Норильск и лыжи. Лавина

1 Февраля, 2021, 10:55
Норильск и лыжи. Лавина
После лавины. Раскопки у остатков дома.


Продолжение. Начало здесь.


Несмотря на сложность трасс и суровость климата, горнолыжная база на горе Отдельной является одним из любимейших мест норильчан. Она расположена совсем недалеко от города. Чистый воздух и природа плато Путорана (напомню, что гора Отдельная является частью этого огромного горного массива) делают это место привлекательным и даже престижным. Особенно ценным критерием места является тот факт, что в этот район почти никогда не доходят газовые выбросы предприятий комбината. Кроме того, район горы Отдельной – идеальное место для создания опорных пунктов для альпинистов, исследователей, туристов и учёных. Именно отсюда удобно совершать радиальные экспедиции разной сложности, а затем здесь же отдыхать и хранить снаряжение.

Поэтому не удивительно, что ещё в 70-х годах прошлого века возле горнолыжного комплекса начала строиться “Деревня” — так называют сегодня посёлок, обступивший с двух сторон горнолыжную базу. В нём более двухсот домов. Под “дачи” приспособлены в основном морские контейнеры, стандартные жилые цистерны, испытанные на газовых промыслах, есть и вполне современные строения из бруса, но таких срубов – единицы. Несмотря на разнохарактерность построек, любое «своё жилье» на “горнолыжке” ценится норильчанами очень высоко. Деревня расположилась у подножия горы, была оформлена в городской администрации и структурирована. Там есть улицы и районы. Правда, в большинстве построек нет канализации и водоснабжения, но такие мелочи никогда не смущали энтузиастов.

Фрагмент деревни.jpg

  Деревня.


Городская легенда гласит, что первым частным домом на склоне в начале 70-х стал балок директора цеха металлических конструкций. Он и сейчас стоит на центральной улице «Деревни» и является самой скромной из существующих сегодня построек. А в те годы этот цельнометаллический дом, несмотря на свои небольшие размеры (чуть больше вагонного купе), считался настоящей роскошью. Его можно было мгновенно протопить с помощью дровяной печи и в любой мороз обогреться и обсушиться. Следом за ним стали появляться и другие постройки. В основном в те годы старались использовать передвижные балки, чтобы в случае чего убрать сооружение. Ведь официально ни земля, ни сами постройки не считались законными в советское время. Ставили дома на свой страх и риск.

Тем не менее таких домов уже 80-х годах прошлого века было несколько десятков, а в период лихих 90-х количество строений перевалило за сотню. Причём многие из них были вполне комфортабельны и дороги, несмотря на официальную незаконность их возведения. Дело в том, что в Большом Норильске, начиная с 60-х годов прошлого века, в период развития Талнаха, было разрешено предприятиям Норильского горно-металлургического комбината строить в живописной лесотундре по дороге на Талнах собственные базы отдыха. В течение нескольких десятилетий в пойме реки Норильской в зелёной зоне талнахского шоссе появились десятки туристических баз (по сути, небольших посёлков) разной степени комфортности. Кто-то строил небольшие домики отдыха, а кто-то -- настоящие дворцы, с очень достойной инфраструктурой. Вот и на горнолыжке в то время дома строили преимущественно предприятия используя для этого внебюджетные средства и собственный строительный опыт.

Долго такое положение вещей продолжаться не могло. Как ни странно, хаос 90-х сыграл в процессе легализации «Деревни» положительную роль. Для сравнения стоит вспомнить историю с норильскими самостройными дачами посёлка Валёк. Там в середине 70-х годов прошлого века стихийно образовались настоящие дачные участки, которые никто не выделял. Вся земля в окрестностях комбината считалась землёй промышленного назначения, поэтому ни в аренду, а тем более -- в собственность не могла быть передана. Тем не менее, люди всегда тянулись к земле и, начиная с середины 50-х, пытались каждое лето выращивать овощи и разводить скот. Это большая и отдельная тема в истории Норильска.

А тогда, в 70-х, власти обратили внимание на эти дачные участки и «заметили» их только потому, что началась масштабная кампания по переселению жителей всех самостройных посёлков Большого Норильска в комфортабельные хрущёвки. Таких поселений на территории было порядка сорока, а строений разно типа в них только официально значилось более трёх тысяч! Чтобы исключить повторное заселение в освобождаемые балки и бараки, их после освобождения сжигали и заравнивали, чтобы использовать участки под плановое строительство. Вот и дачные участки в 1975 году были безжалостно снесены в одночасье… Это был очень суровый удар по самодеятельному сельскому хозяйству Норильска.

