Наперегонки с браконьерами

В мире животных
Анжела Коляда
30 Апреля, 2021 | 14:14
Наперегонки с браконьерами


Лапландский заповедник, одна из самых крупных в Европе охраняемых природных территорий, на особом контроле у природозащитников и в зоне пристального внимания браконьеров по одной и той же причине – здесь обитает краснокнижный северный олень.

Всего в Мурманской области, по предварительным подсчетам, около трех тысяч диких северных оленей, треть обитает в Лапландском заповеднике. 

Инспекторы ООПТ вместе с общественниками регулярно совершают рейды и сталкиваются со следами присутствия браконьеров. Непосредственно в периметре заповедника нарушители не охотятся, но поджидают момента, когда олени во время миграции окажутся за его пределами. Доходит до того, что браконьеры строят в лесах избушки, чтобы в комфорте поджидать свою жертву. Нарушители также вкладываются в резвую технику – их мощные снегоходы играючи преодолевают большие пространства. В результате природозащитники зачастую оказываются в роли догоняющих.





Новогодний проект

Чтобы изменить баланс сил, на помощь пришло Баренц-отделение WWF России. Проект «Вокруг границ Лапландского заповедника» предусмотрел усиление позиций инспекторов. Во-первых, для заповедника решили закупить новые снегоходы. Во-вторых, в помощь государственным инспекторам пришли общественники, прошедшие обучение при поддержке дружественного фонда «Мурманский лосось».

Этот проект стал ключевым в новогодней кампании WWF России. На осуществление задуманного требовалось 4,5 миллиона рублей. К кампании присоединились звезды – Илья Лагутенко, Сати Казанова и другие, которые призывали сохранить северного оленя, символ Нового года. В итоге нужная сумма была собрана соратниками в короткие сроки, рассказывает директор Баренц-отделения WWF России Олег Суткайтис. 

«Наши сторонники откликнулись и сбор был закрыт уже в январе. Дальше шла работа по закупке техники, подготовке и обучению общественных инспекторов», – говорит Суткайтис.

В результате в 2021 году Лапландский заповедник получил два мощных снегохода и одни сани, которые вмещают четырех пассажиров, а проводимые рейды усилили десять новых общественных инспекторов.


photo_2021-04-30_14-10-17.jpg
Следы оленей на поверхности замерзшего озера. Животные предпочитают двигаться по следам друг друга, проверенными тропами.

Кружево следов на снегу

Во время рейда инспекторы заповедника ищут нарушителей и оценивают окружающую обстановку. На своем пути они встречают стада и группы оленей, лосей, места их отдыха и кормежки. Случается так, что за несколько часов на горизонте нет ни одного животного, но на снегу, особенно на поверхности замерзших озер, отчетливо видны их следы. Они складываются в кружевные узоры, по которым опытные инспекторы сразу расскажут, сколько оленей или лосей здесь проходило, что они делали, кружил ли рядом кто из хищников.

Если почти на берегу озера виднеются глубокие ямки со следами копыт, это означает, что олени приходили попить. Животные догадались вытаптывать снег до льда, чтобы там под солнечными лучами скапливалась вода, объясняет научный сотрудник заповедника Алекс Гилязов. 

Рядом с оленьими следами видны следы словно игрушечного медведя – это была росомаха, объясняет Гилязов. Терпеливая, выносливая и кровожадная, она подолгу преследует группу оленей, чтобы наконец напасть на самого ослабленного. Задранного оленя хватит ей надолго, кроме того, к пиру присоединятся куницы, лисы, хищные птицы.

«Росомаха серьезно тревожит оленя, ей хватает терпения кружить рядом, проходить большие расстояния, пока кто-то не отобьется от группы. Ее неспроста называют оленьим пастухом. Медведи, напротив, не часто охотятся на оленя – они тяжелые, проваливаются в снегу, а олени легкие и скоростные. По большому счету, даже волку, а их на удивление мало в заповеднике, сложно угнаться за оленем», – рассказывает Алекс Гилязов.

photo_2021-04-30_14-10-24.jpg

Научный сотрудник Лапландского заповедника Алекс Гилязов отмечает, что в ООПТ на 1 тыс. оленей приходится около 80 росомах.

