Как скрытое иногда становится явным. Лемминги на Новой Земле

В мире животных Природа Арктики
Иван Мизин
11 Октября, 2021, 12:18
Как скрытое иногда становится явным. Лемминги на Новой Земле
Копытный лемминг в руках человека. Видны крупные когти передних лап, из-за которых вид получил своё название.


Когда говорят о дикой природе арктических островов, сразу возникают образы белых медведей или северных оленей, а иногда и овцебыков. Эти животные имеют достаточно крупные размеры тела, чтобы быть заметными для человека. Но есть и другие виды, которые играют не менее важные роли в экосистемах, но редко демонстрируют себя. Хотя тайн в их жизни предостаточно, а разгадывать такие секреты – невероятно увлекательно. Речь пойдёт о мышевидных грызунах – леммингах.

В отряде Грызуны (Rodentia) есть семейство Хомяковых (Cricetidae), которое, в свою очередь, включает несколько родов леммингов. Эти небольшие зверьки населяют лесную, тундровую, альпийскую, субарктическую и арктическую зоны нашей планеты в Европе и Северной Америке. Главная их особенность, про которую слышали многие, – периодические «всплески численности», когда происходит скачок рождаемости, и тысячи леммингов начинают мигрировать по округе в поисках новых территорий. Наверняка многие слышали о массовых миграциях норвежских леммингов, которые заканчиваются гибелью этих зверьков. Затем наступают спад и депрессия популяции, во время которых несколько лет животных очень мало. И вновь такой цикл повторяется с периодичностью в несколько лет. Водятся лемминги и на арктических архипелагах, только на Шпицбергене их нет, там живёт другой вид грызунов, скорее всего, завезённый случайно человеком, – восточноевропейская полёвка; ну, и на Земле Франца-Иосифа, покрытой ледниками, отсутствуют грызуны. А вот на Новой Земле лемминги живут, хотя про их жизнь известно меньше, чем про загадочного местного северного оленя! Известно, что здесь обитают лемминги копытный (Dicrostonyx torquatus ungulatus), населяющий сухие каменистые места, и сибирский (Lemmus sibiricus), предпочитающий более увлажнённые участки тундры. Непосредственно в тундре у леммингов много еды: листочки полярной и арктической ив, осоки, злаки… А вот насколько далеко на север может проникнуть лемминг, способен ли он дойти до «самого края моря», расположенного в зоне полярной пустыни?

Север архипелага Новая Земля. Растительности мало, в основном – каменистые пустоши; травоядные виды млекопитающих, оседло обитающие здесь, отсутствуют. Только группы северных оленей изредка двигаются вдоль берега моря в поисках пищи. И вдруг, на почти безжизненной заснеженной каменистой равнине видны протоптанные ходы, норки, гнёзда из травы, кучки помёта. Это – следы жизнедеятельности как раз копытных леммингов. Конечно, никаких копыт у этих грызунов нет, просто когти передних лап утолщены, поскольку жить приходится среди твёрдого каменистого грунта.


  Остатки подснежных жилищ леммингов, мыс Иогансена, 2014 год.


Есть такое растение, орхидея Венерин башмачок, которая зацветает через восемь, а то и все пятнадцать лет после прорастания семени. Вот и наш герой, копытный лемминг, показывается человеку на севере Новой Земли очень редко, поэтому мало кто может похвастать, что видел его, а уж тем более -- сказать, что знает, как он живёт.

Наблюдать их случается крайне редко в силу своеобразной биологии этого вида, о которой будет сказано позднее. Сведения о периодических наблюдениях леммингов имелись в воспоминаниях полярников метеорологической станции «Мыс Желания». Там указывалось, что такие животные встречаются в каменистых осыпях. Но десять лет назад, когда создавался парк «Русская Арктика», никто не мог сказать конкретно, есть ли тут эти зверьки, потому что в сезоны 2011-2013 годов никаких признаков того, что лемминги живут на территории парка, не было.

