Сейчас в Архангельске

07:51 ˚С
6+

«Северная Тартария»: российская Арктика XVIII века Николааса Витсена

Русский Север

«Северная Тартария»: российская Арктика XVIII века Николааса Витсена
Жители Тартарии. Рисунок из амстердамского издания книги Н. Витсена «Северная и Восточная Тартария». А — якут, В — калмык, С — остяк, Д — тунгус.


Часть I

В прошлой статье речь шла об изыскательной экспедиции Готтлиба Вильгельма Лудлоффа к берегам Новой Земли. Основная цель похода — поиск золотоносных руд и серебра — не увенчалась успехом, однако сам архипелаг был признан горным мастером достойным для дальнейших минералогических исследований. После возвращения в 1807 году на материк Лудлофф удостоился высочайшей аудиенции государя и был награжден чином маркшейдера IX класса. В плеяду арктических исследований он вошел под своим новым именем Василия Федоровича Лудлова.

Нашему сегодняшнему герою, тоже европейцу — голландцу Николаасу Витсену, не суждено было стать русским подданным, хотя он и находился в дружеских отношениях с русским императором. Однако голландцу удалось сыграть в нашей истории роль философского «Другого», послужить своеобразным отражением русской культуры. Именно после знакомства в Амстердаме с «кабинетом редкостей» Витсена государь Петр I живо заинтересовался увиденными экспонатами из Тартарии — собственной державы — и принялся собирать свою знаменитую Сибирскую коллекцию, первое археологическое отечественное собрание, основу будущей Кунсткамеры.


1.jpg

«Тартарские золотые идолы или языческие чудища, недавно взятые из древних погребений в Сибири вместе с некоторыми украшениями из того же материала».

Иллюстрация из «Северной и Восточной Тартарии» — поясная бляха (волк со змеей) из коллекции Витсена, которой позднее найдется пара из Сибирской коллекции Петра I


Впрочем, мы забегаем вперед.

Николаас Витсен, вчерашний студент Лейденского университета двадцати четырех лет от роду, посетил Московию один-единственный раз, в 1664–1665 годах. Обладая превосходным образованием и острым умом, Витсен с величайшей пытливостью и любознательностью выспрашивал многочисленных собеседников, в числе которых был и патриарх Никон (впрочем, к беседам с именитыми персонами голландцу было не привыкать — в Англии он уже имел опыт общения с Кромвелем), о географии, экономике и истории края, составляя свои путевые заметки. Многие из его зарисовок совсем не комплиментарны по отношению к России; и тем не менее, вернувшись в родной Амстердам, тринадцать раз (!) избираясь его бургомистром, занимая должность управляющего Ост-Индской компании, этот незаурядный человек двадцать пять лет продолжал собирать данные о давно покинутой Московии.


2.png

Портрет Николаса Витсена, 1677 год


С 1693 года Витсен вел собственную торговлю с Россией. Переписываясь с торговыми агентами (среди которых «некий английский купец из Архангела» и «некий господин, который жил в Архангеле»), Витсен принимал по почте многочисленные предметы быта, археологические диковинки и минералогические находки. В том числе с Новой Земли:

«В Самоедии, а также на берегах Белого моря, встречается руда, называемая марказит; по внешнему виду это похоже на серебро или свинцовый минерал. Но когда я его положил в плавильню, то из одного фунта получили не более 4 грана серебра это равно 7 голландским полушкам и, следовательно, она почти не имеет ценности».

В 1690 году Витсен опубликовал «Карту Тартарии» — первую в Европе карту Сибири, где впервые демонстрировались русские владения в Азии.

Чертёж искусно выгравирован на медной доске размером 127 х 116 см. Заглавие в верхней части гравюры гласит «Nieuwe Lantkaarte van het Noorder en Ooster deel van Asia en Europa, Strekkende van Nova Zemla tot China… door Nicolaas Witsen. Anno 1687» («Новая географическая карта Северной и Восточной части Азии и Европы, простирающейся от Новой Земли до Китая. После тщательного исследования в продолжение более двадцати лет была нарисована, описана и изучена Николаасом Витсеном в 1687 году»). Карта примечательна многим — в том числе изображением реки Камчатки. Это изображение стало первым письменным упоминанием Камчатки как таковой.

Продолжая получать многочисленные сведения, в 1692 году Витсен выпускает объемное сочинение «Северная и Восточная Тартария». К сожалению, тираж первого издания (по сведениям Л. С. Багрова) «погиб вместе с кораблем, на котором его перевозили; до нас дошло только два экземпляра – полный хранится в Санкт-Петербурге, а неполный в Амстердаме».