К счастью, такой участи удалось избежать хозяевам домов на горнолыжной базе. Политические и экономические изменения в нашей стране позволили впервые в истории нашего города брать землю в аренду на длительный срок. В те годы было создано некоммерческое партнёрство, а затем и «Ассоциация по организации отдыха для любителей горнолыжного спорта» (АОЛГС гора Отдельная), которая заключила с администрацией города соответствующие договоры. Подавляющее большинство домовладельцев стали членами этой ассоциации, в рамках которой за ними были закреплены участки. Насколько прочно – судить юристам. Однако стать владельцами, по сути, первых легальных загородных домов в Норильске после этого захотели многие. Цены на готовые строения в Деревне выросли многократно, достигнув фантастических высот, при этом получить участок для собственного строительства стало почти невозможно. Арендованный ассоциацией участок имеет строгие границы и за его пределы никого пускать нельзя. Всё-таки это предгорье…

Несколько счастливых десятилетий «Деревня» росла и развивалась. Порядок и руководство обеспечивались правлением и председателем, которых выбирали на общем собрании организации. Территория была огорожена, поставлен шлагбаум, а члены ассоциации получили именные свидетельства, дающие право заезда на территорию на транспорте и подтверждающие членство. За это время было построено несколько новых улиц и даже районов. В частности, появились дома в непосредственной близости от самого спуска, что давало их владельцам дополнительное удобство при пользовании подъёмником.

Предваряя дальнейший рассказ, важно отметить, что в составе горнолыжного комплекса всегда работала специальная служба, которая занималась прогнозированием и профилактикой нештатных ситуаций: например, снежных лавин или сезонных селей. В период обильных снегопадов, кроме общих предупреждений городских служб безопасности, сотрудники базы своевременно укатывали склоны и даже, как вспоминают очевидцы, устраивали искусственные сходы снега. По рассказам старожилов, в этом процессе были задействованы не только штатные сотрудники базы, но и добровольцы из числа опытных альпинистов и туристов-практиков. Они работали в других сферах, но были всегда на связи и в готовности прийти на помощь. Может быть, поэтому, а может быть, из-за природных особенностей склона на горе Отдельной никогда не было серьёзных лавин. Документально был зафиксирован лишь один сход снега длиной в сорок метров и не принёсший значительного ущерба… К сожалению, несколько лет назад профильная служба слежения на базе была упразднена за ненадобностью.

Беда пришла, откуда не ждали… Поздним вечером 8 января 2021 года из ущелья горнолыжного спуска сошла лавина, разрушив несколько крайних домов на своём пути. В снежном кошмаре погибла семья с полуторагодовалым ребенком. Они в эту ночь решили заночевать в своём недавно построенном доме… Старший сын погибшей семьи и ещё два человека соседей чудом выжили, получив травмы разной степени тяжести. Такого на горе Отдельной не было никогда! Собственно, весь комплекс и сооружался на этом месте как в наиболее безопасном в данном горном районе.

Начало спасательных действий после лавины.jpg

 Начало спасательных действий после лавины.


Лавины в Путоранах – далеко не редкость, но чаще всего они сходят весной, в период таяния снега. Есть в окрестностях признанные опасные участки, где лавины – это почти ежегодные явления, есть участки потенциально опасные, где в сезон запрещено передвигаться, а строить даже временные избы никто не решается. А есть участки безопасные, проверенные временем и практикой. Именно к таким участкам относилась построенная у горнолыжного комплекса Деревня. Потенциально опасным все считали только склон, но он постоянно обрабатывался ратраком. К тому же когда-то, ещё в советский период, безопасность склона была проанализирована специалистами и стала основополагающим фактором при выборе места строительства базы. Исходя из этих обстоятельств и было определены границы деревни, за которые никого официально не пускали…

Тем не менее лавина сошла, сошла по ущелью склона, но успела краем задеть несколько домов. Несчастный случай, к которому никто не был готов. Важно, что сразу после лавины, на место трагедии примчалось много членов ассоциации и просто неравнодушных горожан. Моментально сработало сообщение в профильных соцсетях. Кто-то из соседей был в это время в деревне и первым приступил к спасению, но многие поехали на выручку из Талнаха, что в трёх километрах от горнолыжной базы, и Норильска (он в двадцати пяти километрах). Своевременно на сообщение отреагировали и экстренные службы: спасатели, МЧС и полиция. Уже через час начались первые действия в самых сложных условиях: мороз около 30 градусов и снежная пурга, с ветром порядка 12-17 метров в секунду.

