Сейчас в Мурманске

09:19 ˚С
6+

«Саамская кровь»: шведский фильм о выборе идентичности

Коренные народы Севера
Валерий Кондаков
26 октября, 2021, 06:23

«Саамская кровь»: шведский фильм о выборе идентичности
Постер фильма «Саамская кровь».

Саамы – народ, живущий в массе своей на территориях России, Норвегии, Финляндии и Швеции. Правительство каждой из стран по-разному выстраивало отношения с этим своеобразным народом. Кинематограф каждой из Северных стран также стремится показать свой особенный образ саама. Особняком стоят кинокартины, снятые режиссерами с саамскими корнями. Шведский фильм «Саамская кровь», снятый таким режиссером, показывает жизнь саамов в этой скандинавской стране.

Норвежские фильмы о саамах «Проводник» (1987 год, режиссер Нильс Гёуп) и «Восстание в Каутокейно» (2008 год, режиссер Нильс Гёуп) показывают прошлое этого малого северного народа. Российская кинокартина «Кукушка» (2002 год, режиссер Александр Рогожкин) рассказывает о встрече русского, финна и саамки в 1944 году.


Режиссер Аманда Кернелл. Источник: Olotta / Wikimedia Commons / CC BY-SA 4.0


Шведский фильм «Саамская кровь» (2016 год) показывает жизнь саамов в XX и XXI веках. Режиссер картины Аманда Кернелл сама имеет саамское (южносаамское) происхождение по отцовской линии и поэтому неудивительно, что в 2015 году она сняла пятнадцатиминутный фильм «Stoerre Vaerie» (так на южносаамском называется горный район в Лапландии). В этой короткометражке Кернелл показала мучительный прием собственной идентичности саамкой Элле Марьи (актриса Мэй-Дорис Римпи). Она с сыном и внучкой (в которой угадывается сама Аманда) приезжает на похороны сестры и вспоминает свою жизнь. После успешного участия фильма в нескольких фестивалях было принято решение снимать полнометражный фильм, подробно показывающий жизнь саамов в интернате и мучительный выбор идентичности, а кадры из короткометражки были использованы в начале и конце фильма.


Постер фильма «Stoerre Vaerie». 

На главную роль юной Элле Марьи пригласили Лене Сесилию Спаррок, а ее младшую сестру сыграла ее младшая сестра Миа Эрика Спаррок, обе были настоящими саамками-оленеводами. Вообще, в фильме все саамские роли исполнили саамы, а шведские – шведы.


Сестры Спаррок на кинофестивале. Источник: IMDb 

Сюжетно фильм как бы состоит из двух частей – современных событий, когда шведка Кристина с сыном Олле и внучкой Санной приезжают в саамское поселение, чтобы проститься с умершей младшей сестрой и ее воспоминаний о юности. Сначала они участвуют в церемонии прощания, а затем сын и внучка улетают на вертолете в саамские стойбища, чтобы участвовать в обряде «клеймения» оленя, когда специальным ножом животному подрезают ухо. Сын хочет, чтобы мать также приняла участие в ритуале, но та предпочитает остаться в отеле и выпивать в обществе престарелых шведок, рассуждающих о том, какие саамы шумные и как от них дурно пахнет.


https://montages.no/files/2017/03/sameblod1-e1489326420560-1080x465.jpg

Саамские дети в интернате. Кадр из фильма «Саамская кровь».

Оставшись одна, Кристина начинает вспоминать, как училась в 1930-х годах в специальном интернате для детей оленеводов и что ее звали саамским именем Элле Марья. К ней в интернат приезжает младшая сестра Ньенна, которая не желает там жить, а хочет поскорее вернутся к матери и оленям. И только традиционная саамская техника пения – йойк помогает Ньенне пережить расставание с привычным укладом жизни. Впрочем, йойк запрещен в интернате, как и многое другое: детей заставляют говорить на правильном шведском языке и не общаться по-саамски на уроках, в противном случае их бьют линейкой по рукам.


Getting-to-Know-Finnish-Poet-Edith-Södergran-Scandinavia-Standard-1.jpg

Три образа Эдит Сёдергран, стихи которой повлияли на выбор идентичности.