Спустя тринадцать лет, в 1705 году, в Амстердаме Витсен публикует второе, дополненное издание. К изданию прилагались и карты, составленные по результатам полученных после 1678 года сведений, в том числе и новая карта Российского государства.


3.jpg

Карта Тартарии из сочинения Витсена


Рассказывая о далеких землях, где сам автор никогда не бывал, Витсен в произвольном порядке излагает сведения от разных корреспондентов об одних и тех же районах. Эти материалы зачастую противоречат один другому и содержат очевидные современному читателю небылицы.

Вместе с тем, труд Витсена представляет несомненный научный интерес. В книге нашлось место и российской Арктике — описаниям быта самоедов, промысловых традициях поморов, географии нынешнего Баренц-региона…


4.png

Промысел тюленей в Московии


Весьма интересны приведенные Витсеном многочисленные свидетельства голландских и английских шкиперов, пытавшихся преодолеть новоземельские проливы и отыскать пресловутый северо-восточный проход к Китаю:

«Некий пожилой нидерландский переводчик, живший в 1690 г. в Нангасакки в Мионин, и сейчас еще он жив, долгое время работал как судовладелец и занимался китовым промыслом у берегов Японии. Он рассказал, что ему рыбаки много раз приносили европейские гарпуны, вырезанные ими из спин пойманных китов. И хотя, судя по этому, кажется, что для рыбы может быть проход в море, это все же не доказывает, что там существует проход для кораблей».

— Н. Витсен. Северная и Восточная Тартария

Выдержки из переписки английских, голландских, верхненемецких мореходов доказывают, что и в конце XVII века внимание к поискам северо-восточного прохода отнюдь не ослабело. Однако сам Витсен весьма категоричен:

«По моему мнению, пройти, огибая с севера Новую Землю, или через Вайгач, в Индию невозможно».

В контексте предыдущих публикаций некоторые фрагменты «Северной и Восточной Тартарии», касающиеся пресловутой «серебряной легенды» Новой Земли, особо примечательны:

«В 1675 г. Корнелис Питерс Сноббергер, шкипер Флиланда, снарядился на китобойный промысел. У берегов Новой Земли он убил трех китов и 600 моржей и, вероятно, ловил бы еще больше рыбы, так как год назад он там наловил 9 рыб. но когда он вышел на берег на 72 и 72.5°, то увидел там гору из какого-то камня, который ему показался минеральной рудой, из-за сильного блеска он подумал, что в ней содержится золото или другой металл. Тогда они из горы вырубили большие куски этого камня и нагрузили ими корабль. Когда мне были привезены некоторые из них, я их исследовал, и из 100 фунтов получил 2 лота серебра стоимостью в 3 гульдена, что не оправдывает расходов на обработку, поэтому не имеет значения. Он по внешнему виду похож на норвежский минерал. На глаз мастер-исследователь его одобрил. Он был богат серой и хорошо горел в огне. Он коричнево-серого цвета с желтыми и белыми частичками. Эти каменные горы находятся на высоте 73.30°».

Н. Витсен. Северная и Восточная Тартария

А также:

«Между островами Матис и Вайгач лежит островок Котел. Там же имеется река того же названия. От устья реки этого острова к востоку двое суток парусного хода до Колгуева и к западу одни сутки до Вайгача. Горы на нем все блестят от марказита, так как весь остров состоит только из него. Это вещество по внешнему виду, кажется, богато золотом и серебром, но оно не ценится».

Марказит — одна из полиморфных разновидностей природного сернистого железа. Неизвестно, какой конкретно минерал имел в виду Витсен, так как различать природные сульфиты железа научились только в XIX веке. Алхимики Средневековья применяли термин marcasitae для обозначения пирита и соединений серы вообще. Во Франции в XVIII–XIX вв. огранённый пирит в качестве вставок в дешёвые ювелирные украшения продавали под названием «марказит».


5.jpg

Марказит, Делбдешороси, Венгрия. Образец: Музей Землеведения МГУ. Фото и образец: Гиблов Я.И.


Приведенные Витсеном истории могут служить объяснением устойчивости и долговечности «серебряной легенды» Новой Земли. Нужно отметить, что серебро на Новой Земле в конце концов все-таки нашли, и в немалых количествах (ок. 670 тонн по последним данным) — на Павловском месторождении. Однако произошло это только в 90-х годах прошлого века. А к разработке приступают только в наши дни…

Продолжение во второй части.

Автор благодарит ГБУК «Музейное объединение НАО», сотрудников Пустозерского музея за отзывчивость и помощь в поиске материалов.



***

Владимир Привалов, специально для GoArctic

далее в рубрике