Елена Смягликова: «Сейчас покорять Арктику очень престижно»

Образование
Валентин Юшкевич
28 Сентября, 2020 | 06:14
Елена Смягликова: «Сейчас покорять Арктику очень престижно»
Фото: ГУМРФ имени С.О. Макарова

 

Елена Смягликова человек для Арктики неслучайный. Коренная поморка родилась и более 30 лет трудилась в Архангельской области. После того как возглавляемый ею Арктический морской институт им. В.И. Воронина был признан лучшим среди всех восьми филиалов Государственного университета морского и речного флота (ГУМРФ) имени С.О. Макарова, была приглашена в Санкт-Петербург. С 2018 года по настоящее время занимает должность проректора по работе с филиалами и международной деятельности ГУМРФ. По нашей просьбе она рассказала об особенностях подготовки арктических моряков.

 

Елена Альбертовна, мой первый вопрос на злобу дня. Как Макаровка переживает пандемию и чем, в связи с этим, закончилась приемная кампания-2020?

– Пандемия разделила нашу жизнь на до и после. С 27 марта привычные занятия перешли в онлайн, а преподавателям и сотрудникам пришлось оперативно осваивать дистанционную работу. Прием документов от поступающих был также переведен в удаленный формат. Но мы справились, и хочу отметить, что, по сравнению с 2019, количество претендентов на место возросло с 2 до 8. Соответственно вырос и проходной балл. Например, на специальность «Организация перевозок и управление на транспорте» в нашем Колледже он составил максимальные 5 баллов.

 

Посвящение курсантов в Кронштадте. Фото: ГУМРФ имени С.О. Макарова


Бывая на разных дискуссионных площадках Петербурга, я часто слышу, что наш город называют «настоящей кузницей арктических кадров». Не слишком ли пафосно, и соответствует ли это действительности?

– Конечно, морские кадры для Арктики выпускаются не только в Макаровке и не только в Санкт-Петербурге. В России есть пять вузов, обучающих подобным специальностям. Например, Морской государственный университет им. адмирала Г.И. Невельского во Владивостоке или Сибирский государственный университет водного транспорта в Новосибирске тоже готовят таких специалистов. Но если смотреть на ГУМРФ вместе с филиалами (в том числе в северных регионах: Мурманске, Архангельске и Петрозаводске), то, пожалуй, нас можно смело назвать самыми арктически ориентированными.

 

Вы же понимаете, что нет ничего убедительнее конкретных цифр?

– В общей сложности у нас обучается более 15 000 студентов и курсантов. Ежегодно Макаровка выпускает более 1200 специалистов, а в одном из наших институтов «Морская Академия» есть специальный Арктический Факультет, который готовит профессионалов для работы в высоких широтах. Конечно, не все из них будут ходить по морям Северного ледовитого океана. Кому-то предстоит осваивать Арктику на берегу – логистами, экономистами, финансистами.

 

Предъявляются ли к поступающим на Арктический факультет и в другие институты какие-то особые требования?

– С одной стороны, морская профессия не из простых, и каждый абитуриент, помимо общего конкурса, проходит медицинскую комиссию. С другой, проводка судна в ледовой обстановке, конечно, отличается от работы в южных морях. Там не просто низкие, а иногда резко меняющиеся температуры (когда за одни сутки может произойти скачок от +5 до -30 градусов), постоянные смены атмосферного давления, пониженный уровень кислорода, условия полярной ночи… Все это требует специальной подготовки и адаптации организма к полярным условиям. Поэтому, по моему убеждению, здесь нужно отдавать предпочтение ребятам, родившимся на Русском Севере и с детства знающим, что это такое. Впрочем, законы о высшем образовании одинаковы для всех.

 

 Е. Смягликова в 2017 г. стала крестной матерью ледового судна Степан Макаров - фото Правда Севера.ру.jpg

Е. Смягликова в 2017 г. стала крестной матерью ледового судна «Степан Макаров». Фото: Правда Севера

 

Кстати, о законах. Насколько безболезненно Макаровка смогла перейти на европейскую модель обучения, подразумевающую бакалавриат и магистратуру?

– Понятно, что мы обязаны вписать свой образовательный процесс в эти стандарты и при этом еще и выполнять все требования «Международной конвенции о подготовке и дипломировании моряков и несении вахты» (ПДНВ). Поэтому для получения среднего профессионального образования необходимо учиться 4 года 10 месяцев, то есть почти пять лет. А высшее образование занимает еще больше. Первые два курса – теория. Затем к ней добавляется обязательная морская практика, а итоговая тема дипломной работы посвящается практическим аспектам, полученным выпускником на конкретном судне. И еще одна важная деталь – на работу в арктические моря допускаются только выпускники, прошедшие производственную практику и курс лекций по «Полярному кодексу Арктического судоходства». В России он вступил в силу 1 января 2017 года.


