Норильск и лыжи

физкультура и спорт
Норильск и лыжи

Норильские горнолыжники 70-х.


Для начала немного истории. Горнолыжная сага Норильска началась ещё в 50-х годах прошлого века. Спорт в Норильске активно развивался и поддерживался уже во времена Норильлага. В каждом крупном отделении исправительно-трудового лагеря (ИТЛ) работала, по регламенту, культурно-воспитательная часть (КВЧ) в обязанности которой входила организация досуга заключённых – просмотр фильмов, театральных постановок и спортивных состязаний. Среди дисциплин, кроме лёгкой атлетики, хоккея, футбола и волейбола, были и лыжи, но беговые. Горные требовали гораздо больших затрат, как финансовых, так и организационных, поэтому о них в тот период речи не было. Однако этому виду спорта уделили внимание сразу, как началась «оттепель», уже в первую волну реабилитаций, в середине 50-х годов прошлого века. Тогда были освобождены, в числе прочих заключённых, бывшие спортсмены, среди которых был и Станислав Добржинский, чемпион по скоростному спуску. Он стал одним из инициаторов создания горнолыжной трассы в Норильске, наряду с Валерием Деревцовым, Львом Синёвым, Вячеславом Жильцовым, Владимиром Толомеевым и Энгельсиной Фёдоровой.

Первые соревнования прошли в 1955 году на восточном склоне горы Шмидта, свободном от угольных шахт и сопутствующих объектов. Трассу готовили всем миром, используя немногочисленную технику и сноровку энтузиастов. В результате спортсменам приходилось на спуске смотреть в оба, чтобы не только показать лучшее время, но и миновать множество ям на виражах. Скажем прямо: сегодняшние «дикие» спуски зачастую комфортнее и безопаснее того первого норильского спуска, однако горнолыжная трасса Шмидтихи работала порядка 60 лет – с тех самых пор и до 2017 года. После официального закрытия в середине 60-х, её в частном порядке содержали энтузиасты, поставив там несколько домиков для обогрева и переодевания, и собственными силами, без техники, поддерживая склон. Потом растущие переделы Норникеля поглотили этот уникальный исторический объект…

Показательно, что интерес Большого Норильска к горным лыжам был стабильно высок. Об этом говорит тот факт, что, наряду с трассой на Шмидтихе, была проложена ещё одна, более протяжённая, на соседней, тоже промышленной горе – Гудчихе. Оба этих объекта находились в непосредственной близости от никелевого завода, что, с развитием производства, сделало их использование невозможным практически – из-за газовых выбросов. Но горные лыжи продолжали развиваться. Особенно этот вид спорта стал популярен в период стремительного освоения Талнахского и Октябрьского месторождений. Поэтому в середине 60-х годов прошлого века, когда Талнах стал достаточно большим посёлком в несколько десятков тысяч человек, а дорога к нему, длиной в 25 километров, -- комфортной, на ближайших горах стали появляться первые горнолыжники.

Надо отдать должное энтузиазму этих людей. В те времена не было никаких подъёмников и механизмов для подготовки трассы. Склоны плато Хараелах (северо-западной части плато Путорана) осваивались пионерами этого экзотического для Норильска вида спорта вручную, с невероятным трудом. Они забирались на гору с лыжами на плечах, что могло занять не один час, чтобы затем стремительно спуститься к подножию. Сложность этого способа усугублялась необходимостью время от времени утаптывать склон «вручную», вернее – ногами, поскольку ратрака или аналогичной техники тогда не было… Поразительно, что в то время на одной из самых высоких отметок горнолыжники построили домик для отдыха, принеся все стройматериалы на себе. В этом сооружении была терраса для загара и даже большой камин для обогрева. Теперь, поднявшись наверх, каждый мог сначала нормально отдохнуть, а уже потом скатиться по склону. Понятно, что количество спусков было сильно ограничено.