Всё изменило лето 2014 года. Первая же высадка научной группы в заливе Русская Гавань показала, что повсюду имеются следы каких-то мелких грызунов – многочисленные экскременты, остатки подснежных ходов. Было высказано предположение, что более южное расположение Русской Гавани по сравнению с основной территорией парка определяет обитание леммингов именно здесь. Однако спустя неделю уже на другой, суровой Карской стороне архипелага, в заливе Ледяная Гавань, стало ясно, что мы являемся свидетелями всплеска численности леммингов в Арктике (по крайней мере, в её западной части). Следы этих животных были повсюду. Под кустом полярной ивы, под камнями были видны норы, а на южных склонах холмов – оставлены кучки экскрементов. В бухте Мурманца кроме экскрементов и нор были впервые найдены остатки зимних убежищ леммингов в виде шаров из сухой травы (предположительно, щучки дернистой).


 Лемминги часто обитают рядом с арктической ивой.



  Следы подснежной жизни леммингов: ходы и гнёзда.


Такая же ситуация была и в районе мыса Желания – повсюду были следы жизни леммингов. Небольшие колонии отмечены у дома бывшего скотного двора полярной станции, в противоположной от базы национального парка части озера Комсомольского, за домом маячника на мысе Желания, вдоль озера Аммонального, на косе Серебренникова, у мыса Елизаветы, у мыса Иогансена… Отмечены ходы в снегу длиной до 60-100 метров, гнездовые камеры, тут и там – небольшие кучки экскрементов. Самыми распространёнными биотопами, где нашли колонии леммингов, оказались места на склонах холмов или выходов коренных пород на стыке с равнинными участками, где больше всего скапливался снег. Несколько раз наблюдали самих животных, которые перемещались от одного убежища к другому. Один лемминг был даже вывезен в Архангельск, где он умер 12 декабря в офисе национального парка, не выдержав непривычно комфортных условий жизни в клетке. С другой стороны, срок жизни копытных леммингов невелик и не превышает трёх лет, а то и одного года, поэтому, скорее всего, для той особи наступило время естественной смерти. 


 Вид героя нашего рассказа.


С тех пор такого «нашествия» больше не доводилась наблюдать – ни самих леммингов, ни косвенных признаков их присутствия не видели. Но столь интересный факт остался зафиксированным, а поэтому изучение вида в районе мыса Желания не прекращалось ни на один сезон.  

Вообще, надо сказать, что лемминги интересны ещё и потому, что с ними связана жизнь ещё нескольких арктических видов. На леммингов, в том числе копытных, охотятся песцы, полярные совы, поморники. Птиц, питающихся преимущественно мелкими млекопитающими, называют «миофаги». Если леммингов много, то и такие хищники-миофаги начинают размножаться активнее. А в годы, когда грызунов нет, арктическая пустыня становится ещё более безжизненной. Изучать леммингов важно и потому, что они являются одним из ключевых звеньев тундровых арктических экосистем, косвенно влияя на другие местные виды. Например, на острове Врангеля, в наиболее изученном месте российской Арктики, выяснили, что от леммингов зависят не только песцы и птицы-миофаги, но и гусеобразные, а также насекомые (шмели), да и вообще состояние растительности.

Вот, например, песец (Alopex lagopus), полярная лисица на мысе Желания (мы часто упоминаем это место как символ северной оконечности Новой Земли, «края мира»). Живёт тут круглогодично, питается яйцами и птенцами птиц, остатками добычи белых медведей. Но число встреч с песцами возрастает, когда вокруг много леммингов. Эти хищники сразу переключаются на поиск грызунов. У песцов появляется больше потомства, они также шире распространяются по побережью в такой «удачный» год.


  Следы песца, преследующего леммингов.


До самой крайней точки архипелага летят вслед за леммингами белые, или полярные совы (Nyctea scandiaca). Обычно данный вид в районе мыса Желания не встречается. А вот 26 сентября 2014 года здесь были замечены две особи сов, одна – более пёстрая, другая – более светлая. Птицы сидели на возвышенных местах, перелетали. Четыре совы держались вблизи поселений леммингов от мыса Елизаветы до мыса Иогансена в течение всей осени. Судя по окрасу оперения, это были самки и молодые птицы. Они прикочевали по следам леммингов с юга, но, возможно, могли иметь гнездо и неподалёку, учитывая обилие корма в этот год.

 Взрослая самка полярной совы недалеко от мыса Желания.

