Сейчас в Мурманске

05:56 13 ˚С Погода
6+

За чем наблюдает Китай в Арктике

Северный морской путь
Владимир Ераносян
19 Ноября, 2021, 06:46
За чем наблюдает Китай в Арктике
Фото: Jean Wang / Flickr / CC BY-NC-ND 2.0


Интеграция Севморпути в Ледовый шелковый путь

Как известно, Арктический совет (АС) был учрежден в 1996 году. Он является межправительственным форумом, который по значимости в период так называемой  «Арктической лихорадки» в регионе ничуть не уступает Совбезу ООН применительно к миру.

Председательство России в Арктическом совете началось 20 мая и продлится до 2023 года. За это время состав стран-наблюдателей вряд ли расширится. Их уже 13, включая Китай. Сам факт попыток проникновения в организацию со стороны стран, которые находятся весьма далеко от высоких широт, показателен. Наконец-то в альтернативный Суэцу  судоходный маршрут поверили. 

Началась гонка, так как многие страны опасаются не успеть к освоению крупнейших мировых месторождений нефти и газа, которые находятся на Арктическом шельфе. Но самое главное — пренебрегая Северным морским путем, существенно сокращающим маршрут из Юго-Восточной Азии в Европу, можно в буквальном смысле опоздать на европейский рынок.

Россия не возражает против интеграции в китайский проект «Ледовый шелковый путь» своего СМП. Это подтвердил в недавнем заявлении Посол по особым поручениям МИД, старшее должностное лицо Арктического совета Николай Корчунов. 

В 2020 году китайская судоходная компания COSCO Shipping выполнила одиннадцать рейсов по СМП. Китай является крупным инвестором в наше Заполярье: доля в проекте «Ямал-СПГ» Китайской национальной нефтегазовой компании (CNPC) составляет 20%, еще 9,9% у китайского Фонда Шелкового пути.  Кроме того, китайские инвесторы участвуют в проекте «Арктик СПГ-2», так же являющемся детищем российского «Новатека». 


44641270272_3800767b77_k.jpg

Фото: -EZEK / Flickr / CC BY 2.0


Белый дом против китайской «Белой книги»

Что касается позиции России в отношении проникновения Китая в регион, то, по сравнению с риторикой США относительно Пекина, Россия доброжелательна к желанию Поднебесной играть большую роль в Арктике. Россию стратегия Китая, отраженная в его «Белой книге», не пугает. А вот Белый дом напрягается не на шутку.

Суть политики Белого Дома в отношении Китая отражается в заявлении помощника госсекретаря США Марши Берникэт о роли Китая в Арктике. В арктических планах Китая Вашингтон видит не только экономическую экспансию, способную подорвать доминирующую роль США в мире, но и опасность потенциального военного присутствия Китая в регионе.  

Естественно, главной претензией к китайцам объявлено недостаточное внимание к вопросам окружающей среды. Под ширмой этих упреков по большей мере скрывается страх потерять европейский рынок и позволить Китаю получить новую логистику, не контролируемую военными блоками, аффилированными с Вашингтоном. 

США даже намекают Москве, что готовы объединить усилия в программе борьбы с ненасытным Пекином. Но при этом душат нашу страну санкциями и ограничивают тем самым приток европейского капитала в арктические проекты России. А китайцам предлагают сепаратные сделки против российского доминирования в Арктике. Эта амбивалентность в конечном итоге выходит боком самим американцам. Рабство ведь в США отменено. Так что диктовать, как и с кем сотрудничать стране с самым протяженным Арктическим шельфом американцы не могут. Особенно с учетом их продвигаемой парадигмы интернационализации Арктики.  


8740752447_7e2bd0709b_k.jpg

Министерская сессия Арктического совета в Кируне, Швеция, 2013. Фото: Арктический совет / Linnea Nordström / CC BY-NC-ND 2.0


Чем окончилось противостояние Пекина и Осло

В тот самый день, когда в Кируне (Швеция) на восьмой министерской сессии Арктического совета Китай был утвержден в качестве страны-наблюдателя Арктического совета, началась новая эпоха освоения Арктики. Европейские деньги теперь конкурируют с финансами Китая. Более всего противилась присоединению Китая к арктическим делам, как ни странно, Норвегия. Этот конфликт, как водится, имел политический характер. 

Шероховатости между китайцами и норвежцами начались после  того, как Нобелевская премия мира 2010 года была дана китайскому диссиденту Лю Сяобо. Пекин воспринял решение Норвежского Нобелевского комитета как оскорбление. Китай начал чинить препятствия на ввоз в страну норвежского лосося, а МИД Норвегии намеревался блокировать предоставление Китаю статуса постоянного наблюдателя в Арктическом совете, которого Поднебесная добивалась с 2009 года. 

 Но интересы крупного бизнеса все же подтолкнули к размораживанию официальных контактов Осло с Пекином. В ходе одной из встреч высших чиновников с норвежскими бизнесменами управляющий директор Норвежской ассоциации судовладельцев Стурла Хенриксен прямо заявил, что Китай нужен Норвегии больше, чем Норвегия Китаю. 