Так продолжалось несколько лет, пока руководством комбината не были привезены первые буксировочные подъёмники. Позднее, в 1977-м году, окружным советом ДСО “Труд” был приобретён стационарный бугельный подъёмник ВЛ-1000 и сдан в массовое пользование. Его строили всем горнолыжным сообществом, которое к тому времени составляло не одну сотню человек. По сути, это был хорошо знакомый норильчанам метод народной стройки, когда все заинтересованные граждане в свободное от работы время трудились на возведении объекта. Среди горнолыжников оказалось много отличных специалистов, людей инициативных, которые и соорудили этот самый важный горнолыжный объект. Когда подъёмник был принят в эксплуатацию, то его передали на баланс управлению жилищно-коммунального хозяйства, а затем было принято более мудрое решение: подъёмник перешёл в ведение одного из переделов всесильного Комбината, хозяина всех талнахских богатств – Горнорудного управления. С его помощью была расширена база, укомплектован штат обслуживающего персонала и появились внятные перспективы эффективного развития этого вида спорта.

Принято считать, что именно с этого времени гора Отдельная приобрела статус горнолыжного курорта. Это слово для Крайнего Севера вообще и для Норильска в частности звучит дико, однако курорты в наших краях были, и не один. Например, ещё в 1950 году заключённый Норильлага и доктор наук, гидролог Владимир Дерпгольц представил руководству комбината докладную записку «О курортном потенциале Норильска», чем вызвал возмущение начальства. Однако к мнению маститого ученого и первого в СССР курортолога прислушались, несмотря на его статус заключённого. В Норильске всегда умели ценить кадры, поэтому среди руководства было немало заключённых. Уже в 1957 году в ущелье Медвежьего ручья начал работу бальнеологический санаторий «Горняк». Впрочем – это другая история, а вот на горнолыжной базе горы Отдельной, в самом начале истории этого объекта, в 60-е, до полноценного курорта было ещё очень далеко. Нужно было возводить ещё немало вспомогательных объектов, однако кататься там можно было вполне прилично и цивилизованно.

Новый виток развития горнолыжный спорт в Норильске приобрёл в период «золотой эпохи» нашего города. Тогда, в середине 80-х годов прошлого века, было решено построить второй горнолыжный кластер на соседнем с Отдельной склоне, с названием Сабля. Его возведением занималось Специальное управление строительства комбината, закончившее к тому времени строительство металлургического гиганта – Надеждинского завода – и возводившее в Большом Норильске нестандартные объекты социального назначения. У «сабельного» склона, что в двух километрах восточнее сегодняшнего склона на Отдельной, были построены сооружения лыжной инфраструктуры: большой трёхэтажный дом, где предполагались залы отдыха и обогрева, буфет и пункт проката инвентаря. А подъёмник стал настоящей сенсацией. Это была единственная в Советском Заполярье канатно-кресельная дорога длиной более полутора километров и нагрузкой до 800 человек в час, способная доставить пассажиров на самый верх горы (белее 700 метров), где тоже начиналось строительство многих объектов. Например, смотровой площадки, кафе и пешеходных рекреационных троп по плато. Курорт, как-никак…

К сожалению, весь этот комплекс просуществовал всего несколько лет. В начале 90-х экономические потрясения всей нашей страны заставили бросить так и не заработавший в полную силу горнолыжный кластер на Сабле. Несколько десятилетий канатно-кресельный подъемник, гостевой дом и другие спортивные «сабельные» объекты, оставшись без присмотра, разграблялись и ржавели, представляя собой угрозу для жизни и здоровья любопытных туристов. Это стало своеобразной местной достопримечательностью – многие забирались пешком на гору, чтобы посидеть в креслах канатной дороги и полюбоваться панорамой норильской долины. В прошлом году опасные остатки горнолыжного кластера на горе Сабля полностью снесли, ликвидировав опасность, а вместе с ней и следы истории.

Тогда, в начале девяностых, кризис стал заметен даже самым отчаянным оптимистам. Действующую горнолыжную базу у горы Отдельной почти уничтожили экономически: перевели в режим минимального финансирования. Таким образом, база начала незаметно ветшать и разрушаться. Устаревшее оборудование часто выходило из строя, иногда даже по нескольку раз в день. Подъёмники стали попросту опасны, а на ремонт и модернизацию не было денег. Без финансирования никакие административные меры не помогали улучшить ситуацию. Горные лыжи как массовый спорт умирали. Положение ухудшалось постоянно! Например, в начале ХХI века был принят Федеральный закон – регламент работы буксировочно-канатных дорог, в результате чего не отвечающие требованиям старые подъёмники на горе Отдельной необходимо было срочно демонтировать. Базу закрыли, и только единицы фанатиков, вспомнив молодость, пешком поднимались на гору, чтобы насладиться секундами горнолыжного восторга на спуске.