Даже на большой скорости инспекторы наметанным глазом отмечают детали, которые постороннему человеку ни о чем не скажут. Среди таких – объеденные стволы сосен. Гилязов объясняет, что когда лосям не хватает подножного корма, они принимаются обгладывать деревья. Возраст оголодавшего лося можно определить по высоте заеда. Вычислить сосны, где совсем недавно кормился лось, легко по выступившим каплям смолы.

«Вообще это считается плохим признаком, потому что такой вид корма появляется в их рационе, когда нет молодняка, потому что их обычный корм – это молодые годовалые побеги ивы, березы, сосны», – объясняет Гилязов.

То, что не удается увидеть во время рейдов, попадает в обзор фотоловушек. Так ученые заповедника смогли узнать про нетипично раннее пробуждение медведей в этом году в конце марта (один из косолапых даже станцевал, с удовольствием почесывая спину о ствол дерева, и это видео стало популярным в соцсетях заповедника), про храброго лебедя-кликуна, который прогнал росомаху, чтобы защитить потомство.

«Сколько лет удивляюсь, что животные подходят к фотоловушкам – рассматривают, нюхают, но никогда не ломают их, хотя тому же медведю что вообще стоит лапой взмахнуть», – делится Алекс Гилязов.



Сообща

Общественные инспекторы фонда «Мурманский лосось» не имеют полномочий как государственные, да и за свою работу не получают вознаграждения. Тем не менее, активные северяне свободное время посвящают патрулированию заповедника и прилегающих территорий.

Председатель фонда «Мурманский лосось» Валерий Иркашев объясняет, что его активисты работают в тандеме с инспекторами Лапландского заповедника, инспекторами охотнадзора, лесного хозяйства. Маршрут тщательно планируют, чтобы, к примеру, инспекторы заповедника начинали рейд с южных границ ООПТ, а общественники – с северных. В результате периметр заповедника, а это порядка 400 км, взят под контроль.

«Благодаря помощи Баренц-отделения WWF мы имеем возможность совершать длительные переходы, снаряжаем рейды на три-пять дней, проходим по 400 км. Вокруг границ заповедника мы обнаружили уже более 50 изб, проводили множество разъяснительных бесед с людьми, встреченными в лесу за пределами заповедника. Чем чаще мы выезжаем в рейды, тем отчетливее люди понимают, что охрана налажена и появляться здесь с браконьерскими целями чревато – государственные инспекторы составят протокол, нарушителей ждут штрафы», – рассказывает Иркашев.

photo_2021-04-30_14-10-26.jpg
Валерий Иркашев, председатель фонда «Мурманский лосось», отвечает за подготовку общественных инспекторов и синхронизацию их работы с сотрудниками заповедника.

В конце 2021 года будут подведены первые итоги работы общественных инспекторов и проекта «Вокруг границ Лапландского заповедника». Особое внимание будет уделено количеству нарушителей и нарушений в лесу, и если их число снизится, проект можно будет считать успешным, а этот опыт – пригодным для масштабирования.

«Этот проект пилотный, мы отрабатываем схему взаимодействия – как могут кооперироваться общественные инспекторы, которые работают не на ООПТ, а вокруг этой территории. Если к концу этого календарного года результат нас устроит и заповедник подтвердит успешность проекта, то опыт будет распространен дальше. Интерес к проекту есть, с нами уже связываются из других национальных парков и заповедников», – подчеркнул Суткайтис.

Помощь продолжается

Лапландский заповедник продолжает получать поддержку не только от природоохранных организаций, но и от крупных промышленников, градообразующих предприятий.

В частности, Кольская ГМК выделила 7,5 миллионов рублей и приобрела на эти средства пять снегоходов для инспекторов заповедника. Это позволит обновить и расширить парк техники ООПТ и усилить рейды.


***
Анжела Коляда, специально для GoArctic

далее в рубрике