С каждой минутой волонтёров становилось всё больше, и появилась надежда, что в этом снежном кошмаре мы сумеем своевременно найти пострадавших и спасти их. Работы сильно затруднялись тем, что район поиска оказался достаточно велик. Лавина перемешала всё в кучу – и постройки, и людей, закопав их на глубину порядка двух метров. При этом от первоначального расположения все разрушенные объекты были отнесены метров на 50-100. Да и определить, где было это самое первоначальное положение, в такой кутерьме было уже сложно. Для того чтобы быстро найти людей, надо было одновременно копать снег на большой площади. Для этого нужны были люди, как можно больше людей, и они были уже в пути. Копавшие на склоне старались, как могли, и ждали дополнительную помощь. Чем больше и чем быстрее -- тем лучше. Тогда ещё была надежда найти всех живыми.

Разгар спасательной операции.jpg

 Разгар спасательных работ.


Автор этих строк вместе с женой прибыл на место трагедии в числе первых тридцати добровольцев. На месте уже работали специальные службы. Все понимали, что под нами, на глубине двух метров, семья из четырёх человек с двумя детьми. Мы остро ощущали нехватку людей для масштабного поиска и смены для отдыха и обогрева. Но мы знали, что помощь в пути, и видели, как прибывают волонтёры. И вдруг приток добровольцев резко сократился. Оказывается, в соцсетях, которые в эти часы буквально взорвались разными комментариями, появилось радостное сообщение о том, что все найдены живыми и беда миновала! Эта фейковая новость, многократно повторённая «оптимистичными» перепостами, существенно повлияла на ход работ и, возможно, привела к трагическому финалу. Многие, поверив в чудесное спасение, обоснованно решили остаться дома, а кто-то развернулся уже на полпути к месту схода лавины… Какой смысл ехать, если все спасены. Мы всячески старались переломить ситуацию, рассылая во время отдыха опровержения из первых уст, скидывая в разные сети фото спасательного процесса и даже разбудив в Красноярске представителя ИТАР-ТАСС, которому отправляли отчёт о спасработах каждые полчаса.

Через два часа нам удалось опровергнуть преступную сетевую ложь, но время было упущено. В итоге большая часть людей прибыла на место только к трём часам ночи, и это обстоятельство позволило найти живым только первого пострадавшего из семьи – четырнадцатилетнего Макара. Остальные жертвы лавины – женщина и ребенок полутора лет – были обнаружены слишком поздно, только утром… Последним был найден глава семьи, около полудня 9 января. Из-за фейковых сообщений мы упустили время и шанс спасти этих людей!

Осознав происшествие, городские сообщества разразились множеством версий, пытаясь объяснить причины схода лавины. Среди этого вороха предположений, на наш взгляд, бесспорны два: редкое даже для Норильска количество снега, выпавшего за последние два месяца, особенно накануне трагедии (в два с половиной раза больше нормы), и коронавирусные ограничения. Из-за них горнолыжная база не работала, да и не планировала работать в ближайшее время, а значит, склон не готовили к работе, что позволило снегу скопиться в критическую массу. Впрочем, многие другие версии тоже могут оказаться правильными – слово за экспертами.

Сегодня по факту схода лавины ведётся следствие. Компетентные органы разбираются в деталях произошедшего. Арестованы несколько профильных должностных лиц. Пока вопросов больше, чем ответов. Куда исчезла служба мониторинга склонов, почему снесённые дома оказались в этом месте, как должны были действовать соответствующие организации в целях предупреждения ситуации -- и многое другое предстоит ещё выяснить и дать оценку каждому событию. Весь этот процесс когда-нибудь завершится и станет новой, печальной историей горнолыжной базы на горе Отдельной. Что будет дальше – пока не знает никто. Понятно только, что знаменитую норильскую горнолыжку ждут перемены.


Автор: Станислав Стрючков, председатель Клуба исследователей Таймыра (КИТ), член союза журналистов России, Норильск. 
Фотографии Станислава и Ларисы Стрючковых. 
далее в рубрике