Кулой: от грибной фермы до купания в солеварнях

Туризм
27 Августа, 2021 | 12:50
Кулой: от грибной фермы до купания в солеварнях
Подосиновик и беломошник.


Песчаная дорога бежит среди вековых сосен. По бокам проглядывают грибные поляны, беломошник. Кулой пинежский (Кулоев в Архангельской области два) спрятан от глаз проезжающих мимо людей трёхкилометровой защитной лесной зоной. Деревня стоит на невысоком правом берегу одноимённой реки в двухстах сорока с небольшим километрах от Архангельска. Ведёт к ней региональная дорога Архангельск — Пинега — Мезень. Треть дороги — первоклассное шоссе, остальное — построенная при царе Горохе грунтовка. Зимой, когда на помощь дорожным службам приходит Мороз Иванович, дорога замерзает, обретает прочный кристаллический каркас. В это время по ней не страшно и сотню вёрст развивать. Осенью и весной добраться тоже можно, но скорость местами приходится снижать до пешеходной. От дождей, таяния снегов под колёсами расплывается липкая, тягучая смесь из песка, глины, мелких камней. Весной на дорогу выходит правый приток Северной Двины — Пинега -- сразу на нескольких участках. Она погружает в мутную воду мосты, а порой и целые деревни. Казалось бы, летом дорога должна быть отличной. И это, отчасти, так. Но если несколько дней не выпадали осадки, на ней поднимается плотный пылевой туман. Он снижает видимость, проникает во все щели, скрипит на зубах мелким песком. Дорожные службы считают направление неперспективным для укладки твёрдого покрытия. По их мнению, для этого по грунтовке должны ездить не менее четырёхсот автомобилей ежедневно или около полутораста тысяч в год.
1. Проселок, ведущий в Кулой.jpg
  Просёлок, ведущий в Кулой.



Грибные войны

Впрочем, поклонников кулойского лесного царства,плохая дорога не останавливает. Кулой люб жителям за богатство природных даров. Сюда ездят буквально за всем: за белыми грибами, груздями, подосиновиками, брусникой, клюквой, морошкой, щукой, хариусом, горбушей, сёмгой. Зимой владельцы снегоходов прорываются в первозданную тайгу для охоты на волка, лося, дикого оленя. Местные жители, знавшие время, когда дорогой считалось протоптанная трактором в лесном массиве тропа, относятся к положению дел со смирением, а некоторые категорически против строительства хороших дорог. Они считают, что асфальтовая трасса откроет путь к дарам леса всем желающим. Это приведёт к наплыву собирателей дикоросов, нанесёт экологический вред тайге, снизит возможности по сбору ягод, грибов, ловле рыбы у тех, кто исконно жил на этой земле. Иван (имя изменено по просьбе собеседника), проживший в Кулое всё своё детство, критикует приезжающих за потребительское отношение к лесу:
— Люди с города едут, чтобы набрать побольше и обратно. Некоторые одним днём оборачиваются. Да что там с города, с Пинеги (40 километров) едут десятками машин. В лесу бутылки, бумага, пакеты, другой мусор. Не успеешь утром выйти прогуляться -- как уже толпами ходят. Старые грибы топчут, ягоды собирают варварски, комбайном. А комбайном повреждаются соцветия, кусты. Может, где-то и есть современные совки, которые аккуратно снимают, но у нас-то все старыми собирают, а у кого-то ещё и вручную сделаны. Топтать грибы тоже ведь нельзя, они размножаются. Пару раз пытался поговорить, а всё бесполезно. Одному скажешь -- топчут другие. А браконьеров сколько? В прошлом году один лосиху беременную застрелил. Ну что это вообще?


Проблема массового сбора дикоросов возле деревни, действительно, существует. Кто-то собирает корзинку на жарку, да засолить на зиму, а кто-то собирает мешками, вёдрами, ящиками, чтобы сдавать грибы да ягоды в оптовых масштабах. Насколько большой вред они наносят среде — вопрос дискуссионный. Возможности по сбору дикоросов для местных жителей, безусловно, снижаются. Но у деревенских всегда есть преимущество по времени. Горожанам, да и жителям других территорий района до Кулоя ещё надо добраться. Местные же могут отправиться в лес сразу после утреннего чаепития.

Артём Матвеев, бабушка и мама которого жили в Кулое, к превращению деревни в площадку для грибного и рыбного туризма тоже относится негативно. Он считает, что здесь стоило бы организовать турбазу и заповедный участок, чтобы предотвратить вред природе:
 — То, что народ отовсюду едет, не есть хорошо. Приезжают из Москвы, Питера, со всей Архангельской области. Мне, рыбаку, грустно смотреть, как вылавливают всю рыбу подряд, как пьянствуют на реке и у рыбацких изб, оставляя горы мусора и бардак внутри. Так же и в лесу: выдирают грибы и ягоды с корнями, мусорят. Хорошо бы организовать базу отдыха, как, например, в Голубине. Но при этом сделать заповедной какую-то часть леса. Сейчас там вырубают деревья, и очень много.