К счастью, долго унывать не пришлось. К радости норильских спортсменов, генеральному директору ОАО “ГМК “Норильский никель” Михаилу Прохорову горнолыжный азарт был знаком не понаслышке. Все знали, что новый хозяин комбината – один из приверженцев этого вида спорта. Тогда инициативная группа норильчан, где были представители и комбината, и администрации города, обратили внимание Михаила Дмитриевича на положение дел у горы Отдельной, в результате чего руководитель компании «Норильский никель» дал указание провести экспертизу горы и подготовить техническое обоснование для реконструкции. Следом началось строительство новой горнолыжки. Генеральным подрядчиком строительства стал трест Норильскшахтстрой Заполярного филиала “Норильского никеля”, некоторые подрядные работы выполняли австрийские фирмы, имеющие опыт сооружения аналогичных объектов в Альпах. На горе Отдельной начались буровзрывные и строительно-монтажные работы. Важно, что новое строительство горнолыжного комплекса с самого начала не имело коммерческого характера. Рассчитывать, что удастся окупить несколько миллионов долларов в Норильске, не приходилось. Проект был исключительно социально-ориентированным.

В результате этой кардинальной реконструкции в начале века на горе Отдельной появились два современных австрийских подъемника “Doppelmayr”. В газете писали: «Большой подъёмник — длина 765 метров, перепад высот — 314 метров, скорость движения — 3,1 метра в секунду, время подъёма — 4 мин. 47 сек, пропускная способность — 650 человек в час». Готовил склоны ратрак “Prinoth”, кроме того, был построен большой «тирольский» дом, где поместился и пункт проката, и зона отдыха, и буфет, и ещё много современных и нужных пространств горнолыжного комфорта. На градообразующем предприятии – в Заполярном филиале “Норникеля” -- было создано отдельное структурное подразделение “Горнолыжный комплекс”. Это было самое маленькое подразделение компании.

Подьемник.jpg

Трассы Норильской горнолыжки так же необычны, как и сама заполярная база. По нарастающей степени сложности на горе Отдельной существуют три синих, две красных и две чёрных, самых сложных трассы – это для экстремалов. Они находятся ближе к вершине и имеют сложный рельеф, а также достаточно большой перепад высот, доходящий порой до 45 градусов. А вот лёгких, зелёных трасс в Норильске нет. Они предназначены для катания на ватрушках, а также совсем новичков, которые только осваивают горные лыжи или сноуборд. Склоны горы Отдельной, к сожалению, не так дружелюбны… Но это не останавливает местных жителей, которые с удовольствием штурмуют непростые спуски. В основном обновлённый горнолыжный комплекс работал в период с октября по май, в зависимости от снежного покрова и погоды. В январе-феврале, как правило, спуски прекращались – из-за мороза.

Горнолыжный спуск.jpg

В Норильске неоднократно проводились соревнования по разным горнолыжным дисциплинам – скоростному спуску, слалому, фристайлу. В сезон апреля-мая склон Отдельной всегда кишит людьми. Там проводили тренировочные сборы команды Латвии, Ленинграда, и других команд СССР. «Лучшего июньского снега, чем в Норильске, в стране нет», — утверждал старший тренер сборной Союза по горнолыжному спорту и фристайлу в 1986–1990 годах В.Г. Старцев.

Два первых десятилетия ХХI века стали для горнолыжной базы самими благополучными в её истории. Спортивный комплекс под патронажем Норникеля постоянно развивался и реконструировался, постепенно приобретая признаки полноценного горнолыжного курорта:­ прокат инвентаря и снаряжения, зона отдыха с буфетом, современные подъёмники и множество других инфраструктурных объектов постоянно поддерживались в достойном состоянии. Сегодня при базе успешно работает спортивная школа, организуются разного уровня соревнования и общегородские праздники.

Надо ли говорить, что такое замечательное место стало одним из самых востребованных в Большом Норильске для строительства частных домиков любителей лыжного спорта и заполярного туризма. Ещё в начале 70-х годов прошлого века у горы Отдельной стали появляться стихийные дачи из подручных материалов, образовав небольшой посёлок. Но это другая история, и о ней -- во второй части.

Продолжение следует.


Автор: Станислав Стрючков, председатель Клуба исследователей Таймыра (КИТ), член союза журналистов России, Норильск. 

далее в рубрике