1:0 в пользу жаворонков

Наука
Анжела Коляда
20 Апреля, 2021 | 06:05
1:0 в пользу жаворонков
Фото: zanauku.mipt.ru


Полярная ночь и полярный день – вечная тема разговоров постоянных жителей Крайнего Севера и, тем более, приезжих. Кому как спится в это время, что лучше или легче переносится – эти дебаты могут быть ожесточенней споров между фанатами разных хоккейных клубов.

В Мурманской области особенности сна, связь между циркадными ритмами и стресс-факторами изучает Лаборатория медицинских и биологических технологий Кольского научного центра РАН (КНЦ РАН) . Она была создана в 2019 году, и специфика сна на Крайнем Севере стала одним из направлений ее работы. Пилотное исследование началось со школьников, но в будущем оно распространится на взрослых. Выводы ученых будут представлять интерес для медицины и крупных работодателей, которые свозят в Заполярье сотрудников со всего мира.


Первые итоги

Действительно, люди делятся на сов и жаворонков. Научно доказано, что это предопределено генетически. Специальный термин «циркадные ритмы» объясняет циклические изменения интенсивности биологических процессов в организме человека в зависимости от времени суток. Исследование, проведенное в Мурманской области, изучало связь между циркадными ритмами и стресс-факторами, которые окружают человека, рассказала GoArctic кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Лаборатории Дина Петрашова.


Фото: tv21.ru


В пилотном исследовании принимали участие старшеклассники из Апатитов. У подростков взяли соскобы с внутренней стороны щеки, чтобы провести генетические анализы: генотипирование и тест на генотоксичность – микроядерный тест. Как рассказала Дина Александровна, микроядерный тест позволяет обнаружить клетки с различными нарушениями – микроядрами. Большое количество выявленных микроядер позволяет сделать вывод, что в жизни человека есть много стресс-факторов. Они могут быть связаны с промышленной нагрузкой, загрязнением окружающей среды, психологическим окружением человека, вредными привычками. Иным словом, тест дает понять – организм человека находится в напряженном или нормальном состоянии. 

– Микроядерные тесты имеют большой потенциал. К примеру, в Италии уже есть исследования, посвященные онкологии. Итальянские ученые через 15 лет после проведения микроядерных тестов проанализировали медицинский истории людей, у которых была повышенная частота микроядер, и обнаружили, что у них достоверно проявились предраковые или раковые заболевания относительно контрольной группы, рассказала Дина Александровна.

Определение полиморфных вариантов генов, отвечающих за работу циркадианных ритмов в организме человека – важная часть исследования. В этой части исследования принял участие старший научный сотрудник Института биологии Карельского научного центра РАН, кандидат биологических наук и опытный сомнолог Сергей Коломейчук.

Ученые КНЦ РАН решили начать свое масштабное исследование со школьников неспроста. Во-первых, у них еще есть определенный распорядок дня, режим. Во-вторых, подростки, даже если успели завести вредные привычки, еще не получили осложнений на их фоне. В-третьих, в отличие от студентов, дети привязаны к школе, не мобильны.

Анкетирование, изучение среды, генотипирование и результаты микроядерного теста привели ученых к однозначному выводу.

Получилось, что дети с генотипом сов имеют более высокую частоту микроядер. Да, в пределах популяционной нормы, но выше, чем у жаворонков. То есть совы менее устойчивы к северным воздействиям, уровень стрессовой нагрузки у сов выше, – объясняет Петрашова. – На Крайнем Севере лучше, легче жаворонкам. Конечно, нужно понимать, что переделать человека нельзя – невозможно трансформироваться из жаворонка в сову и наоборот, как нельзя сделать из яблока апельсин. Но другой вопрос, если имеется четкий распорядок сна и осознанная работа по снижения влияния стресс-факторов. 

Следующий этап исследования коснется уже взрослых местных жителей. В планах ученых отдельно изучить сон мужчин и женщин, особое внимание уделить тем, кто страдает сердечно-сосудистыми заболеваниями. 



Фото: ttelegraf.ru


Испытание на прочность

Дина Петрашова объясняет, что ученым необходимо изучать состояние людей и их сон в разное время года – в полярную ночь и в полярный день, до этих периодов и на выходе из них, потому что нарушения сна на протяжении года разнообразны.
Широко известный факт, что по вечерам в человеческом организме балом правит гормон мелатонин. Он вырабатывается в темное время суток с 23 до 3 часов ночи. Если не спать в это время, то мелатонин будет вырабатываться в меньшем объеме, а это влечет за собой утомляемость и болезненность. Но на Крайнем Севере гормональная система может дать сбой. Во время полярной ночи организм человека обескуражен – солнца нет, за окном темно. То есть нет сигнала, чтобы выработка мелатонина была приостановлена. В полярный день круглосуточное солнце на улице тоже сбивает с толку, в итоге человек хуже засыпает, да и сон становится короче.

– Выход довольно простой. В полярную ночь нужно обеспечить яркое освещение помещений, а этого легко достигнуть с современными энергосберегающими, диодными лампами. Ложиться спать до 23 часов или хотя бы приглушать освещение, не пользоваться перед сном гаджетами. В полярный день можно использовать шторы blackout, но кому-то этого может оказаться недостаточно, тогда в ход идут дополнительно маски для сна. И в любое время года очень важно проветривать дом, температура в спальне должна быть 19-20 градусов, – советует Дина Александровна.

Она также напоминает, что прогулки на свежем воздухе тоже сыграют важную роль в улучшении качества сна. А вот БАДы и препараты с мелатонином – спорный метод решения проблем со сном. По мнению Петрашовой, их приему должно предшествовать качественное медицинское обследование, а решение о назначении должен выносить врач.

Однако приезжим в Заполярье даже тщательное соблюдение рекомендаций не гарантирует быструю и легкую адаптацию, отсутствие проблем во время полярной ночи и полярного дня. Сейчас это особенно актуально для вахтовиков, которых массово привлекают для масштабных арктических проектов в Мурманской области. 

 Гарантий адаптации не существует. Есть решающий срок адаптации – это 3 года постоянного проживания на Крайнем Севере, а не вахта с приездами и выездами из региона. Окончательное решение организма будет получено только через 10 лет. Это то, что нужно доносить до работодателей, – объясняет Петрашова.

Ранее по теме материал "Как условия Крайнего Севера влияют на сон детей" про ранний этап исследований при поддержке Проектного офиса развития Арктики (ПОРА).

***

Анжела Коляда, специально для GoArctic

далее в рубрике