По пути к деревне возле дороги видны старые и свежие просеки. Заготовку леса в Пинежском районе ведут как небольшие частные предприниматели, так и один из крупнейших архангельских лесозаготовителей: Группа компаний "Титан". Если микропредприятия продолжают рубить лес, не думая о сырьевой базе завтрашнего дня, то "Титан" ведёт подготовительную работу, чтобы постепенно перейти от экстенсивного метода вырубки лесов к интенсивным. Последний отличает строгое соответствие деревьев определённым критериям перед вырубкой, а также постоянное качественное лесовосстановление и уход за молодым лесом. "Титан" активно поддерживает стремление природозащитных организаций к организации заказников, чтобы сохранять реликтовые и первозданные леса. Организация заказника в границах реки Кулой -- дело уже решённое. Его площадь составляет более 28 тысяч гектаров. Заказник был создан для сохранения лишайниковых сосняков, еловых и травяных лесов, водно-болотных ресурсов реки Кулой, а также для борьбы со снижением популяции лосей. Рубки в заказнике разрешены только с целью противодействия пожарам и для уборки старых, больных деревьев.



Лакомство хоббитов

Сам факт того, что на этих землях произрастают любимые грибниками белые и грузди, наводит на мысль коммерческого использования климатических и природных условий. Площади возле деревни не задействованы ни в какой хозяйственной деятельности. Огромные территории пустуют. Лишайниковые сосняки, о которых шла речь чуть ранее, обладают очень высокой урожайностью грибов. Закон запрещает использовать на территории заказника механизацию и химические удобрения, но никаких запретов, связанных с выращиванием грибов дикой среде, нет. Возле самой деревни есть много пустующих земель, которые не вошли в заказник и которые вполне можно использовать для организации грибного хозяйства. В летний период деревня оживлённая, следовательно, больших сложностей с поиском работников не возникнет. Для сбора грибов не требуются высококвалифицированные кадры, достаточно объяснить метод сбора и проверить закреплённые навыки у работников. Для местных жителей организация небольшого производства могла бы стать способом дополнительного притяжения к деревне. Работы на Пинежье не очень много, а простой и не очень сложный труд, приносящий доход, -- это хороший стимул.

Работающий в 60 километрах от Кулоя парк "Голубино", с ежегодным трафиком туристов около 10 - 12 тысяч человек (подсчёт был проведён до ковидных ограничений), мог бы стать одним из основных рынков сбыта для такого бизнеса. В Пинеге действует Пинежское потребительское общество — кооперация, занимающаяся производством пищевой продукции и поставляющая её на местный и региональный рынок. Это ещё одна крупная точка сбыта. Не стоит забывать и крупные торговые сети, которые, хоть и по более низким ценам, чем все остальные, но тоже готовы принимать оптовые партии дикоросов. Бывшие и нынешние жители деревни оценивают идею организации сельскохозяйственной деятельности на территории как здравую, но больше склонны доверять привычным технологиям.
Мария Малыгина, работавшая в деревне в советский период заведующей клубом, считает, что Кулой -- наиболее подходящее место для разведения скота. По её словам, в советский период в Кулое было поголовье так называемого ремонтного стада, которому требуются наиболее комфортные условия роста и питания. Ремонтное стадо -- это подрастающее коровье поколение, которое пополняет основное вместо выбывающих оттуда по разным причинам животных. Рядом с деревней много заливных лугов, есть места для свободного летнего выпаса скота. Частичная автоматизация молочного производства наверняка могла бы решить часть кадровых проблем деревни. А вхождение Пинежского района в АЗРФ значительно снижает налоговую нагрузку. Не стоит забывать и про программу "Арктический гектар". На сегодняшний день земли возле Кулоя даже не вошли в первый этап предоставления, но лишь по одной простой причине: у районной администрации просто не хватает ресурсов на оперативную отработку всех участков Пинежья. Площадь района больше территории Бельгии.



