Сейчас в Архангельске

19:10 0 ˚С Погода
6+

Крушение "Невы". Стечение обстоятельств и несчастливый финал

Нероссийская Арктика
Андрей Епатко
20 Апреля, 2022, 12:13
Крушение "Невы". Стечение обстоятельств и несчастливый финал
 Шлюп «Нева» в гавани Петра и Павла (Петропавловска). Гравюра 1813 г. По рисунку 1804 г. Кругосветная экспедиция Крузенштерна.


Как известно, отдалённость Русской Америки от России была одной из самых больших проблем царского правительства. Особенно это касалось судоходства: наши парусники не всегда были приспособлены для плавания в Северной части Тихого океана, где тайфуны, поднимающие шестнадцатиметровые волны, – нередкое явление! У берегов Аляски и сейчас образуются мощные циклоны, а район Алеутских островов считается одним из самых суровых мест на планете, за исключением, разве что, полярных регионов.

Неудивительно, что Российско-Американская компания в первой половине XIX века почти ежегодно теряла по одному судну. Одно из таких кораблекрушений – вероятно, самое известное -- имело место в 1813 году. Не исключено, что эта трагедия так и осталась бы за семью печатями, если бы не одно но… Это было непростое судно: семью годами ранее шлюп «Нева» - наряду с «Надеждой» - участвовал в первом русском кругосветном плавании под командованием Крузенштерна. Во-вторых, к трагедии, произошедшей у берегов Аляски, проявил интерес выдающийся мореплаватель Василий Головин, автор «Описания примечательных кораблекрушений».

И всё равно: гибель «Невы» полна тёмных пятен. Несмотря на то, что выжившие члены экипажа были спасены и доставлены в Ново-Архангельск, задокументированных свидетельств о произошедшем нет.

Итак, что же приключилось с «Невой» в ту злополучную ночь 1813 года на Аляске?

Начнём с предыстории…


Путь в Русскую Америку

    

       Александр Баранов, первый Главный Правитель Русской Америки. Рис. Нач. XIX в.

 

В 1812 году бессменный правитель Русской Америки Александр Баранов решился возвратиться в Отечество и провести остаток дней в родном Каргополе. Тогда-то он и попросил назначить ему преемника. Правительство медлило с ответом, пока выбор не пал на коллежского советника, а также, по совместительству, известного геолога и химика -- Терентия Борноволокова.

Летом 1812 года последний прибыл в Охотск, откуда он должен был отплыть в крепость Ново-Архангельск (ныне – Ситка или Cитха) – бывшую столицу Русской Америки. Капитаном корабля «Нева» был опытный морской офицер лейтенант Яков Подушкин, служивший ещё под началом знаменитого адмирала Синявина.

Что касается парусника, как уже упоминалось, это был тот самый легендарный шлюп, на котором Крузенштерн и Лисянский в 1803-1806 годах осуществили первую кругосветную российскую экспедицию. Удивительная судьба великих кораблей! Санта-Мария «Колумба» погибла близ Гаити, «Неве» же Крузенштерна суждено было разбиться на американских скалах...

Помощником капитана был назначен штурман Даниил Калинин, ходивший на «Неве» вокруг света и по праву считавшийся одним из искуснейших и опытнейших навигаторов. На судне также находилось четырнадцать «разночинцев», пятьдесят шесть промышленников и четыре женщины – жёны и дочери служителей компании.

«Нева» отправилась в свой последний рейс в августе 1812 года из Охотска. Сначала погода благоприятствовала плаванию: дул попутный северо-западный ветер, однако вскоре начались противные ветра. Заходя с разных румбов компаса, они изматывали экипаж, заставляя постоянно работать с парусами. По-видимому, крупную ошибку капитан совершил, когда повёл судно к югу от Алеутских островов, где дуют, в основном, встречные ветра. В итоге, когда с борта «Невы» заметили американский берег, на судне уже чувствовался недостаток в пресной воде.

