Научная экспедиция на реку Несь отправится при поддержке ПОРА

Наука Экология
5 Мая, 2021, 06:30
Научная экспедиция на реку Несь отправится при поддержке ПОРА
Фото: Peter Prokosch

В 2019 году российские ученые Федерального исследовательского центра комплексного изучения Арктики имени академика Н.П. Лавёрова Уральского отделения РАН обнаружили техногенные радиоактивные изотопы в реке Несь, протекающей на территории Малоземельской тундры Ненецкого автономного округа (Северо-Запад России). 

И хотя их количественные характеристики не превышают нормы, ученых заинтересовал источник данных техногенных радионуклидов. Проект экспедиции для обследования бассейна реки Несь был поддержан Проектным офисом развития Арктики (ПОРА). В свою очередь мы решили поговорить с молодым ученым Андреем Пучковым, одним из авторов исследования, о деталях предстоящей экспедиции, а также о предположительных причинах наличия радиоактивных цезия-137 и стронция-90 в рыбах реки Несь.


Андрей, расскажите о том, как прошла первая экспедиция.

В конце 2019 года мы провели экспедиционные работы на территории Малоземельской тундры Ненецкого автономного округа. Нашей целью было собрать пробы гидробионтов, в данном случае – рыб, обитающих в основных реках региона. Это реки Несь, Вижас, Ома, Снопа и Пеша. Целью отбора этих проб была оценка содержания естественных и искусственных радионуклидов в гидробионтах.


И что вы обнаружили?

Из всех изученных рек в плане техногенного радионуклидного загрязнения выделилась именно река Несь. В рыбе мы обнаружили искусственные радионуклиды цезий-137 и стронций-90. Чтобы подтвердить эти результаты, мы провели повторный отбор. Причем на этот раз мы провели отбор разновидового и разновозрастного состава рыб. И наши результаты снова подтвердились. Мы опубликовали научную статью по итогам наших исследований и запланировали крупную экспедицию по реке Несь в 2021 году.

Следует отметить, что обнаруженное количество техногенных радионуклидов не превышает нормируемых показателей, установленных санитарными правилами РФ, которые регламентируют качество продуктов питания. Единственная причина, по которой мы проводим нашу экспедицию, это тот факт, что река Несь отличается от остальных рек Малоземельской тундры в части наличия техногенных радионуклидов в рыбе.

photo_2021-05-05_01-14-03.jpg

Фото: ФИЦКИА РАН

Как вам удалось заручиться грантовой поддержкой?

Учитывая масштаб экспедиции, мы рассматривали разные варианты финансирования. Случайно в конце 2020 года мы узнали, что существует грантовая программа Проектного офиса развития Арктики (ПОРА). Суммы, выделяемой на юридическое лицо, как раз хватает на обеспечение наших целей. И я вместе с моим научным руководителем Евгением Яковлевым (заведующий лабораторией экологической радиологии, кандидат геолого-минералогических наук), естественно, решили подать заявку на грантовую поддержку. 


В чем заключается цель данной экспедиции?

Мы хотим взять пробы с максимального количества объектов окружающей среды: это донные отложения, почва, торф, растительность, вода, те же гидробионты. Наша цель – определить техногенный источник, который послужил причиной содержания техногенных радионуклидов в рыбе. 

Чтобы комплексно подойти к нашим задачам, мы продумали весь маршрут исследования – это около 300 км по реке. Также мы опробуем и близлежащие озера. Еще хочется отметить, что Ненецкий автономный округ довольно труднодоступен. Поэтому подобных комплексных исследований имеется в научной литературе крайне мало. А если говорить о реке Несь, то таких упоминаний и вовсе нет. Именно факт малоизученности данного региона добавляет новизны и актуальности в те исследования, которые мы собираемся провести. 


А можем ли мы предположить, почему эти радионуклиды обнаружены только в реке Несь? И как они вообще там могли оказаться?

Уже сейчас можно с какой-то более менее высокой вероятностью предположить, что основным источником радиоактивности в этом регионе является ранее не выявленный радиоактивный след от ядерных испытаний, которые проводили на Новой Земле. Те исследования, которые встречаются в литературе, крайне малочисленны и не имеют комплексного характера. Исходя из этого, можно предположить, что данный след мог «задеть» не только территорию Неси, но и реки и населенные пункты Чижа, Шойна и вообще всю территорию полуострова Канин Нос. Поэтому я думаю, что после экспедиции в Несь крайне важным станет провести радиоэкологический мониторинг и на этих территориях с целью выявления или опровержения факта возможного наличия повышенных концентраций техногенных радионуклидов. 

Кроме этого, мы хотим проверить, имеются ли там короткоживущие радионуклиды. Почему это важно? Надо понимать, что ядерные испытания на архипелаге проводились в период с 1955 по 1990 гг.. И, конечно, короткоживущие радионуклиды уже распались. Но, в случае обнаружения данных изотопов (например, цезий-134) в объектах окружающей среды, можно предполагать о «свежем» загрязнении. Это маловероятно, но нами будут проверяться любые гипотезы, потенциально обуславливающие наличие техногенных радионуклидов в рыбе и объектах окружающей среды. 


photo_2021-05-05_01-13-54.jpg

Фото: ФИЦКИА РАН


Как наличие этих элементов сказывается на окружающей среде? Допустим, что цезия-137 и стронция-90 было бы больше нормы – что тогда?

Данные радионуклиды попадают в пищевые цепочки, например «лишайник-олень-человек» или «планктон-рыба-человек». А северный олень и рыба на таких территориях – это промысел местного коренного населения. Цезий и стронций имеют свое гамма- и бета-излучение. Цезий накапливается в мышцах человека, стронций – в костях. И соответствующее излучение воздействует на клеточные структуры данных биологических систем.


Зачем нужны подобные исследования?

В глобальном плане, имеющем несомненный прикладной характер, такие исследования позволяют оценить уровень продовольственной безопасности, т.е. соответствие продуктов питания тем нормам, которые у нас приняты в стране. С другой стороны, такие исследования с точки зрения фундаментальности позволяют понять механизмы накопления и миграции радионуклидов в объектах окружающей среды и в пищевых цепочках, на основе чего можно строить прогнозные оценки в части развития радиоэкологической ситуации в дальнейшем. 


***

Даниил Задорожный, специально для GoArctic

далее в рубрике