Сейчас в Архангельске

08:39 13 ˚С Погода
6+

Арктика эпохи викингов

Владимир Привалов
17 Июля, 2022, 12:10

Арктика эпохи викингов

Новгородская республика; XV век


В разговоре о раннем этапе освоения Арктики естественным образом упоминаются владения Новгородской республики, раскинувшиеся до берегов Кольского полуострова и далее, вдоль побережья Северного Ледовитого океана до Оби. Новгородцы не единожды совершали походы в Югру, оказавшись в Сибири задолго до Ермака. В Господине Великом Новгороде во второй половине XIV веке существовала «Югорщина» — купеческая корпорация, ведущая торговлю с югрой.

Подобно тому, как первые европейские мореплаватели в Арктике следовали хожеными путями поморов, вольные новгородцы ходили за мягкой рухлядью в «полунощные страны» дорогами, известными от предшественников-варягов (норманнов). Этот факт зачастую либо замалчивается, либо игнорируется в силу различных (порой идеологических) причин — и совершенно напрасно, поскольку сами новгородцы почитали себя «от рода варяжска».

«Письменная история Севера начинается с неопределенности, вернее с загадочной данности летописного перечня варяжских данников. Затем примерно те же племена обнаруживаются в составе Новгородской земли. Позднее русские поморы в своих странствиях и промыслах осваивают те же северные земли. И всякий раз один и тот же Север будто заново открывается очередными" первопроходцами"».

А. В. Головнев «Феномен колонизации»

Становление и развитие ранних древнерусских государственных образований складывались по «торговым и военным дорогам Руси» (Д. С. Лихачев), вдоль которых викингами-варягами совместно с дружественными славянами и финно-угорскими племенами устраивались перевалочные базы, фактории. Речь прежде всего идет, конечно, о знаменитом пути «из варяг в греки» — из Скандинавии в Византию. Примечательно, что изначально Русь формировалась в пространстве Север-Юг, и лишь столетия спустя философы определили историческую судьбу России как вечный спор между Западом и Востоком.

Варяги заходили на морских судах из Балтики в Неву, поднимались до беспокойного Ладожского озера, пробирались вдоль южного его берега (зачастую попадая в шторм и терпя кораблекрушения) и заходили в Волхов, останавливаясь в Альдейгьюборге — Ладоге, где пересаживались на речные суда (по мнению некоторых исследователей) и шли до Великого Новгорода (Рюрикова Городища), затем пересекали озеро Ильмень и по реке Ловати, а затем волоками переходили в Днепр, после чего оказываясь в Черном море.


22.png

«Путь из варяг в греки»


Менее известен широкой аудитории путь из «варяг в персы» («из варяг в арабы», «из варяг в булгары») — волжский путь, соединявший Скандинавию и Халифат. Однако существовал и третий путь, еще менее известный, — «из варяг в бьярмы» (А. В. Головнев), заложивший основы колонизации Русского Севера.

Легенда о халогаландском норманне Оттаре, прошедшим северным морским путем около 880-го года в далекую страну Биармию, стала известна благодаря королю Уэссекса Альфреду Великому. Король, не чуждый просвещению, принял северного морехода в гости и включил его рассказ в английский перевод «Истории против язычников» Павла Орозия.


33.jpg

Предполагаемый путь Оттара из Холугаланда в Биармию и Англию. Finn Bjorklid / Wikimedia Commons 


Повествование Оттара излагается по канонам итинерария, средневековой книги-указателя паломников, и в устах морехода напоминает записи из судового журнала.

«Он взял курс на север вдоль берега; в течение трех дней по правому борту оставалась пустынная земля, по левому - открытое море. Затем он достиг северного предела плаваний китобоев. Затем он продолжил путь дальше на север, пока мог плыть в течение еще трех дней. Затем земля повернула на восток или море вдалось в землю - он точно не знал: знал только, что там он ждал ветра с запада и чуть с севера: затем взял курс на восток вдоль берега, пока мог плыть в течение четырех дней. Затем он вынужден был ждать ветра прямо с севера, поскольку земля там повернула на юг или море вдалось в землю - он точно не знал. Затем он двинулся на юг вдоль берега, пока мог плыть в течение пяти дней. Затем большая река разъединила землю». (Цитата по: А. В. Головнев. Антропология движения. — Екатеринбург, 2009).

