Ямал – Камчатка: трудная дорога возрождения оленеводства

Коренные народы Севера
4 Октября, 2021, 11:48
Ямал – Камчатка:  трудная дорога возрождения оленеводства

Для большинства россиян Камчатка знаменита вулканами, гейзерами, красной рыбой и икрой. Добраться до этого удивительного края удаётся немногим из-за его отдалённости и дороговизны билетов. Но и из тех, кто добрался до Камчатки, немногие знают, что здесь издавна выпасается стадо домашних северных оленей. По своей численности камчатское стадо относительно соседней Чукотки меньше в три раза, но роль его в жизни местных коряков и эвенов трудно переоценить. Были времена, когда численность домашних оленей в одиннадцати совхозах достигала 180 тыс. голов, но сейчас мало кто об этом времени помнит. Сейчас осталось девять хозяйств, большинство из них входит в ГУП «Камчатоленпром». Технология выпаса кочевая, но на маршрутах есть промежуточные базы, которые включают жилье, склады и баню. В Тигильском районе, где мы были, на промбазах даже есть огороды с теплицами. Летом для выпаса используют лошадей, поскольку ходить по местной тундре тяжело: она сильно закочкарена и имеет высокий травостой. Есть проблема с лишайниковыми пастбищами. Пять лет назад огромный пожар уничтожил значительную часть ягельников. Летом эти участки можно использовать, а на зиму надо перегонять на другие. Применяются подкормки -- например, олени охотно едят солёную рыбу и отходы рыбной переработки.

На территории края выпасаются домашние олени разного происхождения. Есть местные, корякские, которые генетически близки к чукотской породе. Есть олени эвенской породы, которые появились здесь позднее, с приходом эвенов – народа тунгусо-манжурской группы. Олени смешиваются между собой и значительная часть имеет промежуточный фенотип: телосложение ближе к эвенской породе, а окрас к чукотской. Но насколько это уже закреплено генетически – здесь требуются дополнительные исследования.

Племенная корякская важенка.jpg

 Племенная корякская важенка.


Как и во многих оленеводческих регионах, на Камчатке остро ощущается дефицит квалифицированных кадров пастухов и специалистов. Приток молодёжи слаб и потребности в замене выбывающих на пенсию стариков не покрывает. Да и те, кто остаются, зачастую нарушают дисциплину, могут бросить стадо и уйти в посёлок; к тому же, как и во многих регионах, в бригадах здесь не хватает женщин. Это вынудило руководителя ООО «Возрождение развития оленеводства» Журавлёва Сергея Ивановича обратиться к ямальцу Яр Михаилу Едайковичу с просьбой подыскать группу пастухов для переезда с Ямала на Камчатку. До этого Михаил перевозил оленей, а вот опыта перевозки оленеводов у него не было, да и позаимствовать его было не у кого. Последнее дальнее переселение оленеводов с оленями осуществили ещё в начале 60-х годов прошлого века. Тогда несколько семей оленеводов с оленями и собаками перевезли из Ненецкого округа на западную Чукотку. Но об этом опыте практически забыли, и нынешним участникам эксперимента пришлось приобретать свой. Сергей Иванович до сих пор с содроганием вспоминает, как перевозил десять собак на пассажирском самолёте из Надыма через Шереметьево на Петропавловск-Камчатский. Это было что-то запредельное: собак надо было не только кормить-поить, но и выгуливать.

