Сейчас в Архангельске

09:47 ˚С
6+

Земля Франца-Иосифа: имена на картах

Природа Арктики
Владимир Привалов
6 ноября, 2022, 11:31

Земля Франца-Иосифа: имена на картах
Льды Земли Франца-Иосифа. Фото автора


Если обратиться к истокам и попытаться определить основные первопричины освоения арктического региона, то неизбежно выделяются два основания: промысловое и логистическое. С первым основанием все понятно: «море – наше поле» – источник не только высокобелковой пищи, но и ценных товаров (гагачьего пуха, «рыбьего зуба», меха и шкур) и ресурсов (соль, серебро, мусковит). В наши дни промысел ворвани или «рыбьего зуба» сменился на добычу полярных углеводородов. 

«Логистическое» основание в развитии Арктики вызывает вопросы: необходимо ли его выделять отдельно? Очевидно, что до мест промысла необходимо каким-то образом добираться, выстраивать логистику. Но так происходит везде, не только в арктическом регионе. Что же в этом особенного?

Безусловно, если бы не усилия иностранных держав по поиску северно-восточного прохода начиная с XVI века, раз за разом терпящие неудачу, упираясь в непреодолимую преграду Новой Земли, то ни о каком «особом» статусе выделения «логистического арктического основания» не могло бы идти речи. Однако вместо желаемой Индии и Китая англичане открыли для себя Московию с ее обширными рынками сбыта и мощной сырьевой базой, что повлекло за собой зарождение и развитие торгово-экономических, дипломатических, культурных и прочих отношений. 

Кроме того, тяжелые условия плавания и стратегическая значимость Севморпути для развития отдаленных регионов страны также позволяют выделить это «логистическое основание» в самостоятельную категорию. 

Конечно, со временем добавлялись и иные причины развития арктического региона: проведение научных исследований (научное основание), обустройство военной инфраструктуры для обеспечения безопасности (военное основание). Но так или иначе, потребности науки и обороны проистекали из первоначальных основ, зависели от уже указанных ведущих целей. 

Однако в истории Арктики случилась и так называемая «гонка на Северный полюс», когда внимание всего мира было приковано к газетным полосам с последними новостями об отважных арктических первооткрывателях. В этой гонке по большому счету отсутствовал глобальный экономический смысл. Чистый задор, дух авантюризма и неизбывное желание стать первым...

У Шпенглера есть поразительно точные, обнажающие суть этой безудержной европейской пассионарности, строки:

«Воля к власти, обнаруживаемая также и в сфере этического, страстное желание возвести свою мораль во всеобщую истину, навязать ее человечеству, переиначить, преодолеть, уничтожить всякую иную мораль – все это исконнейшее наше достояние»; эта культура («фаустовская» по Шпенглеру – прим. автора) «в сильнейшей степени направлена на расширение, будь то политического, хозяйственного или духовного характера; она преодолевала все географически-материальные преграды; она стремилась, без какой-либо практической цели, лишь ради самого символа, достичь Северного и Южного полюсов; наконец, она превратила земную поверхность в одну колониальную область и хозяйственную систему».

Этот отрывок из знаменитого шпенглеровского «Заката Европы», опубликованного столетие назад, сегодня звучит как нельзя актуально. Ведя честный разговор, нельзя не сказать, что и мы являемся частью европейской культуры. 

Но – к счастью – всего лишь частью. 

С наибольшей точностью и яркостью это безудержное пассионарное движение к Северному полюсу проявляется в пестрой топонимике Земли Франца-Иосифа. Неудивительно, поскольку многими экспедициями архипелаг рассматривался как «аэродром подскока» в рывке к долгожданному полюсу. И это мы выносим за скобки историю открытия и происхождения названия самого архипелага (распространенные еще со школьной скамьи вопросы: «где Австро-Венгрия и где ЗФИ? Причем тут территория России и австрийский император Франц-Иосиф?»). 

Если приблизить карту архипелага и вчитаться в названия многочисленных островов, проливов, мысов, бухт, ледников, то глаза разбегутся! Остров Белл и Греэм-Белл, пролив Де-Брюйн и залив Дежнева, мыс Ерминии Жданко и остров Кверини, мыс Кремсмюнстер и Пасхи, гора Чурляниса на острове Гукера… Основные названия открытым географическим объектам присваивали австрийцы и немцы, голландцы, англичане, американцы, итальянцы, норвежцы, русские… Мало какой другой регион Российской Федерации звучит столь по-европейски разноязыко!..


222222.jpg

Карта Земли Франца-Иосифа, составленная Ю. Пайером


Впрочем, наши соотечественники «спотыкались» (в семантическом смысле) о Землю Франца-Иосифа еще со времен Российской империи. Как известно, в ходе поисков пропавших экспедиций Г. Я. Седова и Г. Л. Брусилова 16 августа 1914 года к мысу Флора удалось пробиться парусно-моторному судну «Грета». Начальник поисковой группы, руководитель западной спасательной экспедиции, капитан I ранга Исхак Ибрагимович Ислямов объявил архипелаг российской территорией и водрузил русский флаг, изготовленный из листового железа. 


