Сейчас в Архангельске

18:08 10 ˚С Погода
6+

«Северная Тартария»: российская Арктика XVIII века Николааса Витсена. Часть 2

Русский Север
«Северная Тартария»: российская Арктика XVIII века Николааса Витсена. Часть 2
Охота. Русские корабли.


Часть II

В прошлой статье рассказывалось о деятельности Николааса Витсена, многолетнего бургомистра Амстердама, управляющего нидерландской Ост-Индской компании, картографа, коллекционера, исследователя Московии. В истории России Витсен прославился своей дружбой с Петром I, которая продлилась до самой кончины ученого.

Во время Великого посольства Витсен сопровождал государя во всех его посещениях Гааги и Утрехта, участвовал в публичных приёмах послов и помогал отбирать специалистов для службы в России. Позже, в период Северной войны, Витсен способствовал «обходу санкций»: из нейтральной Голландии, несмотря на официальный запрет, в Россию тайно вывозилось оружие. Впрочем, взаимоотношения именитого голландца и благоволившего ему русского государя столь деятельны и многогранны, что выходят далеко за рамки данного исследования.


17564.png

Николаас Витсен, фрагмент гравюры 1701 года


Наш основной интерес сосредоточен на многолетнем труде Витсена — его знаменитом сочинении «Северная и Восточная Тартария». Особое внимание заслуживают сведения Витсена о российской Арктике.

Книга богата иллюстрациями и картами, в том числе планами городов (Астрахани, Казани, Красноярска, Иркутска, Тюмени и др). Самый ранний из дошедших до нас планов города Пустозерска приведен именно Витсеном.

«Это свидетельство до сих пор являются одним из важнейших исторических источников», — подчеркивает директор историко-культурного и ландшафтного музея-заповедника «Пустозерск» Елена Меньшакова. В 2021 году в музее состоялась замечательная выставка «Николаас Витсен и исчезнувший город», посвященная 380-летию со дня рождения Николаса Витсена.


2754.png

Городок Пуст-Озер на острове в стоячей воде. Этот город называется также Пуст-озерской [Пусто зерск] 1. Постоялый двор. 2. Присутственное место. 3. Дом воеводы. 4. Монастырь. 5. Острог. 6. Церковь. 7. Кладбище. 8. Болото. 9. Озеро Пустозер. 10. Река Печора


Для успешного плавания к Пустозерску будущему мореходу предлагалось следующее:

«Указание чтоб плыть от Печорского заворота в город Печору, или Пецору…

С этого острова (Долгого) плывут на юг, юго-восток под хорошим ветром за 8–9 часов до близости материка; этот довольно высок и называется Болваноу, он находится не дальше двадцати милей…

Около этого места Болваноу находится устье или бар у входа в реку Печору».

По-видимому, этот маршрут неплохо знали голландские торговцы, чьи корабли заходили в устье Печоры в XVII–XVIII веке — периоде расцвета самого северного города Московии. При раскопках Пустозерска находят фрагменты бело-голубого голландского фаянса и голландские курительные трубки.


38675.png

«Так русские путешествуют на собачьих упряжках»


Весьма примечательно «Описание путешествия в Печору в 1611 г. Виллема Гордона из Гулля, штурмана, при исследовании реки Оби и т.п., из книги Перчаса», приводимое Витсеном:

«16-го числа (июля — примечание автора) мы пришли к городу Пустозеру, или Печоре, стоящему на озеpe. Bo время нашего прибытия в городе не было воеводы, так как острог был заброшен год назад, и основное население ушло искать необходимые продукты, поэтому мы в течение нескольких дней не могли получить ответа, можем ли мы здесь остаться. Но когда главный сборщик послал вестника, чтобы передать свое согласие, нас 23-го числа пришли приветствовать со свидетельством своей дружбы и указанным жильем. Мы узнали от них, что река Печора для нас удобнее, чем Двина, и что большая часть товаров, прибывающих в Колмогору идет этим путем, про Печору они говорят, что она идет через Сибирию, но они не знают, какое расстояние».

Далее Виллем Гордон свидетельствует о высокой деловой активности местных жителей, промысловиков и торговцев:

«Когда мы находились в Печоре, там в порту реки стояли примерно 30 лодей, или маленьких русских судов. На некоторых из них находятся по 16 человек. Они были намерены идти в Новую Землю, Тазовский городок и в другие места Монгумзеи, Мангазеи, или Молганзеи, к востоку от реки Оби. Большинство этих лодок пришли из Устюга, Колмогора, Пинеги, Мезени и Печоры. Мы, кто были в городе, увидели там примерно 60 каюков, или судов водоизмещением 6 тонн. Они ловили семгу и другую рыбу».

Рыбному изобилию в окружающих реках и озерах уделено особое внимание. Встречается и описание построек:

«Дома в этом местечке построены из дерева и зимой они почти полностью покрываются снегом, так что их и не видно, кроме того места, где окна, оттуда удаляют снег большими палками и другими орудиями, чтобы впускать воз дух и выпускать дым. Здесь летом не растут плоды, только немного ягод, называемых морошка. Они желтого цвета».

