Сейчас в Мурманске

23:11 ˚С
6+

Особенности экстремального климата. «Север – край сильных!»

Северные города

Особенности экстремального климата. «Север – край сильных!»
Полярная ночь. Автор на лыжной прогулке в -45С.


Мы живём в заполярном городе, где отрицательные температуры стабильно держатся в течение девяти месяцев, а снег может иногда выпасть даже в июле! О том, как норильчане научились приспосабливаться к ветру и обильному снегу мы уже писали, а вот как люди научились жить и эффективно работать, когда на улице -40-50 С – об этом стоит поговорить отдельно.

Не устану повторять, что Таймыр – это самое неблагоприятное для проживания человека место на Евразийском континенте. Мало кто задумывается о том, что с Востока и с Запада наш материк обогревается тёплыми течениями и климат в Скандинавии, на Кольском полуострове, или, например, на Камчатке и Чукотке заметно мягче, нежели на Таймыре. Наш полуостров не самый холодный – полюс холода находится в Якутии, в Оймяконе, однако сочетание ветров и морозов только на Таймыре достигает предельных значений. Из-за этого и освоение Таймыра произошло позже всех остальных территорий нашего континента.


Опыт первопроходцев

Когда-то первые насельники нашего полуострова смогли приспособиться к жизни в условиях свирепого мороза с помощью так называемого отгонного оленеводства. Кочевники использовали самое многочисленное животное территории – оленя -- для обеспечения жизни. Использовали без остатка! Шкура – это одежда и стройматериал, мясо – питание, кровь – лекарство, кости – бытовые нужды (предметы утвари, иголки, игрушки), жилы – нитки, рога и копыта ­– инструмент и оружие… При этом олень, как одно из самых неприхотливых животных на планете никогда не требовал особой заботы, самостоятельно находя себе пропитание. Этот фактор сделал домашнее оленеводство очень комфортным. Владельцы оленьих стад сезонно передвигались вслед за своим живым богатством – зимой на юг, в эвенкийскую тайгу, а летом на Север, в тундры Таймыра, или на вершины плато Путорана. Такой маршрут актуален по сей день и для домашних, и для диких оленей. Так животные спасаются от летнего гнуса и сами обеспечивают себя сезонным питанием при оптимальной температуре.

Люди, идущие за оленем, веками жили в чумах. Это гениальное в своей простоте переносное жилище используется человеком с незапамятных времен не только в мировом заполярье, но и в других климатических областях, ибо очень удобно и эффективно. Судите сами. Несколько тонких и прочных жердей установленных конусом, обтягиваются оленьими шкурами, и всё – дом готов! Такое жилище способно обеспечить комфортное проживание целой семье. В центре обязательно горит огонь, дающий тепло по всему объёму, причём за счёт конусной формы строения тепло распределяется почти равномерно, достигая земли, что очень важно. По той же причине дым никогда не мешает людям – он уходит в отверстие на самом верху чума. Именно форма конуса помогает этому, на первый взгляд, не очень надёжному строению совершенно не бояться ветров, которые на Таймыре дуют почти всегда, часто с большой силой. Чем сильнее ветер, тем сильнее конус прижимается к земле силой этого же ветра. При этом снежные заносы только на пользу – так чум становится и прочнее, и теплее. Уникальное изобретение! Аналоги чумов можно встретить во многих странах мира. Например, знаменитые вигвамы, жилища индейцев в Америке – это тоже чумы.

Позднее, в период активного освоения Сибири, к чумам добавились балки – самодельные каркасные домики на полозьях обтянутые шкурами. Очень удобная вещь, изобретённая русскими поморами. Балок (или волок в поморской фонетике) перемещают по тундрам всё те же олени, позволяя людям не ставить и не собирать чумы, а жить прямо на санях. Кочевники Таймыра и сейчас комфортно живут в балках при любом морозе.