Шторм начался 8 ноября… Ночью жестоким ветром сломало грот-стеньгу и порвало большинство парусов. Теперь изрядно потрёпанное судно находилось в бедственном положении.

Если сначала капитан надеялся зайти в какую-нибудь из гаваней Уналашки или острова Кадьяк, то в таком положении он решил пуститься в первый «способный» порт, куда сможет дойти истерзанный штормом корабль. Сам капитан Подушкин, никогда не служивший на Тихом океане и незнакомый с американскими берегами, сложил с себя полномочия и дал полную свободу штурману Калинину, хорошо знающему здешние берега. Впрочем, очевидцы сообщают, что сначала Подушкин обратился к Борноволокову с беспрецедентным в истории флота заявлением: «что он не в силах управлять кораблем и находит только одно средство к спасению – ссадить команду на берег, а корабль передать в жертву волнам» (!). Характерно, что новый правитель Русской Америки – человек сугубо сухопутный – не растерялся, а принял единственно правильное решение – передал командование шлюпом штурману.

Приняв «Неву» в своё управление, Калинин воспользовался попутными ветрами и привёл судно в небольшую безопасную гавань Чугатской губы[1]. Увы, к несчастью экипажа, несогласия, возникшие между старшими офицерами, здесь ещё более усилились. Подушкин предлагал перезимовать в этом месте, представляя неизбежную опасность ввиду плавания в зимнее время на старом корабле, с повреждёнными снастями и неподготовленным экипажем, который к тому же начал поочерёдно заболевать.

Однако Калинин был другого мнения: он полагал, что зимовка в столь суровом климате, без жилья, достаточной пищи и «занятия для служителей», распространит среди экипажа цингу, после чего судну уже невозможно будет достичь какого-либо порта, где находятся россияне. Таким образом, Калинин ратовал за немедленное отплытие к острову Ситка. Своё решение новоявленный шкипер подкрепил тем обстоятельством, что в данном районе преобладали северные и северо-западные ветра, обещавшие успех плаванию к Ново-Архангельску.


   Остров Ситка. Ново-Архангельск. Бывшая столица Русской Америки. Гравюра 1880-х гг.


Борноволоков, как представитель власти в Русской Америке, должен был решить спор между двумя мореходами. Как человек, сухопутный, он долго колебался, но, наконец, поддержал идею немедленного отплытия.

Исправив парусник, насколько это было возможно, Калинин 1 декабря 1812 года вывел судно из гавани и взял курс к мысу Эджеком, лежавшему при входе в Ситхинский залив, где, собственно, и расположился Ново-Архангельск.


Последнее плавание "Невы"

Первые четыре дня плавания прошли довольно успешно, но с первых чисел декабря поднялись встречные или, как говорят моряки, противные ветра, которые «удалили» корабль от берегов, да так далеко, что «Неву» болтало в океане около месяца. В продолжении этой северной «Одиссеи» несчастный экипаж страдал не столько от холода, сырости, недостатка пищи и свирепых бурь, сколько от несогласия офицеров, которые не очень-то доверяли новому капитану. Очевидцы рассказывают, что Калинин по пять раз на дню менял курс судна: то «Нева» шла в Ситку, то в Кадьяк, Уналашку или Якутат – крупный залив на Аляске. «Едва ли сыщется ныне в нашем флоте офицер столь малодушный, который с каждой переменой ветра переменял и порт своего назначения, чтоб только плыть с попутным ветром, - писал об этом случае известный мореплаватель начала XIX века Головин. – Но мне известно, что на корабле «Нева» в это время господствовал совершенный беспорядок, а Борноволоков (сменщик Баранова на посту правителя Русской Америки – А.Е.), не зная науки мореплавания, со всем своим умом, не мог решительно приказывать, что делать надлежало, и по необходимости следовал внушениям других, а посему повеления его часто переменялись». Например, он неожиданно для всех вдруг предложил направиться к Сандвичевым островам (на Гавайи), о которых читал в одном путешествии. Однако офицеры объяснили Бороноволкову, что на переход в южные широты у них нет ни съестных припасов, ни пресной воды, о чем прежде он, как человек не морской, не удосужился справиться.

