Сейчас в Архангельске

15:11 6 ˚С Погода
18+

Инецкий маяк: характер огня – проблесковый

Он оказался настоящим старинным особняком: кирпичные стены, трёхметровые потолки, длинные коридоры и множество загадочных помещений…

Маяки Арктики Архангельская область Белое море Поморье Путешествия по Арктике
Мика Петров
25 мая, 2024 | 11:52

Инецкий маяк: характер огня – проблесковый

Над Белым морем. Фото Мики Петрова


Сторож привёз нас к дому начальника Вепревского маяка. Мы занесли внутрь свои вещи, сели вокруг большой русской печи и стали обсуждать возможные сценарии развития событий.

Первый – отправиться в деревню Верхняя Золотица. Она находится в 15 километрах к востоку от Нижней. С местного аэродрома мы сможем вылететь в Архангельск.

Второй – поехать на гусеничном вездеходе в посёлок геологов Тучкино. Расстояние в 90 км мы будем преодолевать в течение 12 часов. Ну а потом нам придётся искать какой-то попутный транспорт.

Третий и самый предпочтительный вариант – продолжать держать путь к Инецкому мысу. Маяк, находящийся там, переведён на автоматическую работу, а его персонал снят. В настоящий момент смотрители вывозят оттуда своё имущество в Верхнюю Золотицу. Обратно они возвращаются с пустыми прицепами. Так что должно найтись место и для нас, и для нашего багажа. Начальник Вепревского по спутниковому телефону позвонил своим коллегам и попросил дождаться неожиданных пассажиров.



К поездке готов!


Мы тепло попрощались со сторожем и поехали в Верхнюю Золотицу. Дорога петляла вдоль замёрзшей речки. По её берегам возвышались старинные поморские усадьбы, по большей части уже опустелые и разрушенные… Главная достопримечательность селения – деревянная церковь с колокольней, построенная в 1894 году. Но нам пришлось оставить её без внимания, так как мы спешили, чтобы не разминуться с маячниками. Они согласились взять нас с собой, но сразу предупредили, что гостевых комнат при маяке не предусмотрено, условия проживания будут весьма суровые. А мы ответили, что после холодных ночёвок в рыбацких избах нам уже ничего не страшно!

К Инецкому мысу мы выехали на трёх машинах. В одном из прицепов лежали наши вещи, в другом разместились компаньон с напарником. Мы с девушкой сидели на снегоходах позади водителей. В обычное время – это наиболее комфортное место. Но на сей раз бушевала вьюга. Колючий ветер пронизывал до костей, забирая последние капли тепла. Из-за сложного рельефа приходилось сидеть неподвижно и крепко держаться за поручни, от чего во всём теле стыла кровь. 

В окрестностях деревни Това один из вездеходов не осилил крутой подъём и перевернулся. Нам пришлось спешиться и помогать толкать прицепы. К счастью, обошлось без серьёзных повреждений техники и людей. 



Тяжелые гусеничные машины


И вот, последнее поселение скрылось за холмами, впереди лежала бескрайняя болотистая пустошь. Страшно даже представить: продолжай мы свой путь пешком, то ночевать пришлось бы где-то тут, прямо посреди дремучей тундры…

40 километровое расстояние до Инцов мы преодолели за 2,5 часа. В уже сгущающихся сумерках я увидел проблеск света, а затем и тёмные очертания самого маяка. Он подобно острову возвышался над снежным морем. 

Нас встречали двое поморских тружеников – начальник маяка Валерий Николаевич Ануфриев и его матёрый безымянный кот.

По аналогии с Зимнегорским, я представлял себе величественную деревянную пирамиду. Однако Инецкий оказался настоящим старинным особняком: кирпичные стены, трёхметровые потолки, длинные коридоры и множество загадочных помещений.

Комната, которую нам любезно предоставили маячники, была небольшой. Всю бытовую обстановку составляла двухъярусная пружинистая кровать, книжный шкаф, письменный стол да печь-голландка, в которой уже весело потрескивали дрова. Пока спальня не прогрелась, я сидел на кухне в обнимку с электрическим обогревателем. Фотографировать маяк не пошёл, так как за окном бушевала снежная буря. Вместо этого мы решили лечь пораньше, а наутро с новыми силами приступить к изучению окрестностей. 

Вскоре после рассвета меня разбудило деликатное царапанье двери. На пороге я обнаружил маленькую кошку. Она робко вошла в комнату, осмотрелась и попросила еды. Я поделился с ней остатками нашего нехитрого ужина. Утолив голод, кошка забралась на мою кровать и с тихим мурлыканьем задремала. Я устроился рядом, прикрыл глаза, но заснуть уже не смог. Несмотря на то, что печь топилась всю ночь, в углу комнаты продолжал лежать принесённый с улицы снег…

Потом проснулись коллеги, мы наскоро выпили чая и отправились знакомиться с маяком. 



