«Гиперборейский миф» в русской культуре Золотого века. Часть I

Культура и искусство
Валерий Кондаков
29 Июня, 2020, 04:23
«Гиперборейский миф» в русской культуре Золотого века. Часть I
Всеволод Иванов. Видение поморам богини Гипербореи. Источник: kulturologia.ru


С понятием «Гиперборея» связано очень много мифов. Это не только отголоски античной мифологии, собранные по фрагментам сочинений древнегреческих авторов, но и авторские мифы Нового времени, созданные во время «поиска полезного прошлого» в ключевое время жизни того или иного народа. К «гиперборейскому мифу» обращались мыслители для понимания своего места в истории и настоящем времени. Один из важнейших периодов русской истории – первая четверть XIX века, время правления императора Александра I (Александра Благословенного), которое позднее назвали Золотым веком русской культуры. Именно в это время «гиперборейский миф» был использован и получил распространение в русской литературной традиции.

 

Гиперборея в античной традиции

Сначала рассмотрим то, что составляет основу «гиперборейского мифа» – античные свидетельства о северной стране и ее обитателях. Политолог О.В. Матвейчев собрал известные античные свидетельства о Гиперборее в своей статье1.

Приведем наиболее значимые сведения об этой северной стране. В поэме Гесиода «Каталог женщин» VI века до н.э. гиперборейцы награждены эпитетами «пышноконных» и «щедросевных», в «гомеровском» гимне «Дионис и разбойники» Гиперборея упомянута как реальная территория наряду с Египтом и Кипром.

Гекатей Абдерский описывал Гиперборею как прекрасный остров в океане, почва которого очень плодородна. Павсаний в «Описании Эллады» сообщает, что дети гипербореев основали святилище Аполлона в Дельфах. Он же сообщает о спасительном появлении гиперборейцев во время обороны этого храма от галатов. Интересно описание гиперборейца Абариса, сделанное Гимерием: «мудрец Абарис был родом гиперборей, а по языку – эллин, по одежде и внешнему виду – скиф».



Арктический континент на карте Меркатора 1595 года. Источник: Wikimedia Commons


Псевдо-Аполлодор сообщает, что «сад Гесперид», откуда Геракл добыл золотые яблоки во время одиннадцатого подвига, располагался в Гиперборее. Согласно Геродоту, Аристей Проконнесский пытался совершить своеобразное паломничество в Гиперборею, но дошел лишь до племени исседонов, которые сообщили сведения, легшие в основу его сочинения «Аримаспея». Из сохранившихся фрагментов известно, что Гиперборея находилась далеко на севере за землями киммерийцев, скифов, исседонов, аримаспов и «стерегущих золото грифов».

Плиний Старший помещает Гиперборею к северу от Скифии за Рифейскими горами, там полгода светит солнце, а полгода полярная ночь. По Гекатею, Гиперборея – остров размером не меньше Сицилии, расположенный напротив Кельтики в океане. Позднее, в эллинистическое время, Страбон и Клавдий Птолемей понимали под гиперборейцами вообще всех северян.

Согласно древнегреческим мифам, в Гиперборее родилась богиня Лето, откуда она, беременная от Зевса, за двенадцать дней достигла острова Делос, где родила Аполлона и Артемиду. С этого момента Гиперборея стала неразрывно связана с Аполлоном. Ученые, в частности, А.И. Доватур, выделили две древнегреческие вариации «гиперборейского мифа»: «дельфийская» – гиперборейцы – идеальный и праздноживущий народ, и «делосская» – гиперборейцы – народ, посылающий жертвы («начатки плодов») на Делос в храм Аполлона.

По мнению О.В. Матвейчева, «многие «учителя Греции», несшие непонятные и недоступные эллинам мудрость и магические способности, согласно античной традиции, имели северное происхождение и были связаны с Аполлоном»2.