Дается краткая характеристика укреплений и военно-политической обстановки:

«Городок Пустозер окружен частоколом из бревен с деревянными башнями и бойницами. Это сделано от нападений самоедов. Те иногда зимой, когда все замерзло, предпринимают таковые под руководством своих сибирских князьков, которые тогда появляются чтобы грабить. Но когда эти люди проникают внутрь заграждения, они со своими стрелами и слабой военной хитростью ничего не могут сделать. Городок находится там, где на рисунке показана полоса с трех сторон. 100 ратников обычно находятся там в гарнизоне и больше 20 отдельных домов жителей, кроме дома ссыльных и воинов. Свободные люди, живущие там, занимаются зимой охотой, а летом рыболовством».

Путешественник свидетельствует об использовании Пустозерска как места ссылки:

«Сюда высылают самых крупных преступников, потому что их здесь легче охранять, чем где-либо из-за глубокой воды и огромного количества снега, выпадающего ежегодно».

И далее:

«Когда я однажды потребовал сообщения об этом городке Пустозеро от некоего человека, который там 7 лет жил в ссылке, он потребовал от меня описания ада, ибо полагал, что сходство очень большое. Говоря это, он изобразил безобразия и неудобства, перенесенные им там».

4876.jpg

«Парусные сани передвигаются с помощью ветра по ровной земле и по замершей воде»


Витсен, используя свои возможности управляющего голландской Ост-Индийской компании, имел доступ ко многим уникальным источникам. Так, в своей работе он использует копию дневника английского капитана Джона Вуда, отправленного Карлом II во главе двух кораблей в 1676 году с заданием отыскать северный проход мимо Новой Земли «в Тартарию, Сину и Японию». Опуская подробности плавания — с перечислением промеров глубин, уточнения курса, широты и описаний берегов архипелага — остановимся на моменте кораблекрушения.

Флотилия попала в ледовые поля, один из кораблей напоролся на риф и дал течь. Из-за плохой видимости второй корабль прошел мимо, не заметив случившегося. Поскольку берег был неподалеку, англичане «перенесли плотницкие инструменты и посадили столько людей, сколько можно было поместить. После того как они благополучно возвратились к кораблю, и мы перенесли пищу, оружие, порох, свинец и другие необходимые вещи в лодку и в шлюпку одновременно. Но море разбушевалось и затопило шлюпку».

Насквозь мокрые мореплаватели оказались без еды в сильный мороз на берегу, где не смогли найти дров для костра, чтобы обогреться.

«Бог сделал так, что разбитый корабль с мукой, водкой и маслом был выброшен на берег на то же место, где вышли и мы».

У моряков появился шанс выжить.

Потерпевшие кораблекрушение пытались разведать местность, но вокруг, несмотря на июль, лежал глубокий снег. «Капитан и несколько начальников поднялись на гору, но нашли этот путь очень тяжелым, несколько человек потеряли свою обувь в слякоти».

На берегу оказалось 72 человека и всего одна лодка, которая не могла вместить всех. Среди мореплавателей назревал раскол: часть экипажа собиралась отправиться пешком до Вайгача, другие намеревались плыть до Архангельска: ради этого на лодке срочно наращивали борта. Положение складывалось критическое; наверняка большинство иноземцев погибли бы — но к вящей радости англичан, их отыскал второй корабль. С момента кораблекрушения прошла всего неделя, однако иноземцы уже находились на краю гибели.

Вскоре Витсен приводит еще одну историю кораблекрушения, в этот раз — поморскую:

«Родион Иванов, кормчий на русском корабле, который много лет подряд плавал от Архангела к берегу Новой Земли и через Вайгач на моржовый промысел, рассказал мне, что он в 1690 г., I-го сентября, еще с двумя кораблями потерпел кораблекрушение около острова Шарапова Кошка, куда он приехал бить моржей».


59768.png

Охота. Русские корабли


Несмотря на суровую зиму и нападения белых медведей, Родиону Иванову и еще четырем его товарищам удалось перезимовать. Остальные умерли от цинги.

Вначале поморы построили «два домика, используя вместе с глиной кровь моржей и тюленей и их шерсть». Построили печку, дрова собирали по всему островку из плавняка. «Первые восемь дней эти люди ничего не ели, кроме морской ряски или морской капусты, как ее там называют. Ее вылавливали якорем и ели намоченной с остатками муки. Потом они питались мясом моржей и тюленей, а зимой — медведей и лисиц». Впрочем, иногда «голод был настолько силен, что они ели кожу от меха и свои сапоги».

Бесстрашие и находчивость предков-поморов вызывает восхищение:

«Они приманивали медведя к лачуге, как выше было сказано, запахом жареного мяса, и еще с помощью флага, сделанного из рубах, и установленного на крыше. Тогда нападали на животного с гарпунами и топорами и убивали его с опасностью для своей жизни, так как это сильные, злые и очень дикие животные.

Чтобы иметь свет, они растрепали несколько своих рубах, корабельных канатов и парусов, обмакивали это в ворвань, получаемую от моржей, и зажигали».

Две эти истории, приведенные голландцем Витсеном, весьма поучительны; они демонстрируют, кто был более приспособлен к плаванию и выживанию в этих опасных краях. Впрочем, суверенитет Новой Земли еще долгое время оставался спорным, ведь постоянное население на архипелаге отсутствовало. К решению этих проблем российское государство приступило только через полтора столетия после описанных событий…


Автор благодарит Пустозерский музей ГБУК «Музейное объединение НАО» за помощь в работе над статьей.


***

Владимир Привалов, специально для GoArctic

далее в рубрике