Пульс приарктической политики: Китай ковидного периода

Дмитрий Михайличенко
15 Августа, 2020 | 05:12
Пульс приарктической политики: Китай ковидного периода
Фото: Jean de Pomereu, International Polar Foundation

 

Ресурсы, торговый путь, исследования, ледоколы. Возрастающая пульсация приарктической активности Пекина вызывает все больше беспокойства у США и других «западных партнеров». На фоне развернувшейся в период пандемии торгово-экономической войны давление Вашингтона на Китай возрастает, но арктические ориентиры Пекина сохраняют свою устойчивость. Более того, можно говорить о возрастании активности именно в период пандемии.

 

Интересы и ресурсы

Подход Китая к Арктике прагматичен. Очевидные интересы – ресурсы и Северный морской путь, позволяющий значительно сократить расстояния доставки товаров в Россию, Европу и Северную Америку. О значимости Северного морского пути для Пекина косвенно говорит и тот факт, что в Китае он был переименован в «Полярный шелковый путь».

Китай строит новые ледоколы и активно использует уже имеющиеся. Даже несмотря на строительство своих ледоколов, США отстают от Китая по этому параметру. Кстати, в настоящий момент ледокол «Сюэлун-2» находится в арктической экспедиции (маршрут – 12 тыс. морских миль).

Китай подписал договор о Шпицбергене и имеет возможность проводить научные исследования на заполярном архипелаге. С 2004 г. функционирует китайская станция Arctic Yellow River в Ню-Олесунне.

 

Арктическая станция Хуанхэ (Arctic Yellow River) на Шпицбергене. Фото: Rerun van Pelt, Flickr

 

Главный арктический союзник

Китай, так же как и Южная Корея и Япония, крайне заинтересован в Северном морском пути. В отличие от них китайцы постепенно начинают вкладывать в российскую инфраструктуру, что свидетельствует: Пекин определился с главным арктическим союзником. Так, относительно недавно, Китай стал покупать российский сжиженный газ (20 % акций «Ямал СПГ» принадлежит китайским инвесторам). В Китае действует фонд Шелкового пути, который рассматривает различные проекты инвестиций в арктическую инфраструктуру России.

В середине июля 2020 г. было объявлено: «Газпромнефть» начала поставки в Китай арктической нефти (полуостров Ямал, месторождение Новопортовское, извлекаемые запасы составляют более 250 млн. тонн нефти, а также более 320 млн тонн газа).

Потенциал расширения арктических проектов с Россией высок. В среднесрочной перспективе вероятно участие Китая в обустройстве портов по маршрутам Северного морского пути.

 

Китайский ледокол «Сюэлун-2» («Снежный дракон»). Фото: news.cgtn.com


Ни арктическое, ни приарктическое

США не принимают арктических претензий Китая ни де-юре, ни де-факто. В середине апреля Госдеп США это четко обозначил. Вашингтон не принимает претензий Пекина на статус приарктического государства. Официальный Вашингтон постоянно подчеркивает: поведение Китая за пределами Арктики часто игнорирует международные нормы права. В качестве примера приводится Южно-Китайское море.

Пока у США нет оснований говорить о военной активности Китая в Арктике. Военно-морской флот Китая никогда не заходил в арктические воды. Однако формирование дискурса происходит в гипотетической плоскости. Западные аналитики (в США, Канаде и Норвегии и др.) прогнозируют, что «в долгосрочной перспективе китайское военное присутствие в арктическом регионе возможно».

 

Одним из следствий пандемии является поляризация международных отношений. На фоне китайско-американского противостояния, вполне вероятно, что Китай будет искать союзничества России, что выгодно и Москве.

Несмотря на союзнический статус с Москвой и общие интересы, подход Китая как приарктического государства отличается от российского, что может стать источником противоречий в средне- и долгосрочной перспективе.

Дипломатически Китай настаивает на глобальном значении Арктики, то есть как на достоянии всего человечества. Фактически, косвенно, Китай поддерживает разговоры об интернационализации Арктики, однако, в отличие от своих азиатских соседей, Пекин предпочитает прагматику. В среднесрочной перспективе Китай рассчитывает путем альянсов с Россией, Данией и Исландией обеспечить свое арктическое присутствие. В долгосрочной перспективе, учитывая возрастающий вес Китая в мировой экономике, Пекин намерен расширить свое влияние на Арктику.

 

***

Дмитрий Михайличенко, политолог, специально для GoArctic

далее в рубрике