Полярный день саммита

Северный морской путь
Владимир Ераносян
19 Июня, 2021 | 16:59
Полярный день саммита
Фото: Любовь Трифонова / GeoPhoto


Точка соприкосновения интересов

Саммит Путин-Байден, уже названный историческим в Кремле и Белом доме, был оценен положительно. Обозначены позиции и направления сотрудничества, принято совместное заявление по стратегической стабильности, стороны договорились о возвращении послов на места службы в Вашингтон и Москву, решили продолжить консультации по дальнейшей судьбе Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Но все же, это лишь часть официальной повестки. Что было за закрытыми дверьми, и стало ли это достоянием гласности на пресс-конференции? 

Журналисты отметили, что оба лидера оживились на своих пресс-конференциях, когда речь зашла о возможном взаимодействии в Арктике. И этот момент весьма интересен. Когда Джо Байден на пресс-конференции упомянул, что стороны обсудили, как сделать Арктику  регионом, где возможно сотрудничество, а не конфликт, именно это вселило надежду на позитив и задало определенный тренд на переформатирование отношений. 

Показательно и другое. Путин, проявив невероятную осведомленность в трактовках Конвенции по морскому праву 1982 года и Полярного Кодекса 2017 года, признал, что сотрудничество в Арктике лучше вражды. Россия, являясь с этого года председательницей Арктического совета, намерена конструктивно вести диалог со всеми восемью странами – членами Арктического совета. Китай не имеет такого членства, но шпилькой в сторону Китая это уточнение Путина называть преждевременно. Почему? Это надо разобрать подробно.


xavier-von-erlach-yEsQzAhDKQs-unsplash.jpg

Фото: Xavier von Erlach / Unsplash


Не милитаризация, а восстановление 

Путин попросил не конструировать из России жупел и не обвинять ее в милитаризации региона. Строительство военной инфраструктуры на основе новых технологических решений является всего лишь восстановлением наших пунктов базирования, а пункты дислокации МЧС призваны обеспечить оперативность спасательных операций для всех заинтересованных в развитии северной логистики сторон.

А ведь республиканцы перед саммитом обвиняли Джо Байдена в капитулянтских жестах. К примеру, в нежелании ужесточать санкции по «Северному потоку-2» и «сливании арктических интересов США». Конгрессвумен от Республиканской партии Лорен Боберт даже демонстративно испугалась за участь Аляски, утверждая, что Байден, в силу своего нездоровья, может ей пожертвовать. 

«Я очень надеюсь, что Джо Байден случайно не вернет Аляску Путину во время встречи. Я молюсь за Америку, потому что на таком мероприятии еще никогда не было столь неквалифицированного политика», – такое заявление в адрес действующего президента США сделала Боберт.

Одно можно сказать с полной определенностью – вопрос о принадлежности Аляски на саммите точно не поднимался. Даже в закрытой части переговоров. Шутки шутками, но сдвиг наметился именно во льдах Арктики. У США с Россией в этом регионе есть точки соприкосновения. По словам Путина, тема Арктики важна, и обе страны должны и могут там нормально сотрудничать.  Однако вопрос разрешения иностранным судам проходить по внутренним морям в Арктике является суверенным правом России. При этом Россия этим правом вовсе не злоупотребляет. Эта фраза и была ключевой, приглашающей.


Никитин Ярослав_ jnk01130000 .jpg

Фото: Ярослав Никитин / GeoPhoto


Придираться никто не хочет, но может

Упоминание Путиным утвержденного приарктическими странами Полярного кодекса можно считать филигранным способом показать, что непризнание Соединенными Штатами международных норм, касающихся свободы судоходства, или их субъективная трактовка могут быть дезавуированы простыми техническими требованиями о проходе судов. 

Они могут касаться, к примеру, ледокольного сопровождения грузовых судов. Если это патрульный ледокол с любым, даже артиллерийским, вооружением, либо с техническими средствами, способными ставить радио-электронные помехи, собирать разведданные, то их будут воспринимать не как ледоколы, а как угрозу национальной безопасности.

Согласно Полярному Кодексу, суда, оперирующие в арктических районах в течение периодов, когда может произойти обледенение, должны быть обеспечены средствами для предотвращения обледенения антенн, необходимых для навигации и связи. Придраться можно и к судам с ледовыми усилениями. В соответствии с главой 3 Полярного Кодекса, если оборудование на судне имеет сенсорные устройства, которые сконструированы ниже корпуса, то такие сенсоры должны быть защищены от взаимодействия со льдом. 

Для выполнения функциональных требований Кодекса, касающихся судов, осуществляющих самостоятельное плавание в районах с 24-часовым освещением (в условиях полярной ночи), тоже существуют правила. Эти суда должны быть оборудованы как минимум двумя дистанционно вращающимися узконаправленными поисковыми фонарями с управлением с мостика, обеспечивающими освещение дугой 360 градусов или другими средствами визуального обнаружения ледового покрова.