Но тут есть проблема. В среднесрочной перспективе российский арктический флот пополнят атомные ледоколы нового типа, строящиеся на «Балтийском заводе» и дальневосточной «Звезде», для обслуживания которых пока нет специалистов. Как и где их подготовить?

– Совершенно понятно, что для работы на новых ледоколах потребуются и специалисты нового типа, умеющие работать с современным оборудованием, в том числе атомным. В 2018 году при поддержке ФГУП «Атомфлот» в университете открылся первый в мире Центр морских арктических компетенций (ЦМАК). Его ядром стал уникальный тренажерный комплекс по управлению реакторной установкой «РИТМ-200» для подготовки, переподготовки и повышения квалификации экипажей универсальных атомных ледоколов проекта 22220 типа «Арктика». Обучение в ЦМАК проводят квалифицированные инструкторы с многолетним стажем работы на атомных ледоколах. Такое тесное взаимодействие с ведущими организациями и представителями морской отрасли позволяет нам поддерживать высокий уровень образования арктических кадров и в целом быть одним из лучших вузов на этом направлении.

 

Центр морских арктических компетенций. Фото: ГУМРФ имени адмирала С.О. Макарова

  

А как насчет трудоустройства? Как Вы относитесь к идее вернуться к советскому опыту распределения кадров?

– Сейчас для Макаровки, да и для всей морской отрасли проблемы трудоустройства молодых специалистов нет. Наоборот, дефицит кадров составляет порядка 12 процентов, а это много. Согласно программе обучения курсантов плавательных специальностей, после третьего курса каждый из них проходит годичную стажировку на флоте. Так вот, за лучшими уже после 3-4 курса стоит очередь из работодателей и судовладельцев. Например, у нас выстроены хорошие взаимоотношения с «Совкомфлотом», где проходят практику наши курсанты, и ежегодно десятки из них трудоустраиваются именно там. Всего же у нас подписано более 60 договоров с разными российскими и зарубежными компаниями.

 

А есть ли интерес к вашим выпускникам из-за рубежа?

– В отдел международного сотрудничества университета поступают запросы от различных зарубежных компаний, далее проводится внутренний отбор среди курсантов. Понятно, что, среди прочих требований, претенденты должны хорошо знать английский, как язык международного общения. Ближе к выпускным мы принимаем представительные делегации иностранных работодателей, которые сначала проводят свои презентации, а затем собеседования и соответствующий отбор кандидатов для практики и дальнейшего трудоустройства.

 

Учитывая непростую международную ситуацию, на Ваш взгляд, Арктика сегодня – это больше территория диалога или соперничества, в том числе на «преподавательском фронте»?

– Конечно мы, прежде всего, российский вуз, работающий на интересы своей страны. И у нас есть правительственные заказы, некоторые из которых носят закрытый характер. Но точек соприкосновения все же больше. Наши сотрудники входят, например, в состав Международной морской организации (ИМО), где принимают участие в разработке нормативных документов. У нас подписаны меморандумы о сотрудничестве со многими государствами, в том числе участниками и странами-наблюдателями Арктического совета. Относительно недавно подписали договор с Шанхайским морским университетом (Китай), предусматривающий обмен обучающимися. Такие же арктические связи поддерживаем с Японией. Одни из последних конструктивных встреч (до пандемии) были с французскими, финскими и бельгийскими коллегами.

 

Фото: ГУМРФ имени С.О. Макарова

 

Как вам вообще современная молодежь? Она готова «жертвовать собой» ради Арктики?

– Они не лучше и не хуже нашего поколения. Но они другие потому, что живут в другое время и на других скоростях. Психологи утверждают, что современному ребенку на принятие решения нужно всего семь секунд, а любую информацию он может получить при помощи интернета в режиме реального времени. Быть может, поэтому они не очень готовы ждать. Им хочется получить результат здесь и сейчас. И это нужно учитывать, как при наборе, так и при подготовке новых специалистов. Но я уже говорила, что мы отмечаем устойчивый рост интереса к морскому образованию. Причем не только у молодых людей. Около двадцати процентов – это девушки.

 

То есть при желании и женщина может занять капитанский мостик арктического судна?

– Уже занимают. Например, наша выпускница Диана Киджи является 2-м помощником капитана атомного ледокола «50 лет Победы». И это не единичный случай. Мне вообще кажется, что сейчас покорять Арктику очень престижно и, если условному молодому выпускнику предоставят возможность выбора, где служить – на Черном море или в Северном ледовитом океане, убеждена, что он выберет Арктику.

 

***

Валентин Юшкевич, специально для GoArctic

далее в рубрике