При этом Элле Марья сближается с учительницей Кристиной Лайлер из Смоланда, которая дает ей почитать книгу стихов уроженки Санкт-Петербурга Эдит Сёдергран. Ницшеанские стихи Сёдергран сподвигли Элле Марью бороться с унижениями в жизни. Она лучше всех говорит по-шведски, поэтому ей поручают приветствовать комиссию из Уппсалы, из Государственного института расовой биологии. Эта комиссия проводит исследование по физической антропологии, в связи с чем юных представительниц саамского народа измеряют и фотографируют обнаженными (сама сцена съёмки изображена, как расстрел). Элле Марья борется за свое достоинство, но проигрывает: антропологи используют ее как объект исследования, а затем шведские мальчики надрезают ей ухо, как клейменному саамскому оленю.


https://observancyfilmblog.files.wordpress.com/2018/01/sami-blood-sameblod-venice-2.jpg

Антропологическое измерение. Кадр из фильма «Саамская кровь».

Все больше читая по-шведски стихи Эдит Сёдергран (которая выбрала себе шведскую идентичность) Элле Марья стремится порвать с саамским прошлым и стать «настоящей шведкой». Она переодевается в шведское платье, совершает обряд омовения (символическое крещение), чтобы избавиться от запаха, и идет на танцы, где знакомится с Никласом из Уппсалы, представившись своим шведским именем Кристина. После насильственного возвращения в интернат Элле Марью наказывают розгами, но это не самое страшное: от нее отворачиваются соплеменники (даже младшая сестра) за то, что она переоделась и убежала на танцы к шведам.


https://www.kinofilms.ua/images/photos/h1000/481647.jpg

Никлас. Кадр из фильма «Саамская кровь».


Элле Марья приходит к любимой учительнице, чтобы та помогла ей перебраться в Уппсалу для дальнейшего обучения, но та отказывает, так как «исследования показали, что саамы не могут жить в городе, и они нужнее в Лапландии». Тогда Элле Марья сбегает из интерната, крадет одежду в поезде и сжигает национальный костюм, оставляя только отцовский нож для клеймения оленей. Теперь она окончательно зовет себя Кристиной.

Кристина приезжает к Никласу и пытается остаться у него, но родители считают, что «саамы должны оставаться самими собой». Кристина ночует в парке, но тяга к знаниям не ослабевает, и она, представившись немкой Кристиной Маер, приходит учится в специальную гимназию в Уппсале.


https://montages.no/files/2017/03/sameblod3.jpg

Кристина на уроке физкультуры, где все выполняют шведскую гимнастику. Кадр из фильма «Саамская кровь».

Ей там все очень нравится, Кристина чувствует себя как рыба в воде. Поскольку гимназия платная (200 крон за два семестра), она приходит просить деньги к Никласу. Он празднует день рождения и собравшиеся просят Кристину исполнить йойк, она делает это, но чувствует себя неловко, потому что ей указывают на саамскую идентичность.


https://www.kinofilms.ua/images/photos/h1000/481644.jpg

Кристина приходит за отцовским поясом. Кадр из фильма «Саамская кровь».

Никлас не дает денег, и Кристина вынуждена вернуться к матери, чтобы просить пояс умершего отца с серебряными украшениями, продав который, она сможет закончить обучение и интегрироваться в шведское общество. Поначалу мать отказывает, и Кристина в знак протеста убивает отцовским ножом «своего оленя», то есть свою саамскую идентичность, и получает заветный отцовский пояс.

События снова переносятся в современность: Кристина примиряется с сестрой (пусть и после смерти) и своим народом. Если саамке Элле Марье для того, чтобы стать шведкой Кристиной, пришлось сжечь национальный костюм, перестать исполнять йойк и даже зарезать отцовским ножом «своего оленя», то ее внучка Санна (читается режиссер фильма Аманда Кернелл), принимая участие в обряде клеймения оленя, хочет почувствовать свою «саамскую кровь», возможно, меняя свою идентичность.


Режиссер (в центре) и актрисы, исполнившие роль Элле Марьи / Кристины, в стилизованных саамских костюмах.


Фильм «Саамская кровь» получил массу наград на фестивалях в Гетеборге, Салониках, Токио, Венеции и Санта-Барбаре, и признание кинокритиков и зрителей. Он показывает одну простую вещь: от своего народа просто так не уйти. Элле Марья «превратилась» в Кристину и интегрировалась в шведское общество, но ее потомки хотят помнить свои саамские корни. Шведы противились (по крайней мере, по фильму) интеграции саамов в городское общество, они хотели сохранить их традиционный уклад, пусть и с получением образования по шведскому образцу в специализированных интернатах, где происходили всяческие «перегибы на местах», впрочем, не сопоставимые с канадскими. Да и сами саамы (за редким исключением типа героини фильма) хотели и хотят сохранять свою идентичность.


***

В.В. Кондаков, историк, историк кино. Специально для GoArctic

далее в рубрике