Сейчас в Архангельске

06:46 ˚С
6+

Венецианцы за полярным кругом. Часть III

Нероссийская Арктика
Андрей Епатко
5 августа, 2022, 10:00

Венецианцы за полярным кругом. Часть III
Фото: Рыбалка в районе Лофотенских островов составляет до 80 % импорта всей Норвегии.
Часть II

Говоря о богатстве лофотенцев, Кверини сообщает, что вместо денег оно состояло в рыбе. Венецианец восторгается величиной местных палтусов, некоторые экземпляры которых достигали до 200 фунтов (90 кг)[1]. Длина же этой гигантской рыбы достигает более 6 футов (2 м). Итальянцы с изумлением наблюдали, как рыбин разрубали на куски и солили. Кверини пишет, что в мае лофотенцы насолили 50 бочек палтуса и отправили их в Берген – большой портовый норвежский город, куда приходят европейские суда. Последние куда больше лофотенских: на их палубах размещается от 300 до 350 бочек[2]. В основном это суда из Пруссии, Германии и Шотландии; они везут кожу, сукно, железо и другие вещи, которые «нордланцы» выменивают на рыбу. На обратном пути лофотенцы заходят на какой-нибудь берег и грузят на судно дрова, которые целый год служат им отличным топливом.

Что касается характера островитян, Кверини отмечает, что жители Рёста очень набожны: например, по смерти своего больного родственника они идут в церковь, где приносят всевышнему благодарение за то, что тот столько лет дозволил ему жить между ними, и теперь призвал его к себе, дабы соучаствовать в его божеском милосердии. По наблюдениям Кверини, лофотенцы всегда были довольны Господом, и не выказывали беспокойства или печали при похоронах. Казалось, что покойный только заснул, - иначе как объяснить, что вдова в день погребения приготовляла пир для соседей, которые приходили в дом умершего в лучших одеждах и целый день пили и веселились.

В своем отчете Кверини подробно касается фауны архипелага. Он отмечает, что около Рёста находится огромная колония морских чаек, которых жители именуют мукси. С наступлением же весны на Лофотенские острова прилетают гуси; они вьют гнезда не только в ущельях скал, но и вблизи домов. За лето гуси становятся такими ручными, что, когда женщины подходят к гнездам, чтобы вынуть несколько яиц, гуси оставляют свои гнезда, чтобы люди могли взять столько яиц, сколько им нужно. Затем птицы снова садятся на гнезда, «не мало не тревожась оным».

На Рёсте спасенные моряки пробыли до мая: в этом месяце жители острова обычно готовятся к торговому плаванию в Береген. В том же месяце одна знатная женщина, муж которой был «повелителем над всеми островами», узнала, что на Рёсте находятся чужестранцы. Она немедленно прислала на остров двенадцати весельный бот, среди пассажиров которого находился ее домовой священник. Святой отец презентовал Кверини от имени своей госпожи 60 отборных рыбин (треску), три больших плоских ржаных хлеба и один пряник внушительного размера. При этом священник передал Кверини следующие слова госпожи… По ее мнению, с ними, как с чужестранцами, поступали не так, как надлежало. И пусть Кверини скажет, «чем он обижен» и, если какие товары у него пропали, то все ему возвращено будет. Также священник объявил всем жителям Рёста, что впредь они должны оказывать чужестранцам «всякие услуги и учивства», но главное, - они должны взять с собой в Берген спасенных венецианцев.

Кверини и его спутники благодарили эту неизвестную им госпожу и просили передать ей, что их хозяева ни в чем не виновны; наоборот – спасли им жизнь, когда они умирали от голода на соседнем острове… Тут Кверини к месту вспомнил, что у него есть янтарные четки, которые он получил в монастыре святого Иакова в Галиции[3]. Он просил священника передать их его хозяйке в подарок, «дабы она молила Бога о счастливом возвращении всех спасенных в Отечество».

Когда корабль был готов к отплытию, выяснилось, что чужеземцам нужно заплатить за «издержки». Предъявленный им счет был следующим: по 2 кроны за месяц пребывания на Рёсте. Таким образом, за три с половиной месяца с каждого из спасенных полагалось по 7 крон, но поскольку денег у них почти не было, то в знак благодарности моряки подарили своим хозяевам некоторые вещи, которые у них остались после кораблекрушения: 6 серебряных чарок и столько же вилок и ложек. Кверини отмечает, что все это, разумеется, не стоило того, что они должны были заплатить. При этом венецианцы получили от всех жителей много рыбы в подарок. При расставании без слез не обошлось: плакали и жены, и дети, и сами моряки.

    

С отпущением грехов – на родину

 

Наконец, 15 мая 1432 года корабль «величиной в 20 бочек» с грузом трески и венецианцами на борту, поднял якорь и покинул Рёст. Судном управлял хозяин Кверини, которому помогали три его сына. Кверини пишет, что день отплытия был так долог, что они могли видеть солнце 48 часов беспрерывно.

Любопытно, когда корабль находился в нескольких милях от острова Кустеня, в море были найдены части их «маленького судна». Судя по всему, речь идет о спасательном боте, который разбился в первую ночь после высадки венецианцев на Лофотенах.

