Сейчас в Архангельске

13:41 16 ˚С Погода
6+

Три острова Нансена

Сергей Палагин
9 Января, 2022, 05:54

Три острова Нансена
Семья Нансенов в 1902 году. Слева от Евы — Ирмелин, на руках у неё младенец Одд, у ног Нансена сын Коре (слева) и дочь Лив.


Главную арктическую новость декабря 2021 года сотворило глобальное потепление. Ошибка Фритьофа Нансена, допущенная им в 1895 году, стала очевидна в 1932 году. Два острова, открытых великим норвежцем и названных им в честь жены и дочери, оказались одним участком суши. И уже в наше время пришла пора уточнять карты и лоции. 

Знаменитое и дерзкое путешествие Нансена 1893-1896 годов, предпринятое им для достижения Северного полюса, не стало разочарованием, исследователи смогли получить важные научные сведения арктических просторов, а Земля Франца-Иосифа приросла тремя новыми островами, Ева, Лив и Аделаида, названных Нансеном в честь самых важных в его жизни женщин. 

Ева – жена Нансена, первая женщина в Норвегии, осмелившаяся использовать мужские брюки по прямому назначению во время лыжных путешествий. Лив – первая дочка полярного исследователя. Время показало, что названный ее именем остров является частью острова Ева, что позволило именовать его двойным именем Ева-Лив. Третий остров, находящийся в паре миль от острова Ева-Лив, назван в честь матери Нансена Аделаиды Юханне Текле. 


Аделаида

Родители Нансена поженились в зрелом возрасте, отцу был 41 год, матери исполнилось 26, для обоих брак явился второй попыткой создать семью, и оба этой возможностью с удовольствием воспользовались. 

Аделаида Иоганна Нансен

Аделаида Нансен.

Аделаида Нансен, урожденная баронесса Ведель-Ялберг, не была похожа на чопорную аристократку, очень спокойно относилась к своему титулу, фактически пренебрегая им. Ее любимым занятием было катание на коньках и лыжах, что передалось всем детям этой необычной женщины. Она отличалась аналитическим умом и сильной волей, энергией и трудолюбием. 

Еще в юности Аделаида против воли родителей вышла замуж за юношу из семьи пекаря – лейтенанта Болинга, а затем за Бальдура Нансена. 

Аделаида вязала и шила всем членам семьи одежду своими руками, прекрасно готовила, а в свободное от работы и воспитания детей время много читала. По воспоминаниям сына, она не боялась физического труда, много с удовольствием занималась им. Сама полоскала в проруби белье, подолгу работала в саду и огороде.  

Основным педагогическим приемом Аделаиды была дисциплина и спорт. Лыжные прогулки со временем переросли в гонки, в которых участвовала вся семья. Именно мама подарила Фритьофу первые лыжи в два года от роду, а подростком он отправлялся в зимний лес на целый день, закаляя таким образом тело и волю. Мать была против покупок игрушек для детей, по ее мнению, все необходимое для себя они могли изготавливать сами. Братья Нансены мастерили удочки, деревянные луки и другие необходимые мальчишкам вещи, наслаждаясь свободой. 

С самого начала совместной жизни семья Нансен жила в принадлежавшем Аделаиде имении Сторе-Фрэн. Здесь Фритьоф и его брат Александр росли среди привольной сельской жизни, в тесном общении с природой; окружавшие имение холмы представляли зимой раздолье для бега на лыжах, невдалеке находились густые леса, и всего в 3 километрах — превосходная школа, одна из первых в Христиании. Три километра в семье Нансен не считались дальней дорогой, и мальчики летом благополучно делали их по четыре раза в день: утром в школу и обратно обедать, а после обеда в крепость (христианийскую) учиться плаванию в море. 



Семейство Нансенов в 1866 году. В центре — Аделаида и Бальдур Нансены. Фритьоф Нансен — второй справа.


Однажды во время зимней рыбалки оба брата провалились под лед, первой на помощь пришла мать, но застала старшего сына, вытаскивающего младшего брата на берег. На завтра, когда дети вновь засобирались на реку, она никак не отреагировала, предоставив «своим мальчикам» самим решать вопросы своего времяпровождения. Вскоре на очередной рыбалке юный Фритьоф глубоко зацепился губой за рыболовный крючок. Аделаида, узнав о «приключении», явилась на берег с опасной бритвой отца в руке, сделала глубокий надрез и выдавила снасть. Оба участника операции при этом не проронили ни слова. В следующий раз, когда Фритьоф упражнялся в стрельбе из самодельной пушки, произошла трагедия, орудие развалилось в куски. Мать выступила в роли «косметолога», долго выковыривая крупинки пороха из лица «артиллериста». 

Несмотря на жесткое воспитание, Нансены занимали в обществе достаточно высокое положение, что позволило Аделаиде определить Фритьофа в престижную школу. Впрочем, науки его мало интересовали, кроме математики и физики, все свободное время Нансен отдавал спорту и дракам, в которых с удовольствием участвовал. 

Отец будущего полярного исследователя Бальдур Нансен являлся полной противоположностью своей стремительной жены, он был юристом и работал секретарем окружного суда. Его аккуратность и спокойствие были хорошо известны в обществе, как и неукротимый нрав супруги. 

Юному Фритьофу повезло, он получил от матери смелость и неприятие долгого сидения на одном месте, однако его характер не был взрывным и импульсивным, от отца передались настойчивость и даже дотошность. Сплав сильных качеств отца и матери стали залогом его будущих побед, характер Нансена во многом стал фундаментом успеха полярных экспедиций, которые проходили без потерь. 

Смерть матери в 1877 году стала большим потрясением для Нансена, однако он смог превозмочь себя и одержать победу в конькобежном забеге на одну милю в мировом чемпионате, через год стал чемпионом Норвегии по лыжным гонкам. 

После окончания школы будущий полярник, по настоянию отца и в отсутствие матери, подал документы в военную академию, однако вскоре изменил решение и стал студентом Кристианийского университета, в котором обучали зоологии, прочно ассоциировавшейся в его сознании с самым важным и прекрасным – Природой!


Ева

Первая встреча с будущей женой произошла так, как и должна была произойти. Нансен во время лыжной пробежки в зимнем лесу обнаружил новую, недавно проложенную кем-то лыжню. Интерес исследователя взял верх, и молодой спортсмен решил немедленно выяснить, кому принадлежат следы. Вскоре он обнаружил торчащий из сугроба зад, чуть припорошенный инеем, после извлечения попавшего в беду коллеги-лыжника из снега выяснилось, что это симпатичная и очень гордая девушка. 

Нансен был образованным человеком и хорошо знал, стоящая перед ним лыжница Ева Хелена Сарс – популярная камерная певица. Кроме того, ее семья сама по себе сплав произведения искусства и науки. Отец – известный норвежский зоолог профессор Микаэль Сарс, а ее мать – Марен Катрине, сестра популярного поэта Юхана Себастьяна Вельхавена. 

Критики писали о концертах Евы: «Ее манера пения похожа на нее саму – без малейшего следа сентиментальности, естественная и отражающая всю полноту и серьезность чувств исполняемого произведения». 


Ева Нансен

Ева Нансен.


Ева соответствовала своему будущему мужу. Она выросла в обстановке всеобщей любви и заботы. Ее мать являлась хозяйкой модного интеллектуального и литературного салона. Именитые гости салона очень рано заметили необыкновенные способности юной певицы, ее учителями стали самые известные и опытные педагоги. Кроме того, девочка замечательно рисовала и могла стать знаменитой художницей. Победила музыка. 

Началом карьеры стал 1881 год, когда она с успехом дебютировала в музыкальном обществе Норвегии. В 1886 году певица уехала учиться в Берлин к знаменитой французской исполнительнице Дезире Арто. Критики отмечали, что ее голос «не отличался особой силой, зато был чист и звонок». Ева была прагматична и выбрала правильный путь в искусстве, она начала петь романсы. Успешная карьера Евы зависела от ее характера, который был сильным и даже строптивым. Она с детства отличалась независимостью, всегда была очень уверена в себе и своих суждениях, лично принимала все решения, мало заботясь о суждениях общества. Кроме всего прочего – была прекрасной спортсменкой. Конец 19 века по-прежнему был сложным временем для прогрессивных женщин. Катание на лыжах считалось не самым приличным занятием женщины «из хорошей семьи». Проще было отказаться от лыжных походов, но не для Евы. Она не только каталась на лыжах, но для популяризации этого вида спорта создала женский спортивный костюм для прогулок, по аналогии с одеждой саамов. Костюм не предполагал наличие брюк, однако лыжная юбка, изготовленная из шерсти, по отзывам современников, стала настоящим прорывом в лыжной моде. 