Словом, если гость нежелателен, Полярный Кодекс, а не только Конвенция и российское законодательство, однозначно признающее историческое право России на Севморпуть, поможет нашим пограничникам выполнять свои профессиональные обязанности. 

Так или иначе, крупнотоннажным судам, участвующим во взаимодействии с ледоколом при ледокольной проводке, придется либо нанимать российского лоцмана, знающего все тонкости прохода и делегированного нашей страной для безопасности мореплавания, либо рисковать. Оборудовать судно вручную приводимым красным проблесковым огнем на корме не совсем удобно. К тому же, этот огонь должен иметь дальность видимости по крайней мере на две морские мили. Лучше привлечь российских специалистов. Для безопасности и уверенности прежде всего. 

Хорошо уже то, что Путин, заметив, что досконально знает как пункты Конвенции, так и требования Полярного Кодекса, все же  пригласил американцев к сотрудничеству, подчеркнув, что именно Арктика может стать мостом сближения позиций по всем другим мировым проблемам.


Романова Людмила rolu212080567 (2).jpg

Фото: Людмила Романова / GeoPhoto


Против кого дружим?

Когда американцы в Анкоридже на Аляске пытались повлиять на Китай, давая понять, что путь в Арктику лежит через признание прав Китая в этом регионе Соединенными Штатами, Пекин не поверил. 

Очевидно, что в Арктическом регионе не считаться с позициями России, окрепшими в последние десять лет, не выйдет. Из всех арктических государств именно Россия обладает большей частью арктического шельфа, атомным ледокольным флотом, фрезерующим любые толщи льда (у Китая всего два ледокола, у США – три, исчерпавших временной ресурс), и инфраструктурой портов, в развитие которых с недавних пор вкладывается и китайский бизнес.

Реальность такова, что Россия не только согласно Морской конвенции, но и фактически контролирует Северный морской путь. США с этим не согласны, но Вашингтон не согласен и с контролем другим приарктическим государством – Канады – Северо-западного прохода. Согласие или непризнание США ничего сегодня не меняет. Мир изменился, раз даже член Альянса НАТО Канада может прямо заявить, что претензии Вашингтона необоснованные, трактовки Соединенными Штатами положений Конвенции не соответствуют их признанным всем миром значениям. 

Байден наверняка продвигал на саммите идею, что главным оппонентом нынешней системы управления Арктикой является вовсе не Вашингтон, неверно истолковывающий правила свободы судоходства, признавая Конвенцию в одних водах, и отрицая ее в других, а Китай, объявивший себя в 2018 году приарктическим государством. 

Здесь кроется главная цель США – наживка России брошена. Как отреагирует Кремль – вопрос второй. Пауза продлится не менее полугода. Китаю, конечно, придется поволноваться. Но будет ли торговаться Россия?


15643323131_7809aa8505_k.jpg

Фото: Natalie Tapson / Flickr / CC BY-NC-SA 2.0


Уместен ли торг

На сегодня ни один из членов Арктического совета, включая кстати и Россию, не признает арктических амбиций Китая.  Россия, являясь председательницей Арктического совета, категорически против стремления нивелировать географический фактор в арктической политике и увеличивать число наблюдателей организации. 

То обстоятельство, что Владимир Путин оживился на своей пресс-конференции, комментируя именно арктический аспект саммита, красноречиво свидетельствует о том, что слабое место США обнаружено. И оно же является, как ни парадоксально, сильным для России. Китай, и еще раз Китай. Только экспансия Китая, экономическая прежде всего, волнует Америку по-настоящему! Ну что ж, у России есть это понимание. Карты раскрыты.

Значительное внимание, уделенное на саммите арктической теме, ее подробное обсуждение и в расширенном формате саммита является свидетельством наличия прагматической заинтересованности обеих сторон в налаживании сотрудничества. И старт этого сотрудничества находится в суровом регионе. Полярный день наступает. И как ни странно, теплый бриз повеял с Севера.

Байден протянул руку Путину по собственной инициативе. Он отшучивается от своих прежних обвинений и оскорблений в адрес российского президента, показывая миру тренд на деэскалацию. Путин осторожно принимает правила игры. Теперь уста его заокеанского коллеги не произносят нелицеприятные высказывания, а предельно тактичны.

В условиях разворачивающегося конфликта США и Китая, Россия, конечно же, может обрести некоторую ограниченную свободу маневра, но все будет зависеть от того, насколько далеко Соединенные Штаты готовы зайти в деле сдерживания Китая. Развяжут ли они войну, естественно, чужими руками, в регионе Южно-Китайского моря? Даже локальная война, а тем более с таким государством, как Китай, поменяет правила и тренды. Одно дело – война Холодная, Гибридная, но другое дело, война горячая, да еще и с Китаем… 

Арктическая повестка безусловно выгодна России. Потепление на сей раз началось в Арктике. Но оно может привести и к взрыву, если им неправильно и нерационально воспользоваться. Игра продолжается.


***
Владимир Ераносян, специально для GoArctic

далее в рубрике