Дальнейший путь в Береген проходил без приключений: наши герои шли преимущественно на веслах, держа между скалами к югу. Кверини с удивлением описывает виденные им знаки на мысах, выдающихся в море. Последние показывали безопасный вход в бухту и точную глубину. «Между сими горами, - пишет Кверини, - слышали мы великий крик и шум различных родов птиц, кои там имели свои гнезда. Когда оные переставали кричать, то почитали сие знаком, что было время спать; и так они (венецианцы – А.Е.) ложились, хотя дневной свет не переставал продолжаться». По пути судно заходило на норвежские острова, и везде чужеземцев радостно принимали: давали им рыбы, молока и другой снеди, и все это безо всякой платы.

 

·       

   Тронхейм. Современное фото.


Однажды им посчастливилось встретить судно, везшее Архиепископа Дронтгеймского, который имел духовное начальство над всей Северной церковью, включавшую в себя Норвегию, Исландию и Гренландию. «Флотилия» Архиепископа состояла из двух кораблей, на которых находилось более 200 человек его свиты. Моряки сразу пошли к нему на поклон. Услышав историю их кораблекрушения и последующие драматические перипетии, святой отец высказал им свое сожаление и предложил помощь и услуги. Владыка написал ряд одобрительных писем в его Архиепископский город Дронтгейм[4], где, как сообщает Кверини, «показывают мощи святого Олая (Олафа)». Эти письма впоследствии очень им пригодились, поскольку в Дронтгейме они бы приняты как лучшие друзья…

По прибытии в Архиепископский город, моряки узнали, что накануне началась война между норвежским королем и «немцами». Неудивительно, что их бывший хозяин – владелец судна – решил не идти в Берген, а остановиться в Дронтейме. Надо ли говорить, что венецианцы оказались в центре внимания горожан: их беспрестанно зазывали в гости и очень обильно кормили. Согласно отчету Кверини, все это делалось «для их Короля святого Олая, поелику они знали, что ему во время его путешествия в Святую землю, и на обратном пути оттуда, всякую честь и любовь в Венеции оказывали».

В первый же день моряков ввели в церковь св. Олая; Кверини называет ее «великолепным и прекрасным зданием». Там вместе с градоначальником и жителями Дронтгейма наши герои слушали «божественную службу». По ее окончании моряки представились главе города и рассказали о своих драматических приключениях. Потрясенный их «Одиссеей», градоначальник пригласил венецианцев отобедать к себе домой. Там было много знати, и все общались с моряками дружески и учтиво. Кверини пишет, что их «потчевали многими явствами по образу тоя земли». После обеда всем чужеземцам предоставили кров и «обильно» снабдили провизией.

Между тем Кверини только и размышлял о способах к возвращению в отечество. Общаясь с норвежцами, он говорил, что они готовы отправиться в любую западноевропейскую страну, - например, в Англию или Германию. Увы, их положение усугублялось тем, что в Европе шла война… Наконец, норвежцы согласились вывезти моряков в нейтральную (как всегда!) Швецию, где некий итальянец по имени Иван Франко владел замком…

9 июля 1432 года Кверини, прощаясь с дронтгеймцами, преподнес градоначальнику сушеную рыбу с острова Рёст, а также серебряный пояс и печатку. В ответ глава Дронтгейма подарил ему шпоры, сапоги, шляпу, пару кожаных сумок, несколько хлебов и сельдей, четыре рейнских гульдена и небольшой топор, на котором был изображен его фамильный герб и образ святого Олая. Сверх того, Кверини получил от Архиепископа в подарок лошадь. В путь венецианцы – 12 человек – отправились сухим путем и ехали строго на восток 53 дня. Кверини отмечает, что они вставали в постоялых дворах, которые были так «худы и бедны», что и хлеба достать в них было нельзя. Местные жители, впрочем, легко выходили из этого положения: они мололи муку из древесных корок, мешали их с молоком и маслом, и затем пекли маленькие лепешки, которые употребляли вместо хлеба.

Кверини также сообщает, что по пути через Норвежское Королевство они иногда заходили на постоялые дворы, где люди, несмотря на световой день, спали. Тогда моряки смело отворяли двери и заходили внутрь, где неизменно находили кушанье, оставленное на столе. Все это они ели без всякого опасения и тут же ложились спать на скамьи, устеленные подушками. Нередко случалось, что хозяева, просыпаясь, с удивлением взирали на гостей, а когда узнавали, откуда они идут, и вообще – где их отечество и как они попали в Норвегию, то жалели их и кормили «безденежно». Кстати, четырех гульденов, подаренных Кверини в Дронтгейме, как раз хватило на 53 дня пути: по-видимому, это была значительная сумма.

По пути в Швецию Кверини и спутники описывают «пустые и ужасные горы и долины», где они видели множество зверей, похожих на оленей, а также птиц, белых как снег, величиной с рябчика. Встречались им и фазаны, величиной с гуся, ястребы и прочие птицы. Венецианцы удивлялись их белизне и объясняли это «чрезвычайной стужей той страны». