Сейчас в Архангельске

02:39 6 ˚С Погода
6+

На лыжах через Гренландию, вещи викингов и спасение с "Карлука": новые книги об Арктике

Нероссийская Арктика
Татьяна Шабаева
2 Декабря, 2021, 12:07
На лыжах через Гренландию, вещи викингов и спасение с "Карлука": новые книги об Арктике

Сферолит на острове Чампа, Земля Франца-Иосифа. Автор фото Владимир Мельник, GeoPhoto.ru.


Нансен, Фритьоф «На лыжах через Гренландию. Жизнь эскимосов». – Москва: Паулсен, 2021. – 304 с., ил.


В этом году можно было отметить сразу два нансеновских юбилея: 160 лет со дня рождения и 100 лет со времени оказания помощи голодающим Поволжья – этим Нансен занимался в качестве Верховного комиссара Лиги Наций. Но знаменитая экспедиция его в Гренландию произошла в 1888-89 гг. – это была первая экспедиция, которую он возглавил, и дело, за которое он взялся, считалось почти невыполнимым: пересечь с востока на запад ледяной щит Гренландии.

На тот момент это была интереснейшая задача. Ещё храбрые викинги пытались отыскать внутри Гренландии участки, более пригодные для жизни, – но безуспешно. Эскимосы считали, что внутренняя Гренландия населена огромными духами, и ходить туда не следует. Знаменитый Норденшёльд, увенчавший себя славой арктический путешественник, полагал, что за ледниковым щитом должны быть обнажённые участки земли с более мягким климатом. Фритьоф Нансен был первым, кто доказал, что это не так. Пройти Гренландию именно с востока на запад для него было делом принципа, потому что в таком случае возвращаться было некуда. Восток острова считался необитаемым. К нему не подходили суда: из-за дрейфующего льда это было практически невыполнимо. Тот, кто шёл вглубь Гренландии с востока, -- обречён был дойти до населённого западного берега или погибнуть.

Сегодня можно сказать, что успеху отчаянного предприятия Нансена во многом помогла его феноменальная удача. Всякий раз, когда казалось, что достигнуть берега, от которого лодки относило течением прямо в дрейфующий лёд, – невозможно; что преодолевать трещины ледникового щита слишком рискованно; что погода не даст шанса, -- словно благосклонный дух вмешивался в ход событий. В начале экспедиции казалось, что одежды недостаточно, -- но никто не замёрз. Все члены экспедиции испытывали постоянный голод и, несмотря на снег вокруг, неутолимую жажду, – но ни у кого не случилось упадка сил. Бывшие в экспедиции лопари (саамы) неоднократно отчаивались, упрекали Нансена за несбывшиеся надежды и прощались с родным Финнмарком – но в итоге никто не сдался, и даже серьёзных травм на протяжении всего тяжелейшего пути не было. Все дошли, и все вошли в историю.

Когда он вернулся домой, его спросили, достаточно ли пищи получал он во время этого путешествия. Нет, сыт он не бывал никогда. «Да, но тогда это было очень тяжело?» – «О да, особенно вначале, когда мы к этому еще не привыкли; но Нансен сказал, что пищи мы получаем достаточно, и это помогло нам. А как видите, это так и было на самом деле».

Это невозможно списать только на удачу, оптимизм и чувство юмора, неизменно ему свойственные. Нансен сам распределял продукты, сам толкал тяжелейшие сани, сам шёл вперёд, лыжной палкой прощупывая трещины, и вставал каждое утро на час раньше всех, чтобы приготовить завтрак. «Это было неприятное занятие, но я не хотел доверить его никому другому, так как необходимо было насколько возможно экономить спирт, а я считал, что у меня в этом больше опыта», -- пишет он в своей книге. И получилось так, что молодой человек (ему тогда было 27 лет), который впервые в жизни готовил арктическую экспедицию, сумел учесть всё самое существенное.

Нансен принял множество решений – некоторые из них не оправдались (так, он не учёл скорость течения вблизи восточного берега Гренландии, на тот момент неизвестную, и взял с собой недостаточно жиров), некоторые были вынужденными и весьма рискованными, как путешествие по леднику на санях под парусом, – но по сумме всех этих решений выиграл. 

Старый Равна заключил свою хвалебную речь, сказав: «Мне понравился западный берег, здесь старому лопарю хорошо, здесь много оленей, здесь совсем как в финмаркенских горах». Позднее Свердруп говорил, что самый чудесный вечер в его жизни был тот, когда он лежал у первого костра из кустарника и курил мох.

А впереди ещё были «зимние» полгода, которые предстояло провести у эскимосов…

Фритьоф Нансен «Жизнь эскимосов»

Эскимосы стоят на переднем посту лицом к лицу с бесконечной тишиной снежных пространств. Они приняли в свое владение те области, которыми все пренебрегли. В постоянной борьбе, медленно совершенствуясь, эскимосы научились тому, чего никто не знает лучше их. Там, где для других кончаются возможные для жизни условия, для эскимоса начинается жизнь. Он полюбил эти места, они для него мир, в котором он один человек.


Ханрахан, Мора «Легенда «Карлука». Арктическая жизнь капитана Роберта Абрама Бартлетта». – Москва: Паулсен, 2021. – 304 с., ил. 


В 1913 году судно «Карлук» вышло из порта Виктории в Британской Колумбии в составе Канадской арктической экспедиции. Это была первая снаряжённая канадским правительством экспедиция в Западную Арктику, с немалой надеждой на расширение британского и канадского суверенитета в регионе – пока этого не сделали Российская империя и США. Помимо учёных, на борту «Карлука» было 13 членов команды, и, в качестве членов семьи одного из них, даже женщина и две девочки. Организовал экспедицию Вильялмур Стефанссон, полагавший, что «на Севере находится континент, который только предстоит открыть» (это были всё те же поиски легендарной северной земли, которая для нас ярче всего воплотилась в образе «Земли Санникова»).

С самого начала было известно, что деревянный «Карлук» плохо колет лёд, кроме того, судно вышло в море перегруженным, и «всё это не предвещало ничего хорошего». Шкипером судна был 39-летний Боб Бартлетт.

В некотором роде, экспедицию на «Карлуке» можно рассматривать как противоположность экспедиции Нансена. Коллектив не был дружным и сплочённым, взятые в подмогу эскимосы оставались безымянными слугами, а не равноправными членами команды, как лопари Нансена, - и, может быть, самое главное отличие заключалось в том, что на «Карлуке» не было одного непререкаемого авторитета. Бартлетт был суеверен и мало знаком с этими местами, а Стефанссон – полон решимости продолжать плавание. 13 августа, на пути в Ном, «Карлук» окончательно застрял во льдах, начался его дрейф, в результате которого льды протащили судно мимо Аляски и севернее острова Врангеля. 

21 год спустя примерно в этом же районе разыграется драма парохода «Челюскин». Но тогда уже счастливо вмешается авиация, а зимой 1913/14 года на неё и надежды быть не могло. Стефанссон с  несколькими мужчинами сразу ушёл за подмогой (он благополучно достигнет земли, но не озаботится немедленным спасением экспедиции), а «Карлук» остался беспомощно дрейфовать. На первое время на корабле было достаточно пищи и топлива, Бартлетт старался поддерживать в людях оптимизм и занимать их делами. Но потом льды сильнее сжали деревянное судно – и стало далее невозможно скрывать всю безнадёжность положения: бригантина начала тонуть. Люди остались на льдине. Бартлетту удалось вывести их к острову Врангеля; затем, взяв с собой эскимоса Катактовика, он отправился за помощью к побережью Чукотки, «о которой знал не больше, чем о Марсе»... 

Автор «Легенды «Карлука» канадская писательница Мора Ханрахан работала в архивах трёх стран и описала подвиг этих двух мужчин, прошедших по движущимся льдам 1100 километров за 37 дней... Однако её книга всё же не об этом. Более всего её занимает возможность воздать по заслугам инуитам (эскимосам), чья роль в экспедициях Бартлетта и его учителя Роберта Пири, по её мнению, сильно недооценена. Затем, следуя маршрутом капитана Бартлетта, она рассказывает читателям и о чукчах.

Все встреченные чукчи восхищали Бартлетта — и дело было не только в том, что он чувствовал облегчение и радость после опасного путешествия, но и в характере сибирского народа… Но высокомерие, свойственное большинству белых исследователей, все-таки проявлялось: в частности, он не называл встреченных людей по именам. 

Характерно, однако, что настороженность в отношении чукчей выказывал не Бартлетт, а эскимос Катактовик.

Возможно, исследование Моры Ханрахан несколько политизировано в духе «актуальной повестки» и «вины белого человека» -- она действительно не упускает случая покритиковать «роль белых людей», -- но главным своим героем она всё же выбрала капитана Бартлетта – немалая часть книги посвящена его семье, его становлению как моряка и его «вине выжившего», ибо не всех оставшихся зимовать на острове Врангеля удалось спасти и Бартлетта, в отличие от Стефанссона,  это продолжало мучить  в последующие годы.

Несколькими годами позднее, благодаря появлению радио и других новых технологий, трагедии «Карлука», вероятно, удалось бы избежать.
   Остаётся добавить, что в те же годы в Арктике потерпели бедствие три русские экспедиции: Русанова, Брусилова и Седова…


Стив Эшби, Элисон Леонард «Викинги». – Москва: «Манн, Иванов и Фербер», 2021. 


О викингах, как о римлянах, можно сказать, что они объединяли разные миры. «Расцветом викингов» мы зовём IX – XI века, и в ту пору, от которой нас отделяет тысячелетие, кипучая энергия викингов распространилась от Руси до Гренландии и Канады. Первым упоминанием этой энергии принято считать 793 год, когда они – хотя возможно, что и не они – разрушили монашескую обитель в Нортумбрии. И везде, где проходили викинги, оставались их артефакты.

Книга Эшби и Леонард – это прежде всего описание артефактов. Из чего викинги ели и пили, во что они играли, чем украшали одежду, мололи зерно, сражались и расплачивались…

Назначение некоторых предметов так и остаётся загадкой – как, например, этой дощечки из китового уса:


Хотя версии, конечно, имеются, а открытия, добавляющие новой информации, совершаются постоянно. Представленная книга хорошо обобщает эту информацию, в которой вновь открывшееся накладывается на ранее известное, а множество цветных иллюстраций позволяет читателю самому составить свои предположения.

Не приходится удивляться и тому, что одним из самых ценных найденных артефактов стали не золотые монеты или дорогие украшения, а окаменевшие человеческие испражнения IX века: чрезвычайно информативная находка.

А одного только кулона в виде валькирии хватит, чтобы составлять теории о воинственности и вооружении женщин-викингов! 

В книге много изображений драгоценных и красивых вещей тонкой работы (немалая их часть – взятые с боем трофеи), но с точки зрения историков, не меньший интерес представляют костяные обрезки – отходы от производства гребней.

 

Гребни эпохи викингов производились из множества небольших кусочков оленьих рогов; мастер специальными инструментами подгонял их друг к другу по разме­ру и форме, а затем соединял с помощью заклепок из железа или медного сплава. Чтобы получилась гладкая и чистая поверхность, на которую можно нанести резной или чеканный орнамент, грубый рог следовало распилить, и от этого оставались ты­сячи мелких фрагментов.

По относительно сохранным образцам можно представить, что получалось в итоге:

Представленную книгу можно рассматривать не только как погружение в мир вещей древних скандинавов – благодаря их весьма активному обогащению имуществом со всего известного на тот момент света (как приобретению, так и присвоению), по весьма богатому ассортименту артефактов из кладов викингов можно судить о материальной культуре разных стран Европы, вплоть до Византии, и даже о торговых связях с арабским Востоком.

Отдельный сюжет – история кладов, как они были найдены и что это может рассказать нам о владельцах, которых вещи пережили более чем на тысячелетие. Большинство этих кладов пролежали в земле, по меньшей мере, до XIX века, но и по сей день земля Британии и Дании, Скандинавии и Балтии продолжает отдавать реликвии из древних захоронений, попадающие в музеи самых разных государств. Книга "Викинги" -- прекрасная возможность с ними познакомиться.    



Подготовила Татьяна Шабаева.
далее в рубрике