К сожалению, первые ямальцы долго не выдержали в необычных условиях, попросились назад. Михаил Едайкович считает, что из-за женщин: они более привязаны к родным местам и родственникам, чем мужчины. Для следующего переезда он набрал уже несемейных оленеводов из Яр-Сале и Нового Порта. И это было верным решением. Молодые оленеводы гораздо быстрее адаптировались на камчатской земле, нашли общий язык с коряками…ну, и с корячками. В этом году сыграли две ненецко-корякских свадьбы. На мой вопрос: не хочется ли вернуться домой, на Ямал, один из переселенцев ответил: да, душа наша осталась на Ямале, но наши руки и головы хотят трудиться здесь. Оно и неудивительно: зарплата здесь выше, чем у ямальских оленеводов, плюс спецодежда, питание и соцпакет. На Ямале их ждала незавидная судьба безоленных и безработных жителей посёлка, а здесь они живут с оленями, привычной им кочевой жизнью. Кстати, в хозяйстве сейчас «оленеводческий интернационал»: кроме ненцев осваивать корякское оленеводство приехали трое пастухов из Тывы. Михаил Едайкович взял их по просьбе президента ассоциации коренных народов республики, который надеется, что, освоив премудрости местного оленеводства, парни вернутся в родное тувинское.

Тувинец и коряк.jpg

 Тувинец и коряк.


К сожалению, возникли в проекте и серьёзные проблемы. Большой неожиданностью для Михаила Едайковича и Сергея Ивановича было сопротивление реализации проекта со стороны бывших руководителей АПК Корякии и так называемой национальной интеллигенции. В местных СМИ даже прозвучало предположение, что ненцев завозят для того, чтобы вытеснить коряков из оленеводства вообще. Пришлось Михаилу и руководителям агропрома Камчатского края убеждать людей в нелепости таких слухов. Особенно была непримирима к ямальцам одна пожилая женщина-корячка. «Убирайтесь отсюда быстрее! Вы тут не нужны!» -- кричала она прямо в лицо новосёлам. Через полгода она попросилась у Сергея Ивановича на работу в ненецко-корякскую оленеводческую бригаду, и от былой неприязни не осталось и следа. Ямальцы не вступали в ненужные дискуссии, они делали своё дело и этим заслужили признание среди местного народа. Но вот отсутствие опыта пастьбы на в камчатской лесотундре порой приводит к плачевным результатам. Одно стадо решили перегнать на новые пастбища. Всё бы хорошо, но из-за незнания местности выбрали неудачный маршрут и попали на гололёдные участки пастбищ. Погибло около трёхсот оленей, что равно численности годового убоя в этом стаде. Сейчас, на новых пастбищах, оленеводы надеются компенсировать потери и провести полноценный убой оленей.

Не были знакомы ямальцы и с особенностями использования и поведения местных корякских оленей, которые значительно отличаются от ненецких. Стадо здесь не собирают возле чума каждый день, поскольку летом на оленях не ездят совсем, нет такой у коряков традиции. Для окарауливания стада используют лошадей местной породы, которые, как и олени, круглый год выпасаются на пастбищах. Пришлось ненцам, впервые в своей истории, освоить верховую езду на лошадях. Здесь им помогли тувинцы, для которых коневодство такая же традиционная отрасль, как и оленеводство. Михаил сейчас бывает на Камчатке нечасто, в его отсутствие бригадами руководят Вера Егоровна Вэлло и её муж Роман, родом из Надымского района ЯНАО. Остро чувствуется нехватка зооветспециалистов, что сказывается на качестве племенной работы и достоверности зоотехнического учёта оленей. Волков здесь немного, но медведей – в избытке. Летом они питаются рыбой, но вот весной, после зимней спячки, представляют огромную опасность для новорождённых телят. Есть случаи потерь оленей и от «двуногих хищников».