Оттар рассказывал королю о «коне-китах, обладающих очень красивой костью зубов» — так халогаландцу пришлось именовать моржей, ибо Альфред Великий никогда ранее не видел подобных животных.

В дальнейшем вслед за Оттаром, обогнувшем Нордкап и посетившем Бьярмию, поход в эту страну предпринял около 920 года его сын Эрик I Кровавая Секира. Сага об Олаве Трюггвасоне упоминает Хаука Длинные Чулки, которого конунг Харальд Прекрасноволосый послал «на север в Бьярмаланд, чтобы добыть меха».

Касательно названия «Бьярмия», «Бьярмаланд» существует множество предположений. Бьярмия упоминается в скандинавских сагах, в финской «Калевале»; название встречается в сочинениях Саксона Грамматика и в Иоакимовской летописи.

Витсен в своей «Северной и Восточной Тартарии» впрямую заявляет: «Слово Биармия, очевидно, значит то же самое, что и Пермия». В восточно-финских диалектах слово permi, связанное с топонимом «Бьярмия», означало ничто иное, как «бродячий торговец».

В обширных новгородских владениях земель с названием «пермь» было несколько. Так, известна «Колопермь» — Кольский полуостров. Именно в центре Кольского полуострова изображалась Бьярмия на «Carta Marina» — шведской карте 1539, на картах Меркатора и Ортелия.


44.jpg

«Carta Marina» по мюнхенскому экземпляру. Олаф Магнус. 1539. В верхнем правом углу можно рассмотреть BIARMIA


Другая «новгородская пермь» — Старая Пермь — находилась в Подвинье (территории вдоль Северной Двины), в будущих «двинских землях», за обладание которыми столетия спустя развернется соперничество между Новгородской республикой и Москвой.

Бьярмия, расположенная в Старой Перми-Заволочье (бассейне Северной Двины и Онеги), — это наиболее распространенная версия и потому наиболее оспариваемая. Чего стоит один только факт, что полемика между автором «норманнской теории» Г. Миллером и М. В. Ломоносовым развернулась в том числе и вокруг географии Биармии (в центре которой именитый русско-немецкий историограф разместил родные Ломоносову Холмогоры)!

Однако помимо арктического пути, по которому некогда прошел халогаландец Оттар, существовал еще один «путь в бьярмы» — через Балтику. Именно «шведским» путем (в противовес «финскому», арктическому) прошел викинг Бьерн Чернобокий по приказу свейского конунга Эйрика.

«Сага о шведском конунге Стурлауте Трудолюбивом повествует о его походе в Бьярмию, битве с конунгом бьярмов Раундольвом, победе и подчинении Бьярмии. Сага о Хальвдане рассказывает о том, как норвежский конунг провел на Восточном пути шестнадцать лет, подчинив Ладогу и Бьярмию (Глазырина 1996). Судя по сагам, за Бьярмию конкурировали норвежские и шведские викинги, а в Ладоге арктический и балтийский пути замкнулись в "северное кольцо"». 

А.В. Головнев «Феномен колонизации»


55.png

Синим обозначено т.наз. «северное кольцо». Иллюстрация из книги А. В. Головнева «Феномен колонизации», — Екатеринбург, 2015


Как мы видим, активная экспансия некоторых арктических регионов современной России началась уже в эпоху викингов, заложив основы для последующей колонизации «полунощных земель» Новгородской республикой. Вначале (XI–XII вв.) новгородцы в югорских землях ограничивались лишь данью (Шаскольский), что позволило им при ограниченных людских ресурсах подчинить огромную территорию, продвинувшись за Каменный пояс — намного дальше предшественников-норманнов.

Впрочем, «арктическим достижениям» древних новгородцев стоит посвятить отдельную статью…


***
Владимир Привалов, специально для GoArctic
далее в рубрике