Античная основа «гиперборейского мифа» выглядит следующим образом: Гиперборея (др.-греч. Ὑπερβορεία — «за Бореем», «за северным ветром») – страна (возможно, островная), располагавшаяся между землями скифов и Заполярьем, при этом климат позволял выращивать там растения, которые имели сакральное значение («жертвенные плоды», «яблоки бессмертия»), а гиперборейцы – люди со сверхспособностями, приносящие жертвы Аполлону.


Гиперборейский миф в поздней традиции (Средневековье и Новое время). Попытки научного осмысления

Теперь рассмотрим, что было добавлено к «гиперборейскому мифу» к XIX веку. В XIII веке Роджер Бэкон (около 1214-1292 гг.) в произведении «Великое сочинение» локализовал Гиперборею севернее Руси, сообщив что из-за особого воздуха миролюбивые гиперборейцы не думают о смерти и не причиняют никому зла.



Роджер Бэкон. Источник: Wikimedia Commons


Также следует упомянуть работу шведского ученого Улофа Рудбека (1630-1702 гг.) «Атлантика и Манхейм» (1690 год), автор которой считал Скандинавию (в особенности, родную Швецию) землей и ассоциировал с известными ему таинственными древними землями – Туле, Гипербореей, садом Гесперид и даже Атлантидой. Улоф Рудбек был одним из лидеров «скандинавского готицизма» – историософского движения, приверженцы которого считали восточногерманский народ готов эпохи Великого переселения народов своими предками. Таким образом, сопоставив Скандинавию и Гиперборею/Атлантиду, Рудбек удревнил готицизм до времени античной архаики.

Улоф Рудбек. Источник: Wikimedia Commons


Французский астроном и политик (революционный мэр Парижа, позднее гильотинированный якобинцами) Жан Сильвен Байи (1736-1793 гг.) в своих письмах 1778 года Вольтеру, опубликованных в 1805 году, также поддержал идею о тождестве Гипербореи и Атлантиды. Более того, он считал Приполярье местом зарождения первой цивилизации3. В 23-м письме Байи предлагает считать район Исландии, Гренландии, Шпицбергена и Новой Земли местом нахождения Атлантиды (и, соответственно, Гипербореи)4. Сочинения Байи были известны в среде русской аристократии, говорившей и читавшей по-французски лучше, чем по-русски.

Жан Сильвен Байи. Источник: Wikimedia Commons


Золотой век русской литературы и споры о языке

Первая четверть XIX века в русской культуре по праву названа Золотым веком. Это не только расцвет поэзии, живописи, архитектуры, время военного триумфа, но и поиск своего места в истории.

Французская революция 1789 года породила национализм в политическом значении, реакция на эту революцию дала толчок к появлению консерватизма. Эти идеи достаточно быстро (вместе с французскими мигрантами) проникли на территорию Российской империи.

Первыми русскими литераторами националистического толка в России могут быть названы Ф.В. Ростопчин (1763-1826 гг.) и А.С. Шишков (1754-1841 гг.). Ростопчин получил известность благодаря успеху памфлета «Мысли вслух на Красном крыльце» (1807 год), где достаточно резко критиковал склонность русских дворян к французомании и прославлял русские исконные доблести. Шишков был отставным директором Адмиралтейского департамента морского министерства и организатором в 1811 году литературного общества «Беседа любителей русского слова». В это общество входили ведущие русские писатели: Г.Р. Державин, С.А. Ширинский-Шихматов, Д.И. Хвостов, А.А. Шаховской, Н.И. Гнедич, И.А. Крылов и другие.

А.С. Шишков. Источник: Wikimedia Commons


Участники «Беседы», их еще называли «шишковисты» и «архаисты», придерживались консервативных, классицистских взглядов. Они выступали за сохранение славянской лингвистики и, соответственно, против распространения иностранных слов в русском языке. «Шишковисты» выступали против «карамзинистов» – сторонников Н.М. Карамзина (1766-1826 гг.) и его реформы литературного русского языка на основе рационального подхода по европейскому образцу. Впрочем, полемика противоборствующих сторон была не столь воинственна, как позднее у западников и славянофилов.