Одежда коренных народов Таймыра тоже целиком состояла из оленьих шкур. Дело в том, что мех оленя приспособлен природой для максимального сохранения тепла лучше любого другого животного. Каждая ворсинка оленьей шкуры – полая внутри, что делает животное невосприимчивым к морозу из-за максимальной теплоизоляции. Кроме того, камус – это короткий мех на ногах оленя -- ещё и не намокает, что делает его незаменимым для человека в Арктике практически круглый год. Из камуса делают обувь – торбоза, унты, унтайки и даже современные зимние ботинки, пользующиеся популярностью во все времена.

Интересно, что принцип многослойной одежды для максимального сохранения тепла изобрёл вовсе не Фритьоф Нансен, как утверждают многие источники, в числе которых Арктический музей в норвежском городе Тромсё, а коренные народы Арктики и Таймыра, в частности. С незапамятных времён, например, самодийцы (энцы, ненцы, нганасаны) надевали сначала нательную одежду из ровдуги (тонкой замши оленя), затем малицу или парку - верхнюю одежду из меха оленя, а сверху ещё и сокуй – замшевую накидку, дополнительно защищавшую человека от ветра и сохранявшую тепло. С появлением на территории русских аборигены быстро переняли новые для них материалы и дополнительно стали использовать сукно. Таким образом, морозы никогда не были препятствием для туземного населения Таймыра. Правильный сокуй позволял оленеводам, при необходимости, даже ночевать зимой в тундре без чума.


С отъезжей избы до свайного фундирования

Во времена промышленного освоения Таймыра люди сумели использовать уже имеющиеся навыки жизни для строительства Норильска. Мало того. Особенности сурового климата заставили первых промышленников изобрести и применить много новых методов строительства и способов жизни на территории. Многочисленные экспедиционеры, строители производства и города нашли возможности обеспечения относительного комфорта и достижения эффективного результата.

Например, основатель Норильска Николай Урванцев во время своих первых экспедиций на Таймыре обошёл пешком и на лодке практически весь полуостров и неоднократно ночевал в самых суровых условиях без крова. Это написано в его книгах. Тем не менее он поставил на территории не одну так называемую "отъезжую избу", чтобы удобнее было заниматься работой и не тратить силы на выживание. Отъезжая изба – изобретение северных поселенцев. Такие избы практиковались промысловиками в Заполярье и на многих территориях Сибири. Эти невысокие (до полутора метров) бревенчатые строения состояли из небольших сеней и комнаты, где помещались лишь печка и нары. Всё очень прагматично. Протопить такое небольшое и, главное, невысокое помещение можно за пару минут буквально двумя поленьями. Ставились такие избы в центре района поиска или промысла, чтобы, отдохнув, человек мог совершать радиальные выходы много дней, каждый раз возвращаясь в эту избу. Жить постоянно в таком жилище сложно, а вот отдыхать и согреваться во время работы – идеально. Столетиями отъезжая изба была основой промыслов и изысканий, уступив место современной технике и технологичному снаряжению только в середине ХХ века. Одна из таких изб до сих пор сохранилась на дальнем берегу озера Лама.

Всё, что происходило в Норильске в период становления металлургического производства, происходило с учётом экстремальных холодовых нагрузок. Даже лагерные бараки периода ГУЛАГа строились, в нарушение общих норм, на деревянных сваях, чтобы приподнять сооружение над землёй и обеспечить теплоизоляцию от вечной мерзлоты за счёт подполья. Кроме того, утеплялись стены бараков разными способами, а периметр построек засыпали землёй, для дополнительного тепла. А вот методы строительства гражданских и производственных объектов с самого начала изобретались на месте. Норильчане первыми начали строить могучее производство и большой многоэтажный город в условиях арктического климата.

Главной проблемой стал сам процесс возведения зданий в зимний период. Сначала приходилось останавливать стройку, когда морозы опускались до -30 С и ниже. Цементный раствор и бетон – основа строительства – не успевали затвердеть и попросту замерзали, а летом разрушались… Уже в первые годы норильчане изобрели методы электропрогрева бетона и стали строить при любых температурах. Этот метод даже улучшил качество строительства и долговечность объектов. Важно, что многие сооружения периода 40-х годов прошлого века в строю до сих пор! В дальнейшем были изобретены многие другие методы строительства, включая свайное фундирование, а также специальные стройматериалы, созданные исключительно для применения на Крайнем Севере. Например, золобетонные стеновые панели, азерит, минеральные утеплители и огромное количество других элементов, которые впоследствии применялись по всему миру.


Самый благоустроенный город

Норильск несколько десятилетий в период развитого социализма называли Жемчужиной Заполярья и не зря. Это – уникальный город, не имеющий аналогов в мире! Он был построен для достойной жизни в условиях максимального холода. Именно поэтому в середине 80-х годов прошлого века по результатам социологических опросов он вошёл в десятку самых комфортных городов нашей страны по 64 параметрам. Тогда об этом писали в газетах и даже показывали по центральному телевидению. Судите сами. Обеспеченность населения жильем к тому времени достигла 9 кв.м. на человека и продолжала увеличиваться. Коммунальные службы работали как часы, а по квартирам раз в месяц ходили мастеровые люди из ЖЭКа и спрашивали, не надо ли что-нибудь починить. Расстояния в городском пространстве были доступны не только на общественном транспорте, который, кстати, очень хорошо работал, но и пешком. Население более 250 тысяч человек компактно разместилось на территории в несколько километров, а города-спутники Талнах и Кайеркан занимали ещё меньшую площадь. При этом снабжение было самое обильное, а доступность любого товара и услуги, как сейчас говорят, – шаговая.

Все блага развитого социализма были ярко выражены в нашем городе и свирепость климата Таймыра была практически не заметна. Даже те, кто работал на улице, чувствовали себя вполне комфортно: существовал регламент на рабочее время и время обогрева, спецтранспорт развозил людей по местам работы и по домам, кроме того, все были обеспечены тёплой меховой одеждой. Неслучайно в те годы многие специалисты нашей страны стремились попасть в Норильск и выдерживали конкурс до пяти человек на место, чтобы связать свою жизнь с Таймыром на много лет. В результате население Большого Норильска приобрело максимально качественный состав!

Во многих городах есть свои правила жизни и особенности поведения жителей. Норильск – не исключение. Во времена развитого социализма норильчане являлись достаточно сплочённой общностью людей, неким социальным феноменом, обладающим собственным кодексом поведения. Например, при входе в магазины или другие общественные места норильчане вперёд пропускали не женщин и детей, как принято, а тех, кто идёт с улицы, независимо от пола и возраста. Это правило определяет климат, и оно остаётся у норильчан на всю жизнь. Важно подойти к человеку на улице и указать ему на побелевшую от мороза щеку, а при необходимости -- поделиться тёплым шарфом или рукавицами. Только в Норильске утром можно было увидеть сразу сотни родителей, развозящих своих малышей в детские сады на санках, переделанных в войлочные домики – эдакие балки для малышей. Детворе там было уютно и тепло. Личные автомобили и такси в «золотую эпоху» Норильска были редкостью, и такие детские санные «экипажи» были отличительным признаком северного города.

В конце ХХ века каждый житель Большого Норильска гордился своей идентичностью – причастностью к расположенному в далёком Заполярье элитному сообществу. «Север – край сильных!» Для Норильска, города молодых и успешных людей, этот лозунг был нормой. Норильчане не только научились уютно жить при любом морозе, но и, достигнув максимального бытового комфорта, стали дразнить Седой Таймыр, позволяя себе некие вольности.