Экипаж и пассажиры, глядя на своих офицеров, также разделились на партии, которые враждовали между собой. Недоброжелатели прежнего капитана старались распространить слух, будто бы он назло Калинину подучил рулевых сбиваться неприметным образом с курса, только чтобы запутать его счисления в пути…

Наконец, ночью 8 января 1813 года с «Невы» был замечен высокий берег, который, по мнению капитана, был мыс Эджком. Внешний вид берега (это был остров Крузов), знакомый Калинину по прежним его плаваниям, убедил его в этом. В полной уверенности, что его наблюдения верны, шкипер решил не упускать слабого попутного ветра и, пользуясь бризом, повел судно вглубь Ситхинского залива, чтобы с рассветом встать на рейде Ново-Архангельска. Видя на горизонте гору Эджком, Калинин, по её положению, опередил курс и уже предвкушал радостную встречу в порту. «Теперь выпью стакан чаю, лягу отдохнуть часа на два», - произнёс он, оставив на вахте лишь штурманского ученика. Примерно через час пошёл мелкий дождик и берег покрыла пелена тумана…

Разбирая грядущие события, Головин считает, что Калинин поступил против всех правил мореходного искусства, особенно учитывая, что в Ситхинском заливе много подводных камней и есть довольно сильный прилив, действующий, как пишет Головин «неправильно». «Следовательно, - продолжает он, - одни только опытные местные лоцманы, коих здесь вовсе нет, могут принимать в соображение действие течений. Все сии обстоятельства, кончено, были известны Калинину, и потому я думаю, что весьма худое состояние, в котором находился корабль, заставило его отважиться на столь опасный и при лучших обстоятельствах неблагоразумный поступок: он боялся, что, если крепким ветром их опять отнесёт от берега, то они должны будут погибнуть в море…»

За два часа до рассвета вперёдсмотрящий отчаянно закричал: «Земля перед носом!»… Сначала этот крик произвёл страх, а потом замешательство по всему кораблю: все кричали, бегали, суетились. Было очевидно, что на судне отсутствуют единоначалие и подчинённость. Никто не слушал команд: царила полная разноголосица…

По словам очевидцев, сперва хотели отвернуть в строну, но не знали в какую. Потом решили бросить якорь, который, впрочем, быстро ушёл на дно, не будучи застопорённым. В итоге судно понесло к берегу…

Легендарный корабль, впервые перенесший россиян вокруг света, застрял на камнях вблизи огромного, неприступного утеса. Когда это случилось, ветер был ещё умеренным, однако на рассвете за очень короткое время он усилился… На паруснике срубили мачты и спустили на воду баркас.

Комментируя это, Головин замечает, что успешно спустить шлюпку на воду можно только «без замешательства и при умеренном волнении»… Неудивительно, что баркас был тут же залит, и люди, находившиеся на нём, потонули – в том числе женщины и дети. Тогда оставшиеся на палубе, бросились делать из запасного рангоута плоты, но последние разбило и разнесло волнением.

…После полудня штормовые волны стал разламывать «Неву» на части, а вскоре шлюп затонул: на поверхности осталась лишь груда корабельных обломков, за которые отчаянно цеплялись люди. Прибой у берега был настолько велик, что многие из команды, достигнув скал, были разбиты волнами о камни: часть людей была сильно изранена, многие из них скончались от ушибов и ран прямо на берегу. В числе последних были Борноволоков и Калинин… Так и не вступивший на американский берег правитель Русской Америки погиб вместе с капитаном «Невы». Впрочем, первый капитан судна – Подушкин – спасся: он был выброшен на берег без сознания и приведён в чувство подоспевшими матросами[2]. Из ста двадцати четырёх находившихся на борту человек спаслись лишь двадцать пять. 