Ещё один вид пернатых хищников, гнездящийся не у берега моря, а подальше в тундре, тоже на севере Новой Земли, «любит» леммингов. Это – короткохвостый поморник (Stercorarius parasiticus). Из трёх видов небольших поморников, обитающих в Арктике, только он достоверно гнездится в новоземельской части парка «Русская Арктика». Летая над полярной равниной, поморники хорошо видят, есть ли где лемминги. Если добычи много, то в гнезде бывает два яйца, а если не очень, то одно, или вообще гнездования может не быть. Найти гнездо поморника непросто, несмотря на кажущуюся открытость мест (ведь никакого особенного сооружения птица не делает). В других частях Заполярья на леммингов охотятся и средние (Stercorarius pomarinus), и длиннохвостые (Stercorarius longicaudus) поморники.


 Короткохвостый поморник, отвлекающий человека от гнезда.



 Гнездо короткохвостого поморника – просто яйца на моховой кочке.


Не прочь полакомится леммингом, если такая возможность подвернётся, северный олень, поедающий низкую полярную растительность. Белые медведи были замечены раскапывающими подснежные убежища леммингов. В общем, эти грызуны во время своей пиковой численности становятся важным звеном пищевой цепочки в Арктике.

Каждый год учёные на мысе Желания ждали новой встречи с леммингами. Примерно зная, что их резкое увеличение численности бывает раз в три-пять лет, ждали этого в 2018-м, 2019-м, 2020-м… Но тщетно. И только случайно автоматический фоторегистратор, установленный на старой полярной станции, зафиксировал грызуна осенью 2020 года, когда этого уже не ждали! 


 Фото лемминга, сделанное фотоловушкой на мысе Желания.


            Была надежда на новые находки и во время подготовки к экспедиции 2021 года, что зверьки смогут размножиться зимой в своих убежищах, и их число возрастёт до такого размера, что опять можно будет провести исследование. Но, увы, опять леммингов не было видно. И вот, в конце августа этого года, внимание к деталям ландшафта снова принесло результаты, да ещё какие! Под геодезическим знаком, где могли садиться для отдыха и осмотра местности птицы, найдены их погадки, состоящие из шерсти и костей леммингов. Затем, было найдено ещё несколько погадок, а также помёт песца, в котором были когти грызунов. Изучение погадок хищных птиц – один из эффективных методов изучения грызунов какой-либо местности. Проглатывая добычу целиком, птица затем отрыгивает непереваренную её часть, сохраняя целыми кости. Поэтому находка нескольких погадок, состоящих из леммингов, – большая удача. Во-первых, одна находка была совсем свежая, -- значит, копытные лемминги и в этом году в небольшом количестве обитают у мыса Желания, и мы получили ещё один факт из их жизни. Во-вторых, впервые получены образцы зубов, костей, пригодные как для морфологического описания, так и для генетических исследований. Через несколько месяцев учёные смогут дать более точные характеристики леммингам, живущим на самом краю ареала.


  Погадок птицы, в котором видны останки леммингов.

 

Конечно, самая главная загадка леммингов – выяснение периодичности и закономерности их массового размножения – пока не решена на Новой Земле. Для этого нужно много лет, тем более, как пишет известный арктический зоолог Михаил Стишов, в XX веке на острове Врангеля периодичность циклов численности составила пять-шесть лет, тогда как в других частях Арктики – примерно четыре года. Это значит, что в разных частях ареалов и у разных видов леммингов такие циклы имеют сходную структуру, но разную временную характеристику. Нам же важно, что наконец-то зафиксирована своеобразная точка отсчёта по копытному леммингу Новой Земли – 2014 год, когда был большой пик численности вида, к которому уже будут «привязываться» будущие исследователи.

Вообще, лемминги Новой Земли ещё преподнесут много сюрпризов учёным. Недавно, например, на Южном острове этого архипелага была найдена и исследована новая генетическая линия норвежского лемминга, который живёт, на минуточку, в Фенноскандии! Не гибрид между копытным и сибирскими видами, как можно было бы предположить, а совершенно новый подвид! Такое открытие указывает на то, что на Новой Земле в плейстоцене существовал загадочный полярный рефугиум (убежище) для адаптированной к холоду наземной фауны, где могли сохраниться следы древних миграций различных видов млекопитающих. А поскольку архипелаг был закрытым полигоном для ядерных испытаний в течение полувека, и современные сведения о его фауне далеко не полные, впереди ещё много находок. И искать их надо не только среди белых медведей, но и среди других обитателей Арктики, порой совсем мало известных широкой публике.


Автор: Иван Андреевич Мизин, зоолог, к.б.н., заместитель директора по научной работе национального парка "Русская Арктика".

Фотографии автора.

далее в рубрике