Dolce Far Niente

Кулой располагает к релаксации. Высоченные сосны, проложенные среди них песчаные дорожки, противопожарные разрывы, создающие приятную перспективу для взгляда. Белый мох, посреди которого вырастают деревья, словно космические корабли или небоскребы. Пение птиц, шум ветра в верхушках сосен. Даже когда хлещет проливной дождь, будто кто-то открыл кран, даже когда по небу словно кто-то катает грозовые бочки -- кажется, что этот лес скрадывает все звуки, превращая их в глухое ворчание и мягкий шелестящий шёпот. Хочется упасть на беломошник, лежать и просто смотреть вверх, улетая между еловых лап в бесконечную космическую даль. Но самое интересное, что здесь нет мобильной связи. Да-да, это значит, что смартфон можно смело бросить в машине и забыть про него на всё время лесной прогулки. Никаких уведомлений, звонков, сообщений. Здесь полная изоляция от внешнего мира. Естественный цифровой детокс в естественной природной среде...
Казалось бы, что у территории серьёзные недостатки: удалённость от внешнего мира, отсутствие средств связи с ним, неразвитая инфраструктура. Но все эти недостатки превращаются в достоинства, если кто-то решится на создание здесь места отдыха. Среди здешних жителей ходит слух, что в Кулое лет пять назад собирались строить санаторий. Якобы на это решился владелец частной клиники из Пинеги Алексей Прохоров. Он инвестировал в строительство церкви в деревне, у него там был свой дом. Алексей скоропостижно ушёл из жизни в апреле 2018-го, но легенды, порождённые его любовью к Кулою, живы по сей день. Одна из совладельцев частной клиники Алексея Прохорова Елена Земцовская рассказывает, что идея о строительстве в Кулое санатория всегда была привлекательной, но в тоже время все понимали, что для её реализации нужны очень большие инвестиции и штат медицинских специалистов, которого на Пинежье не хватает даже в обычных больницах:
Когда я ещё работала в государственной клинике, мы обсуждали этот вопрос. Не в рамках какой-то реальной идеи, а просто мечты. Вот бы здорово в Кулое открыть санаторий, там этот солёный источник, лечение грязями, все дела. Но мы же понимаем, что, даже если найти деньги на строительство здания, закупку оборудования, то есть серьёзная проблема, с которой нам справиться очень тяжело: дефицит квалифицированных медицинских кадров. Для санатория нужны узкие специалисты, терапевты, средний медперсонал, который будет проводить процедуры. Его у нас просто нет.


С санаторием, понятное дело, тяжело. Но идея организации на базе деревни туристического лагеря имеет право на жизнь. Турбаза, помимо стандартных туристических услуг по демонстрации достопримечательностей и вкусной кухни, могла бы предложить гостям оздоровительный отдых и рекреационные процедуры.



Солёное прошлое

У Кулоя богатая история. Деревня появилась на картах уже в середине прошлого тысячелетия. На карте одного из английских путешественников, от 1562 года, деревня обозначена как Кулойский посад.
13. Карта Московии 1562 года. Источник - ПИНЕГА РФ.jpg  Карта 1562 года.


Вероятно, окологородской статус в глазах заморских путников у деревни возник из-за находившейся в ней солеварни. Возле Кулоя есть скважина, из которой постоянно бьёт фонтаном солёная вода. Рядом находится соляное озеро. На этой базе несколько столетий существовала солеварня, которая разорилась лишь в конце девятнадцатого века из-за непродуманной политики государства и халатного отношения к делу наследников бизнеса. В советские годы, во время Великой Отечественной, солеварню вновь запустили, но лишь на короткий период войны. После этого все конструкции, вероятно, были демонтированы. До наших дней дошли только озеро и сам источник.
Озеро с солёной водой
  Озеро с солёной водой.


Воду из солёного источника на экспертизу никто не возил, но по вкусу она напоминает морскую. Соль с примесью горьких нот. Если вода безопасна для наружного применения, то турбаза могла бы предлагать гостям ванны для релаксации и процедур флоатинга. А чтобы туристам было интереснее, можно оформить флоатинг и ванны для релаксации в стиле древних солеварен. Он сохранён в письменных описаниях путешественников, посещавших Кулой в девятнадцатом и восемнадцатом веках.

— В тридцати пяти верстах от города Пинеги к Северу по реке Кулой находятся соляные озёра, принадлежавшие до 1867 года казне. Здесь сооружены были казённые варницы для добывания соли. В варницах помещались большие четырёхугольные плоские котлы (черены), под которыми вырыты были в земле ямы. В котлы по трубам напускали беспрерывно два дня солёной воды (рассола) из озера. Воду выпаривали, разводя и поддерживая в ямах сильный огонь. Вода испарялась, а на дне котлов оставалась соль. В варницах не было дымовых труб, а потому дым наполнял всю варницу, как в курной избе, соль же пахла дымом, — цитирует Архангельское общество изучения Русского Севера пинежский краевед и исследователь Галина Данилова.


Оформленные под древние варницы флоатинг-камеры привлекали бы внимание людей, охочих до погружения в необычное.

Кулой кажется местом силы. Но субъективные эмоции от природных ландшафтов не идут в сравнение с существующим положением дел в деревне. Сегодня Кулой -- это место слабости. Той же слабости, что усталой грустью лежит в сердцах тысяч таких же осиротевших деревень страны. Да, гулять по чудесным лесным дорогам хорошо, когда у тебя есть автомобиль и несколько часов свободного времени. Но какое заклинание надо произнести, чтобы было приятно гулять и по самой деревне? Чтобы глаз не натыкался на разрушающиеся дома? Чтобы печные трубы не выглядывали из развалин, будто здесь была война? Ситуацию, наверное, может изменить только предприниматель. Предприниматель, который учтёт все риски и сочтёт возможности деревни перспективными. Осталось придумать, где такого предпринимателя отыскать...
3. Лесная дорожка в лесах возле Кулоя.jpg

Автор: Алексей Павлов, Пинега.

Фото Алисы Павловой.

далее в рубрике