Что же произошло со спасшимися?..

Благодаря тому обстоятельству, что баркас с «Невы» уцелел, два промышленника из числа пассажиров сумели достичь Ново-Архангельска. Узнав о крушении судна, Баранов немедленно отправил к месту крушения вооружённый отряд, который отыскал выживших и перевёз их в крепость…


Двести лет спустя

Казалось, на этом трагическая история «Невы» заканчивается. Однако спустя два века после катастрофы международная группа исследователей обнаружила лагерь спасённых. Учёные из США, Канады, России в течение трёх лет проводили раскопки на Аляске и, по совокупности данных, определили наиболее вероятное место, где находился лагерь потерпевших крушение.

К слову сказать, приступить к раскопкам было непросто: на острове Крузов, близ которого «Нева» затонула, находится потухший вулкан. У коренного населения Аляски он считается святыней; в этой связи индейцы выразили недовольство по поводу грядущих археологических работ. Однако руководителям проекта вместе с властями города Ситки удалось договориться с общиной индейцев-тлинкитов, проживающих в городе и его окрестностях, чтобы те дали согласие на раскопки. Также работа археологов осложнялась непрерывными дождями и тем, что остров окружён глыбами из застывшей вулканической лавы.

«Лично для меня поездка на Аляску стала первым серьёзным испытанием проведения раскопок в условиях, полностью изолированных от цивилизации, - признаётся российский участник экспедиции Артур Харинский. – Ведь на острове отсутствует постоянное население; зато там много белых медведей, что заставило американскую сторону прибегнуть к специальным мерам безопасности: огородить всю территорию лагеря проволокой, по которой был пропущен электрический ток, использовать звуковые сигналы-ревуны, отпугивающие зверя, и выдать каждому члену экспедиции личный баллончик с горчичным газом».

На месте предполагаемого «лагеря выживших» учёным удалось найти множество простых инструментов, а также следы очагов. Без сомнения, найденные артефакты (в основном, предметы быта) принадлежали выжившим после крушения членам экипажа «Невы», которые прожили почти месяц на диком американском берегу, питаясь тем, что находили вокруг, и собирая прибитые к берегу корабельные припасы.

Любопытно, что подобных стоянок было несколько. В ходе раскопок на них были найдены мушкетные пули, кусочек листовой меди, топор и рыболовный крючок, сделанный из меди. По характерным следам исследователи смогли восстановить некоторые приёмы, которыми, вероятно, пользовались моряки, чтобы скомпенсировать недостаток припасов. Например, они переделывали пули под меньший калибр, изготавливали самодельные рыболовные крючки, а кремни выведенных из строя мушкетов использовали для разведения огня.

«Предметы, оставленные выжившими после крушения людьми, позволяют запечатлеть уникальный момент прошлого – январь 1813 года, - говорит руководитель экспедиции Дэйв Мак Махан. – Они могут помочь нам понять адаптационные механизмы, благодаря которым люди смогли дождаться спасения в холодных природных условиях почти месяц… Мы не нашли никаких неопровержимых улик, что здесь жили спасённые с «Невы». Но мы этого и не ждали. Редко, когда можно найти какие-нибудь предметы, на которых выгравировано название корабля, но это определённо явный признак выживших в суровых условиях субарктического климат».

Помимо полевых работ, ученые провели сканирование морского дна над предполагаемым местом кораблекрушения, обнаружив там аномалии – инородные включения в грунт. Теперь предстоит выяснить, являются ли данные элементы частью «Невы», затонувшей более двухсот лет назад.

    

        Предположительно, пряжка одного из спасённых с «Невы». «Лагерь выживших». Аляска. Фото 2012 г. 

 

    Автор: А.Ю. Епатко,  ст. научный сотрудник Государственного Русского музея. 




[1] Чугатский залив довольно редко упоминается в документах Русской Америки. По-видимому, это один из Алеутских островов.

[2] Подушкин стал единственным офицером, спасшимся из всей команды





далее в рубрике