Сейчас в Мурманске

01:43 15 ˚С Погода
6+

Ястребы на службе в Арктике

В мире животных
Анжела Коляда
29 Июня, 2022, 08:05

Ястребы на службе в Арктике
Фото предоставлены Натальей Раевской


Первый в Арктической зоне РФ экотехнопарк, запущенный в Мурманской области в 2018 году, также первым в Арктике начал решать проблему нашествия тысяч птиц на полигоны твердых коммунальных отходов. Как на заполярном полигоне ТКО внедряли систему биорепеллентации и почему к отпугиванию птиц необходим творческий подход?


Нашествие крылатых

Орнитологическая служба экотехнопарка была создана осенью 2021 года. На полигоне тогда собиралось одновременно около 2500 чаек разных видов. За неполный год работа принесла видимые результаты – поголовье непрошенных гостей сократилось в несколько раз.

– Термин «биорепеллент» расшифровывается как «живой отпугивающий фактор», – рассказывает ведущий инженер по орнитологическому обеспечению безопасности объекта захоронения Мурманского филиала АО «Ситиматик» Наталья Раевская. – Надо сказать, что орнитологические службы существуют давно – в аэропортах, на зернохранилищах. На полигонах тоже решили применить такую технологию. Первая экспериментальная служба биорепеллентации была создана на полигоне в Новочебоксарске при участии доктора биологических наук, орнитолога, президента НКО «Русский сокол» Ильдара Еналеева. Позже орнитологическая служба появилась и в Мурманской области.

Раевская объясняет, что птицы – серьезная проблема для экотехнопарков. Чайки, вороны сбиваются в большие стаи, которые насчитывают несколько тысяч голов, и мешают работе, пачкают пометом технику и строения. И, самое главное, разносят зооантропонозы – опасные для человека и животных болезни. В их числе орнитоз, сальмонеллез, птичий грипп и болезнь Ньюкасла.

Биорепеллентами в экотехнопарке Мурманской области стали ястребы-тетеревятники Дарвин и Кассиопея. Перед этим раненные птицы попали к Раевской на реабилитацию.

– Дарвину третий год, у него внутрисуставной перелом плеча. Кассиопее идет второй год, у нее перелом коракоида – косточки, которая крепит плечевой пояс к килю. При таких травмах они не могут полноценно летать и самостоятельно добывать пищу, – рассказывает Раевская.


photo_2022-06-29_03-58-08.jpg


Своенравные и агрессивные птицы требуют терпения и специальной сноровки. Чтобы научиться с ними работать, Раевская обращалась к опытным сокольникам (ЮНЕСКО признало соколиную охоту нематериальным культурным наследием в ряде стран – прим.) и перенимала их опыт.

В экотехнопарке хищники отправляются на рейд на специальной сокольничьей перчатке. Одного вида Дарвина и Кассиопеи достаточно, чтобы чайки и врановые инстинктивно пугались и улетали.

Всего в составе орнитологической службы двое ястребов и трое инженеров.

– Сам факт постоянного присутствия хищника – а стайные птицы в какой-то момент осознают, что хищная птица здесь живет – внушает страх и вынуждает стайных птиц покинуть эту территорию, – объясняет ведущий инженер по орнитологическому обеспечению.



Творческий подход и изобретательность

При этом стайные птицы продолжают проверять свою «кормушку», раз за разом возвращаясь на полигон. Поэтому важно, чтобы хищник инспектировал территорию регулярно и на протяжении длительного времени.

– Кроме того, мы говорим о стайной птице, а у них есть такая манера поведения, когда они могут пожертвовать одним членом стаи, чтобы остальные поели. То есть логика следующая: ястреб поймает одну птицу, поест и в этот день больше охотиться не будет, что позволит остальным особям чувствовать себя спокойно, – подчеркивает Наталья.

При этом, если чайки не отличаются высоким уровнем интеллекта, то врановые – птицы сообразительные и наблюдательные. Поэтому, к примеру, для отпугивания их не подходят даже очень реалистично выполненные макеты хищников. Врановые уже через несколько дней поймут, что на самом деле реальной угрозы для них нет, и будут игнорировать «подделки» под хищников.

По этой причине в арсенале орнитологической службы должен быть набор особых инструментов.

– Эта работа очень творческая, по шаблону ничего делать нельзя. Потому что регионы разные, площади экотехнопарков, рельефы, да и птицы тоже разные. В каждом регионе свои нюансы. И везде нужно будет решать проблемы, исходя из орнитологической ситуации. Территория нашего полигона большая и со сложным рельефом. В результате ястреба видно не отовсюду. Поэтому мы используем дополнительные технические средства: петарды, сигнал охотника, светошумовые патроны, пропановую пушку, – рассказывает Наталья. – В перспективе планируем использовать биоакустическую систему, которая будет воспроизводить звуки паники различных видов птиц.

Такой комплекс мер позволяет держать стайных птиц настороже, даже если у них нет визуального контакта с хищником. При шумовом или звуковом эффекте стая поднимется в небо и улетит – то есть необходимый порог вспугивания будет достигнут.


photo_2022-06-29_03-58-09.jpg


Специалисты орнитологической службы должны использовать разные комбинации из имеющихся инструментов отпугивания, чтобы они приводили к необходимому эффекту. Более того, им приходится учитывать и климатические особенности.

– Безусловно, свои коррективы вносят полярный день и полярная ночь. В чем-то они усложняют и упрощают работу, – делится Раевская.

Сейчас, в период полярного дня, когда солнце не заходит за горизонт, в орнитологической службе констатируют, что птицы смещают свой график активности. То есть, пока у ястребов идет «рабочая смена» и в течение дня они на полигоне, стайные птицы затихают. К вечеру, когда хищников отправляют на отдых, чайки снова активизируются.

Непосредственно сейчас у птиц период гнездования и выращивания потомства. В это время взрослые особи особенно активны, потому что им нужно выкармливать птенцов. То есть у Дарвина и Кассиопеи в этот период работы значительно больше.

В полярную ночь, когда световой день короткий, работа орнитологической службы упрощается, потому что в темноте стайные птицы не летают, не охотятся и не едят.

– Наибольшая активность птиц приходится на начало весны и конец осени, период миграции, когда они крупными скоплениями собираются на местах, где можно кормиться, – отмечает Наталья.


photo_2022-06-29_03-58-05.jpg


Авторские наработки

Биорепеллентация как прикладное направление орнитологии уже давно стала предметом изучения, описана в научных исследованиях и докторских диссертациях. Основной принцип работы, на первый взгляд, везде один и тот же. Тем не менее, опыт орнитологической службы в Мурманской области неповторим.

– К примеру, мы понимаем, что ни на одном другом полигоне чаек – сложной птицы для биорепеллентации – в таком количестве нет. Конечно, в портах тоже есть чайки, но там, если это не северный порт, нет полярного дня, который привносит особые сложности в работу, – говорит Наталья Раевская. – Поэтому если у коллег возникнут вопросы: как мы решаем те или иные проблемы, то мы непременно поделимся своим опытом.


***

Анжела Коляда, специально для GoArctic

далее в рубрике