После саммита АСЕМ 2012 года в Мьянме, где состоялась встреча премьер-министра Норвегии Йенса Столтенберга, ныне генсека НАТО, и премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао, начался процесс постепенной нормализации отношений. Последовавшее после этого заявление министра иностранных дел Норвегии Эспена Барта Эйде о том, что Норвегия поддержит присоединение Китая к Арктическому совету, было логической развязкой затянувшейся распри. 


3488073081_dd29707009_k.jpg

Вэнь Цзябао. Фото: Мировой экономический форум / Flickr / CC BY-NC-SA 2.0


Что дает Пекину статус наблюдателя

Что касается России, то Москва не предпринимает никаких шагов в ограничении привлечения китайских партнеров в российские энергетические проекты. Китайские компании имеют контракты на модернизацию Архангельского морского порта, на строительство железнодорожной магистрали Белое море — Коми ― Урал (Белкомур). В Поднебесной понимают, что развитие Севморпути создает условия для увеличения грузооборота портов Северо-Восточного Китая и провинции Шаньдун — Даляня и Циндао.

При этом тактика Пекина, состоящая в постепенном продвижении своих интересов, направлена на самостоятельные ледовые проводки и отказ от лоцманского сопровождения третьих стран. Очевидно, что наличие всего двух действующих ледоколов (заложен третий) не позволяют Китаю действовать в этом направлении быстро. Но Китай никуда не спешит. 

Сегодня он уклоняется от конфликтов, копит ресурсы и, согласно китайским стратагемам, ожидает благоприятных условий. Став в 2013 году наблюдателем в Арктическом совете, Поднебесная согласилась с юридическими правами большой арктической восьмерки, поэтому стремление интернационализировать управление регионом для Китая сегодня не приоритетная задача. Китайцы, активно инвестируя в Гренландию и Исландию, хотят лишь закрепиться в регионе, создав на островах удобные плацдармы для своего продвижения. 

Как наблюдатель АС, Китай допущен к непосредственному участию в его работе. Правда, на уровне рабочих групп. При наличии консенсуса среди восьми членов организации заявления Китая, несмотря на второстепенное место наблюдателей в структурной иерархии АС, не могут игнорироваться. 

При этом некоторые выступления китайских политиков и военных, таких, как контр-адмирал Инь Чжо или научный сотрудник Шанхайского института международных исследований Чэна Баочжи, о том, что Арктика принадлежит всему миру, так что ни у одного народа нет над ней единоличной власти, заставляют очень внимательно оценивать китайскую активность. 

По словам Баочжи, «невообразимо представить, чтобы неарктические государства оставались пользователями арктических морских маршрутов и потребителями энергоресурсов Арктики без возможности участия в процессе принятия решений, так что конец монополии циркумполярных держав в арктических вопросах становится абсолютной необходимостью». 

Безусловно, эти высказывания не являются официальной позицией Пекина, но от этого они не вызывают меньшей настороженности. Ведь истинные намерения Поднебесной сперва артикулируются лидерами мнений и признанными в стране экспертами. К тому же, Китай подтвердил свою готовность следовать принципам АС, а значит подобные заявления идут вразрез с политикой организации. 

Превалирование конструктивных подходов и умение России нивелировать разногласия взаимовыгодным партнерством на данном этапе сдерживают аппетиты растущей экономики Поднебесной. Факт приема Китая в АС, безусловно, имеет для Пекина определенное политико-символическое значение. Он говорит об отсутствии дискриминации и явной предвзятости ко второй экономике мира со стороны циркумполярных держав. 

Возможно Китай и будет использовать свой статус наблюдателя в качестве рычага для реализации своих скрытых приоритетов, но, в любом случае, не сегодня. В краткосрочной перспективе они сосредоточены в экономической плоскости. 

Военного присутствия в регионе у Китая нет. Для России это один из главных факторов, позволяющих рассматривать Китай как одного из главных потенциальных инвесторов в развитии Севморпути и портовой инфраструктуры шельфа. Понятно, что Россия никогда не откажется от преимуществ действующего режима Северного морского пути в угоду принципу свободного мореплавания в Арктике, который поддерживают США, Дания и тот же Китай.  При этом Китай не педалирует эту тему. Поднебесная не стремится к немедленному военному присутствию в регионе. Китай заботит прибыль. Ему экономически выгодно, что вопросы добычи природных ресурсов, строительства инфраструктуры лежат вне пределов юрисдикции АС. Проще договариваться с конкретными странами.  

Каждая арктическая держава решает вопрос сотрудничества с Китаем по собственному усмотрению. Китай весьма удовлетворен, что двустороннее сотрудничество с Россией не регламентируется компетенциями АС, и тем более мнением Вашингтона. 

Освоение китайскими судоходными компаниями Севморпути, так называемые арктические рейсы крупнейших китайских перевозчиков, таких как COSCO, изучение китайскими компаниями экономической эффективности перевозок между портами Китая и Исландии через СМП дает основания полагать, что экономическая целесообразность для Китая важнее военной составляющей. При данном геополитическом раскладе в северных широтах Китай в ближайшей перспективе воевать там ни с кем не собирается. Он хочет там зарабатывать. 


***

Владимир Ераносян, специально для GoArctic


далее в рубрике