Свадьба состоялась 6 сентября 1889 года. Накануне венчания выяснилось, что Нансен благополучно вышел из лона государственной лютеранской церкви и не имеет никакого желания проходить обряд. Ева, его невеста, оказалась не только дочерью профессора зоологии, но и дочерью священника, переговоры велись эмоционально, но недолго, жених уступил, что позволило Еве и Фритьофу стать женой и мужем. 

Сразу после свадьбы Нансены отправились в Ньюкасл, где проходил важнейший съезд специалистов географии, затем в Стокгольм, где состоялось награждение Фритьофа. Только после этих официальных мероприятий молодожены, наконец, смогли посвятить себя друг другу и совершить свадебное путешествие. Пара была единодушна в выборе места проведения «медового месяца»: им оказалась гора Нурефьель, куда Нансены устремились в горнолыжный поход прямо в новогоднюю ночь. 



Фритьоф и Ева Нансен. Ева в лыжном костюме собственного изобретения.


Нельзя сказать, что ближайшая родня Фритьофа с радостью приняла его выбор, по мнению света, Ева Сарс была избалованной и надменной девушкой, любимицей семьи и публики. Никто не мог предположить, как сильно изменит Еву чувство, сколько трудностей и лишений она перенесет. 

По традиции, как все обычные люди, в первые годы Нансены жили очень дружно, Ева стала для мужа не только женой, но и другом. Когда пришло время отправляться на Северный полюс, Ева с угрозами объявила, что они едут вместе. Однако вскоре выяснилось, что это невозможно, она ждала ребенка. Трагедия произошла на третьем месяце счастья, случился выкидыш. Ева вновь объявила, что едет к полюсу вместе с мужем, и вновь забеременела. Их сын умер через несколько часов после рождения. 

Только в третий раз 8 января 1893 года у пары родилась девочка, которой дали имя Лив, что значит «жизнь». Нансен отправился покорять Арктику, Ева осталась в Норвегии и просидела от горя взаперти несколько недель. 

Первые заметки о гибели корабля Ева прочитала в английских газетах, опровержение дали норвежские СМИ. Позже Ева сообщила, что между этими событиями приняла решение завершить земную жизнь, спасло только присутствие дочки. 


Лив

Лив Нансен.


Пережитые несчастья заставили Еву стать сильнее, она пригласила учеников и начала гастролировать. Возвращение на сцену стало триумфом певицы, публика отметила, что перед ними нет Евы Сарс, но есть Ева Нансен. Она не только переживала за мужа, но очень боялась потерять Лив. Никто не знал, что Ева никогда не начинает выступление, пока не получит письмо из дома, в котором есть самые важные слова: «Все в порядке, Лив здорова». 

Через три года Фритьоф вернулся домой и вместо избалованной семьей и публикой популярной певицы обнаружил, что его ожидала любящая, терпеливая и очень преданная жена. Три года одиночества закалили дочь Сарсов, Ева стала волевой женщиной, делящей любовь между мужем и дочерью. Фритьофу и Еве после встречи пришлось привыкать к новому статусу обоих супругов. Жена была уверена, что супруг будет принадлежать только ей, а он, привыкший к безраздельному лидерству, с изумлением отметил, что в доме появилась настоящая хозяйка.  

Ева продолжала гастролировать, и Нансен вынужден был на три месяца отказаться от поездок, для того чтобы посвятить себя дочери и хозяйству.



Ева Нансен в концертном платье. Фото: Valentin Wolfenstein / Library of Norway / CC BY 2.0


Свой последний концерт Ева дала в ноябре 1899 года, где впервые исполнила цикл «Девушка с гор», которые были специально написаны для Евы Нансен. 

Вскоре Нансена назначают Послом Норвегии в Лондоне, семья разделяется, Ева с детьми остается в Норвегии, планам соединиться не удастся воплотиться никогда. Супруги отдаляются друг от друга, они перестают быть откровенными, прежде всего, по вине Фритьофа. Лив никому не показывала, как ей тяжело. 

Лето 1907 года семья, наконец, проводит вместе в горах Норвегии. Нансен обещает вернуться к новому 1908 году и забрать всех в Лондон, ощущение, что все очень скоро наладится. 7 декабря Еве Нансен исполняется 49 лет, Фритьоф пишет ей поздравительную телеграмму, а в ответ получает известие от врача об ухудшении здоровья супруги. 9 декабря, положение критическое, Нансен срочно выезжает домой и... не успевает. 


Фритьоф Нансен. С рисунка карандашом Э. Веренскольда

Фритьоф Нансен. С рисунка карандашом Э. Веренскольда
далее в рубрике