3333.jpg

И. И. Ислямов 


К тому времени уже разразилась Первая мировая война, в которой Австро-Венгрия выступила нашим противником, и участник русско-японской войны (на броненосце «Севастополь» в Порт-Артуре), боевой офицер Ислямов предложил переименовать архипелаг, названный именем тогдашнего австрийского кайзера, в Землю Романовых. Из-за ряда бюрократических проволочек возможное переименование не состоялось. 

История не знает сослагательного наклонения – но, если бы это переименование произошло, то его неизбежно бы вновь переименовали большевики. Мы это знаем наверняка по конкретным примерам Романова-на-Мурмане (Мурманск), Александровска-на-Мурмане (Полярный), Новониколаевска (Новосибирск), Земли Императора Николая II (Северная Земля) и др. Примечательно, что, когда в первые годы установления советской власти на суверенитет над ЗФИ претендовали норвежцы, они называли архипелаг «Землей Фритьофа Нансена». 

Впрочем, эти норвежские топографические «присвоения-обозначения» мы знаем и по нынешней истории именования Шпицбергена−Свальбарда. 

Свой суверенитет над ЗФИ СССР пришлось отстаивать силой. Когда в 1933 году норвежские промысловики в сопровождении боевых кораблей нарушили границу, советские эсминцы, сторожевики и подводные лодки, пришедшие в Баренцево море по Беломоро-Балтийскому каналу, открыли огонь.

В 1955 году с целью окончательного закрепления архипелага в советской юрисдикции было принято решение о переименовании ЗФИ.

Комиссия при ВЦИК СССР внесла варианты: архипелаг Ломоносова или памяти Ленина; Отдел научных учреждений при СНК СССР: Земля Вайпрехта или Земля Кропоткина; Русское Географическое Общество, Академия Наук СССР, Институт по изучению Севера предложили назвать архипелаг в честь… всё того же Нансена. Однако к общему мнению стороны не пришли. Решили оставить уже устоявшееся название.

На территории ОГМС им. Кренкеля (остров Хейса, ЗФИ), где автор провел незабываемые дни лета 2022 года, хранится распечатка с портретом американского исследователя Арктики, судового врача Айзека (Исаака) Хейса (1832-1881), именем которого и назван остров. 


444444.jpg

Исаак Израиль Хейс (Isaac Israel Hayes)


Совсем неподалеку, в бывшем здании клуба-столовой, знававшей лучшие времена, превосходно сохранился настенный портрет бывшего начальника обсерватории Эрнста Теодоровича Кренкеля. С присущим полярникам юмором метеорологи подумывают о совместном размещении доктора Хейса и Эрнста Кренкеля в помещении кают-компании. Осталось раздобыть и привезти приличные портреты надлежащего качества… В этой веселой задумке проявляется объединяющая роль Арктики. Тезис о тесном научном сотрудничестве наглядно иллюстрирует сама история бывшей обсерватории Дружной на острове Хейса (нынешняя метеостанция – правопреемница как обсерватории, так и первой станции в бухте Тихой). Недаром обсерватория была создана в ходе мероприятий Международного геофизического года (1957-1958 г.)! А Международный геофизический год – это продолжение двух предыдущих Международных Полярных годов (1882 и 1932 г.), идеологом которых выступил первооткрыватель ЗФИ Карл Вайпрехт.


5555.jpg

Покинутое здание клуба-столовой обсерватории им. Кренкеля. Остров Хейса, ЗФИ. Фото: Ю. Токарев


Стоя дозорным на крыше старого здания обсерватории, в сотый раз поворачиваясь, «делая круг почета» и обозревая окрестности, чтобы к работающим у берега товарищам не подкрался истинный хозяин этих мест – белый медведь, невольно скользишь взглядом по скошенным ледяным вершинам ближайших островов, воочию знакомясь с географией ЗФИ. 

Остров Винер-Нейштадт, названный Ю. Пайером в честь австрийского города, где он учился. Остров Солсбери, открытый весной 1881 года экспедицией Ли Смита, названный в честь английского премьер-министра. Остров Чамп, названный в честь участника экспедиции Фиала 1904-1905 года. И – темная продолговатая скала в проливе Ермак. Остров Ферсмана. При взгляде на эту голую скалу становится немного обидно за нашего маститого геолога-академика. 


666.jpg

Остров Хейса. На втором плане: пролив Ермак, остров Ферсмана. Ледяные вершины островов Солсбери и острова Чамп. Фото автора


Текущие изменения климата вносят свой вклад в облик современной Земли Франца-Иосифа: в архипелаге появляются новые острова и проливы. И значит весьма возможно появление новых имен на картах российской Арктики…


***

Владимир Привалов, специально для GoArctic 

далее в рубрике