Арктическое беспокойство Брюсселя: в чем стратегия?

Дмитрий Михайличенко
7 Октября, 2021, 06:29
Арктическое беспокойство Брюсселя: в чем стратегия?

Фото: Guillaume Périgois / Unsplash


Европейская комиссия активно работает над обновлением арктической политики Евросоюза, а депутаты Европарламента публично и активно высказываются про возрастающий уровень угроз стабильности в регионе. В чем стратегия такой политики и чьим интересам она отвечает?


Зона мира и международного сотрудничества

Нормативно большинство высказываний евробюрократов исходит из принципа Арктика – зона мира и межународного сотрудничества. Поскольку сейчас наблюдаются очевидные факторы, которые подвергают риску формат международного сотрудничества, европейские депутаты высказывают озабоченность и постоянно говорят об угрозах безопасности.

Прежде всего, они, логично, адресуются Китаю и России, которые усиливают свои арктические стратегии. Характерно, что Комиссия пересматривает роль ЕС в Арктике в преддверии интегрированной политики ЕС к концу 2021 г.: в ближайшие недели парламент обсудит отчет и даст свое мнение по итогам его реализации.



Анна Фотыга. Фото: Евросоюз / CC BY 2.0


«Необходимо изменить восприятие Арктики»

Депутат Европарламента от Польши Анна Фотыга говорит о необходимости срочного изменения восприятия Арктики, так как все большая международная напряженность вынуждает Евросоюз пересматривать политику в этом направлении. При этом в Брюсселе говорят, что по мере увеличения доступности Арктики (что, собственно, происходит сейчас) роль Евросоюза будет возрастать.

Как следствие, Арктическая стратегия ЕС должна отражать новые реалии безопасности в регионе, рост геополитической напряженности и появление в нем новых игроков. 

При этом сами же европейские депутаты говорят о необходимости сотрудничества с Россией по Арктике, но весь этот дискурс упирается в санкции и крымский кейс 2014 г.


Уменьшить зависимость от Китая

Еще один параметр, на который упирает А. Фотыга – это уменьшение зависимости Евросоюза от Китая в плане редкоземельных и других ресурсов. Также говорится о необходимости строительства ледоколов для Евросоюза. 

В целом, Брюссель озвучивает претензии не только к Китаю или России, но и к своим странам – Дании (вместе с  Гренландией), Швеции и Финляндии. Евросоюз хочет, чтобы их арктическая политика была более прозрачной и управляемой для Брюсселя, в том числе и в аспекте сотрудничества и развития навигации. В свою очередь, в Копенгагене или Стокгольме и, тем более, не входящей в Евросоюз Норвегии, испытывают резонный скепсис по этому поводу.


Мельник Владимир zfi0001030715 (1).jpg

Фото: Владимир Мельник / GeoPhoto


Польша и Евросоюз: сложная диалектика

Безусловно, представляющая Польшу А. Фотыга далеко не всегда выражает интересы всего Евросоюза и северных стран этого объединения. Скорее, можно говорить, что Фотыга озвучивает что-то среднее между политикой Брюсселя и позицией Вашингтона, который требует от Евросоюза более активного участия в своих геополитических планах, но не готов делегировать ему большую субъектность. Евросоюз остается в фарватере политики США, и это безусловно устраивает Вашингтон.

Между тем, в планы Германии или Франции и уж, тем более, Швеции или Дании, не входит конфронтация с Россией или Китаем. Взаимные выгоды от торговли и сотрудничества намного перевешивают геополитические риски и факторы конфронтации. Однако Польша как верный союзник США ведет дело к более резким оценкам и, посредством своих представителей, сгущает краски.

В то же время, можно сказать, что сотрудничество России с Евросоюзом по арктическим вопросам было бы гораздо более интенсивным, если бы не санкционное давление. И Москва, и Брюссель осознают возможности и перспективы синергии, но в свете санкционного давления этот фактор деактуализирован. 

Москва не позволит Евросоюзу обрести субъектность в рамках Арктического совета, правда, и попытки сделать из этой организации «закрытый клуб» далеко не всеми приветствуются. Как следствие, эксперты прогнозируют вывод арктической темы за ее пределы и формировании какой-либо иной мета-структуры в перспективе 5-10 лет. В случае, если это произойдет, Евросоюз в ней, несомненно, будет иметь больше влияния. Что для России, подчеркнем, отнюдь не обязательно будет плохо. Ведь перспектив для развития сотрудничества довольно-таки много и, если стороны оставят в стороне факторы геополитической напряженности (которые, подчас, подогреваются искусственно), параметры взаимодействия и взаимовыгодной реализации проектов могут возобладать как ключевой подход двух субъектов.

А пока Брюсселю приходится довольствоваться жесткой риторикой представителей Польши и пытаться усилить взаимодействие по арктическим параметрам с входящими в Евросоюз Данией, Швецией и Финляндии.

По итогам этого года ожидается корректировка стратегии Евросоюза, однако будем надеяться, что в нем победят сторонники умеренной и конструктивной политики, которая не предполагает резкой конфронтации с ключевыми акторами арктической политики.


***

Дмитрий Михайличенко, специально для GoArctic


далее в рубрике