Инецкий маяк


Световой маяк на приметном мысу юго-восточного берега Горла Белого моря был учреждён в 1899, начал действовать в навигацию 1900 года. Маяк представляет собой башню с галереей и фонарным сооружением, возведённую на середине красного караульного дома. 

Башня делит здание на две части, каждая из которых имеет отдельные входы. Левая сторона (если смотреть на маяк с моря) была отведена смотрителю и его семье. Там было три жилых комнаты, кухня, кладовая и передняя. В правой части, предназначенной для вольнонаёмной прислуги, было четыре жилых комнаты, кухня и кладовая. В центре строения устроена маршевая двухпролётная лестница для подъёма на башню. Изначально маячная башня была каменная, восьмигранная.

Через два года после открытия освещения под действием грунтовых вод здание маяка начало оседать. В связи с этим потребовалось укрепление фундамента, а затем и капитальный ремонт. В 1906 году светооптический аппарат демонтировали, а разрушающуюся башню полностью разобрали и отстроили заново.

«Вместо маяка была временно поставлена сигнальная мачта, на которую поднимался небольшой фонарь с оптическими стёклами, освещающий часть горизонта к морю постоянным белым огнём до 10 миль» (Главное гидрографическое управление Морского министерства Российской империи) 

В 1921 году в стенах здания были обнаружены трещины, и маяк вновь пришлось перестраивать. Караульный дом скрепили железными сваями, а башню для облегчения конструкции частично выполнили из дерева. При этом высота маяка увеличилась до 20 метров, а высота огня от уровня моря стала составлять 35 метров.



На вершину башни


Маячную башню венчает восьмигранное медное фонарное сооружение. Оно вместе с диоптрическим аппаратом третьего разряда было изготовлено французской фирмой «Barbier & Benard». 

В первые годы в качестве источника света использовалась лампа с керосино-фитильной горелкой, затем её заменили на керосино-калильную. Инецкий маяк светил постоянным белым огнём с дальностью видимости 16 морских миль.

В 1963 году вместо импортной оптической системы установили отечественный электрический аппарат ЭМН-500, характер огня при этом остался прежним. 

В 2007 году за счёт средств технической помощи Норвегии, по контракту с департаментом экономического развития Мурманской области был произведён капитальный ремонт фасадов и крыши. Внутри оптической системы поместили современное светодиодное устройство, и характер огня сменился с постоянного на проблесковый. 



Характер огня


На улице было пасмурно. Но на фоне окружающей белизны тёмно-красное здание выглядело ослепительно ярким. Можно было долго бродить вокруг маяка в поисках идеального ракурса. Однако я ограничился десятком кадров, а после, в компании маячного пса направился в сторону бывшей деревни И́нцы. 

Она находилась в устье реки Большие И́нцы. Берега её песчаные и крутые, поверхность усеяна буграми, за которыми тянется тундра и кустарник. Поселение было образовано в середине XVIII века. А к началу XIX уже насчитывало 7 дворов. Местные жители занимались рыбацким и зверобойным промыслом. 

В 1929 году при маяке была учреждена гидрометеостанция. Она прекратила своё действие осенью 97-го в связи с сокращением штатов. Вскоре опустела и сама деревня. Большинство домов уже разрушилось от времени. Из десятка изб сохранилось лишь три, да и те пребывают в плачевном состоянии. Я заглянул в одну из них. Потолок в сенях обвалился, но жилые комнаты остались невредимыми. Внутри было чисто и просторно; добротная деревянная мебель аккуратно стояла вдоль стен; на печи лежали чьи-то забытые валенки; а в кухонном шкафу нашёлся набор столовых приборов и чистая посуда. Меня не покидало ощущение, что жильцы уехали отсюда совсем недавно. Но на самом деле прошло уже больше двадцати лет… 



В покинутой деревне


На обратном пути я внезапно почувствовал, что ветер переменился. Тёплые порывы задували с юга, и воздух начал пахнуть весной. От этого поднималось настроение и хотелось дышать полной грудью.

Возле прицепов толпились люди. Мне сообщили, что через четверть часа караван вездеходов отправляется в Ручьи. Я поспешил в комнату, чтобы собрать свои вещи. Уложился за пять минут, но впопыхах обронил чехол от штатива. К счастью, сама тренога осталась при мне. 

Перед отъездом мы с коллегой поднялись по чугунной винтовой лестнице на вершину башни и сделали несколько снимков.



Почетная грамота коллективу Инецкого маяка


Начальник Инецкого вышел нас проводить. Несмотря на выход в отставку, он остаётся при маяке. Не так-то просто расстаться с местом, где провёл большую часть своей жизни…


***

Мика Петров, специально для GoArctic

далее в рубрике