям Турции (TUBITAK) для обеспечения координации и логистики будущих национальных полярных экспедиций. Институт полярных исследований призван оказывать поддержку НИОКР, которые могут проводиться в полярных регионах, управлять полярными исследовательскими лагерями и станциями в Турции, планировать и координировать логистику, содействовать связи между соответствующими организациями, проводить двустороннее международное сотрудничество, разрабатывать и реализовывать национальную полярную стратегию в сотрудничестве с заинтересованными сторонами, повышать осведомленность о полярных регионах в национальном масштабе, материализовать национальную и международную научную дипломатию по полярным регионам и увеличивать научное участие Турции в полярной науке. Институт служит связующим звеном между наукой и разработками в области технологий, а также повышает осведомленность по вопросам изменения климата.

Целью Программы, в основе которой политическая воля и дипломатическая решимость Турции, является проведение полярных исследований с систематическим подходом. При этом TUBITAK создает механизмы поддержки полярных исследователей, что в то же время дает Турции возможность продвинуться вперед в научных исследованиях в полярных регионах. Турция также стремится увеличить импульс своей полярной научной дипломатии, эффективно применяя элементы мягкой силы в своей внешней политике и продвигая свои научные усилия через Национальную полярную научную программу.


Экспедиция на Шпицберген, Сентябрь 2016 г (фото из личного архива Эбру Чаймаз)

– Россия сейчас является председателем Арктического совета. Есть ли у Турции проекты и планы сотрудничества с Россией на этот период?

– В дополнение к нашей заявке наблюдателя в Арктическом совете, мы также инициировали процесс присоединения к Договору о Шпицбергене с целью проведения там арктических исследований турецкими полярными учеными. Турция определенно планирует принять активное участие в международном научном сотрудничестве в Арктике. Основываясь на выступлениях российских официальных лиц, мы ожидаем, что Россия осуществит ряд международных научных проектов, в которых мы также хотели бы поучаствовать.

Что касается соглашений, я осмелюсь сказать, что в ближайшем будущем их будет больше, поскольку в Турции есть несколько крупных верфей, которые могут производить суда ледового класса, а также плавучие доки.

– Каково ваше экспертное мнение относительно будущего арктической научной дипломатии?

– Научные исследования – это общая мотивация для вовлечения неарктических государств в исследования в регионе, и ожидается, что число новых участников будет расти. Председательство России в Арктическом совете и разнообразие запланированных мероприятий и научных проектов, в том числе социо-гуманитарных, могут стать началом новой эры сотрудничества между Востоком и Западом. Считаю, Россия играет важную роль сегодня в этом процессе. Если этот процесс сотрудничества будет способствовать дальнейшему развитию новой и многосторонней дипломатической системы, состоящей из научных институтов, сети регулирующих органов, средств массовой информации и неправительственных организаций наряду с правительствами для решения глобальных проблем, он также будет способствовать процессу арктической научной дипломатии.


***

Луиза Бродт, специально для GoArctic


далее в рубрике