Проверка на прочность

Например, некоторые норильские туристы много десятилетий считают особым шиком встретить Новый год где-нибудь в тундре или в горах плато Путорана, причём не в теплой избе, а непременно в палатке, а то и вовсе без таковой. При наличии экипировки и опыта, это не считается очень уж невероятным поступком. Двухслойная палатка, примус, двойные пуховые спальники и многолетняя практика позволяют ночевать на природе при температуре ниже -40 С без особых проблем. Так делают многие и небольшими группами в два-три человека, и большими коллективами. Кроме того, норильские путешественники то и дело совершают пешие походы самой высокой степени сложности, автономно покоряя многие сотни таймырских километров невзирая на мороз и пургу. Для этого используются палатки типа «Зима» и складные дровяные печи. Такие маршруты бывают по-настоящему опасны и классифицируются как самые сложные, но риск не останавливает смельчаков, среди которых есть и женщины. Например, несколько лет назад наши туристы пересекли пешком весь Таймыр, добравшись до самой северной точки Евразии – мыса Челюскин. Они преодолели около 1000 километров за 41 день! Пока это рекорд.


 Снегоходчики всегда двигаются группой. Это обязательное условие для безопасности.


Автор этих строк имеет личный опыт передвижения на лыжах при -47 С и ночёвок при температуре до -20 С, в том числе и на льду Енисея во время рыбалки. Двуслойная палатка, синтетический коврик, пуховой спальный мешок и газовая печка – это тот минимум снаряжения, который обеспечил относительный комфорт во время похода. Однако есть целая когорта туристов, играющих с судьбой и проводящих холодные зимние ночёвки в тундре практически без снаряжения. Мотивация разная. Кто-то испытывает себя, кто-то рискует ради адреналина, а кто-то пытается воссоздать технику передвижения по Таймыру первооткрывателей, которые не имели современного снаряжения. Помню, как один мой приятель с группой ушёл к талнахским горам, где ночевал при морозе в -46 С. Они выкопали пещеру в плотном снегу, зажгли внутри неё свечи и добились относительно комфортной температуры. Пили чай, спали в своей одежде, стараясь максимально приблизиться к условиям быта первопроходцев. Ребята сильно расстроились, когда ночью сильно потеплело и с утра температура поднялась до -27 С. Это повлияло на чистоту эксперимента…

Впрочем, повторять подобные походы мы никому не советуем. Даже опытные и хорошо снаряжённые профессионалы серьезно рискуют каждый раз, отправляясь в зимние маршруты. А уж легкомысленного отношения седой Таймыр не прощает вовсе, и люди иногда замерзают навечно. В основном, это происходит с промысловиками-снегоходчиками, которые недостаточно тщательно разработали маршрут или не позаботились об экипировке на случай поломки техники. А бывают и необъяснимые случаи, когда замёрзших людей спасатели находят в нескольких метрах от избы, на исправной технике и с хорошим снаряжением… С морозом шутки плохи.

Тем не менее, для любителей экстрима есть и относительно безопасные приключения на морозе. Например, зимнее плавание, любители которого – «моржи» -- ещё в середине прошлого века организовали в Норильске свой клуб и круглогодично купаются в городском озере Долгое. Клубу принадлежат несколько благоустроенных балков на берегу, где есть возможность переодеться, попить чаю и посетить аж две парные после купания на морозе. Большинство сторонников такого вида закаливания воспринимают это занятие как дополнение к бане, но есть и такие энтузиасты, которые соблюдают определённые правила и не совмещают парную с зимним купанием. Процедура такая: дождавшись холодов около -45 С необходимо окунуться в полынью, а потом, не заходя в баню, растереться полотенцем, одеться и уйти домой. Такой способ даёт организму невероятную встряску, открывает скрытые резервы и, как говорят сами «моржи», излечивает все болезни. Лично меня в такую погоду хватало всегда только на то, чтобы окунуться без предварительного обогрева, а потом ноги сами несли меня в парилку… Но даже этот «половинчатый» способ моржевания приносит ощущение радости и здоровья. Чего я всем и желаю!  



Автор: Станислав Стрючков, председатель Клуба исследователей Таймыра (КИТ), член союза журналистов России, Норильск. 

Фотографии автора.

  



далее в рубрике