Убой оленей проводится на современном убойном пункте производства известной финской фирмы Cometos, мощностью сто двадцать голов в смену. Здесь, в лесотундре, вырос маленький городок со всей необходимой инфраструктурой: жильём для оленеводов, забойщиков, специалистов, столовой, баней, морозильниками и складами. Построен большой капитальный кораль с необходимым числом камер. Вызывает сожаление, что такой комплекс, способный переработать не одну тысячу оленей, фактически перерабатывает в год четыреста-пятьсот. Мясо и шкуры вездеходами перевозятся в посёлок на консервный завод. Тушёнку и колбасу здесь делают отличные, но небольшими партиями, и идут они, в основном, в столицу края по спецзаказам. В планах Сергея Ивановича увеличить убой вдвое-втрое, но для этого надо наращивать поголовье. Оленеводство в хозяйстве планово убыточное и финансируется за счёт прибыли от добычи и переработки рыбы. Закупочная цена оленины в крае 650 руб/кг. О розничных нам ничего не известно: в магазинах оленину и продукцию переработки мы не видели.

Продукция хозяйства.jpg

  Продукция хозяйства.


Итак, если вкратце проанализировать результаты эксперимента по перевозке ямальских оленеводов на Камчатку, то они неоднозначны. Во-первых, необходимо, чтобы уже на этапе проектирования в эксперименте участвовали учёные: этнологи, экономисты, технологи, ветврачи, геоботаники, охотоведы. Каким бы ни был опытным практик, он не сможет в полной мере оценить вероятность неблагоприятного хода многофакторного эксперимента, основываясь только на собственном опыте. Здесь нужен опыт нескольких узких специалистов. Как пример: для Михаила Яра стало неожиданностью сезонное использование камчатских оленей на транспорте и низкая доля обученных ездовых оленей. Другой причиной, повлекшей большой падеж оленей, стало отсутствие современного геоботанического обследования территории пастбищ, отсутствие ягеля на обширных горельниках. Всё это можно было выявить и обсудить в ходе предварительных исследований, которых не было проведено. На первом этапе игнорировался факт психологической подготовки переселенцев, не проводилось профессионального тестирования психологами. Как результат, часть ямальцев не выдержала новых условий и попросилась обратно домой.

Но сама тема снижения локальной перегрузки пастбищ в тундровой зоне и восполнения дефицита пастушеских кадров в северном оленеводстве остаётся актуальной, как и прежде. В этом отношении «камчатский эксперимент» чрезвычайно ценен даже своими отрицательными результатами, которых теперь можно избежать при последующих перемещениях оленеводов и оленей между регионами. Необходимость таких перемещений совершенно очевидна, потому что, как показала практика, долголетняя изоляция в оленеводстве ведёт не только к обеднению генофонда, но и к стагнации отрасли как системы. Безусловно, тему перемещения и адаптации людей и животных в оленеводстве необходимо широко обсуждать с привлечением как опытных специалистов-практиков, так и учёных соответствующих профилей. 

Для справки:

ООО «Возрождение развития оленеводства» основано в 2001 году в селе Усть-Хайрюзово, Тигильского района, Камчатского края. Основные усилия предприятия направлены на развитие оленеводства как отрасли сельского хозяйства, а также как традиционного вида деятельности коренных малочисленных народов Севера, и создание новых рабочих мест. Главной целью производства является выпуск качественной, экологически-чистой продукции.

Хозяйство находится на западном побережье Охотского моря. Климат здесь прибрежный, с прохладным летом и относительно мягкой, снежной зимой. Характерна неустойчивость погоды, обусловленная географическим положением и влиянием моря. Животный и растительный мир многообразен. Отрицательным фактором для оленеводства являются зимние гололёды, летние пожары, значительный пресс хищников, прежде всего медведей. Пастбищами хозяйство обеспечено в достаточном количестве, но качество их неравнозначно: имеется локальный дефицит зимних лишайниковых пастбищ. Геоботаническая оценка и землеустройство пастбищ в последние тридцать лет не проводились, что затрудняет научно обоснованное планирование маршрутов передвижения бригад в течение года.

Пастбища ООО Возродление развития оленеводства.jpg

Пастбища ООО "Возрождение развития оленеводства" на карте Камчатки.


Автор: А.А. Южаков, доктор сельскохозяйственных наук, ветеран Ямало-Ненецкого автономного округа.

далее в рубрике