Н.М. Карамзин. Источник: Wikimedia Commons

Шишков и его сторонники развивали в Российской империи националистический дискурс (преимущественно, отождествляя нацию и аристократию): участвовали в формировании литературного языка, близкого к народному пониманию, вырабатывали «пантеон героев», включавший представителей всех сословий (император Петр, князь Пожарский, дворянин Суворов, купец Минин, крестьянин Сусанин), пытались влиять на улучшение образования. Именно среди участников «Беседы» возродилась идея Гипербореи, но об этом далее.

 

Отечественная война и Заграничный поход

Первоначальный успех наступления Наполеона 1812 года («нашествие двунадесяти языков») заставил императора Александра пойти на популистские меры: поставить Кутузова во главе армии, назначить Ростопчина военным губернатором Москвы, а Шишкова – государственным секретарем.

В тяжелое для страны военное время император, возможно вопреки собственному желанию, обратился к народу за помощью в формировании ополчений. Таким образом, Александр был вынужден санкционировать националистический дискурс Ростопчина и Шишкова.

Когда угроза миновала и остатки армии Наполеона покинули пределы России, а русские войска начали Заграничный поход, Шишков был отправлен в отставку и возглавил Академию Российскую. При нем академиками стали М.М. Сперанский, А.С. Пушкин, Н.М. Карамзин, В.А. Жуковский и др.

Единение всего народа перед лицом неприятеля, триумф русской армии и русской дипломатии в 1812-1815 годах привели к активизации процесса нациестроительства. Делалось все, что характерно для ранней стадии формирования нации (в первую очередь, национально мыслящей аристократии): реформирование языка (расширение роли среднего языкового стиля за счет заимствований из высокого и низкого) и народного образования, выработка единого «пантеона героев» и т.д. Этим занимались участники «Беседы» и их коллеги-соперники из общества «Арзамас», в которое входили В.А. Жуковский, К.Н. Батюшков, В.Л. Пушкин, А.С. Пушкин, С.С. Уваров, Д.В. Давыдов, Н.И. Тургенев, Н.М. Муравьев и др.

 

«Выбор предка»

Для раннего этапа нациестроительства характерен не только интерес к собственной истории, но и поиск полезного прошлого, и его популяризация. Особенно важны процесс и результат «выбора предка», который должен быть очень древним (желательно самым древним) и занимать достойное место среди других народов. Для закрепления своего статуса «победителей Наполеона» и основателей гаранта мира в Европе – Священного союза, русским понадобился более славный и древний предок.

Исходя из исторических данных, доступных к XIX веку, существовало три пути «выбора предка», которые условно можно назвать «библейским», «славянским» и «античным».

«Библейский» («наследование по религии») подразумевал поиск предка в Священном писании, традиционно среди потомков Иафета – одного из сыновей Ноя. «Славянский» («наследование по языку») означал традиционное развитие истории от ранних славян через Древнюю Русь и Московское царство к современным русским. Этот путь был предложен в сочинении духовного лидера общества «Арзамас» Н.М. Карамзина «История государства Российского» (1803-1826 гг.).

«Античный» («наследование по почве») путь полагал выбор предка из числа народов, живших на территории будущей Российской империи и описанных древнегреческими авторами. Он, в свою очередь, может быть условно разделен на две (периодически смешиваемые) составляющие: «скифизм» или «скифство» («скифы как предки русских») и «гиперборейство» («гиперборейцы как предки русских»)5.

Продолжение следует


***

В.В. Кондаков, историк, специально для GoArctic


Литература:

Матвейчев О.В. Гиперборея и гиперборейцы в трудах античных ученых// Социально-гуманитарные знания. № 3. 2017 – С. 291-309.

Там же – С. 296.

Атлантида и Гиперборея. Мифы и факты. М., 2003. С. 21-320.

Там же - С. 233.

Сюда же может быть отнесен возникший позднее «византинизм» («византийцы как цивилизационные предки русских»). Примеры: русско-византийский стиль в архитектуре К.А. Тона, сочинение К.Н. Леонтьева «Византизм и славянство» (1875 год).

далее в рубрике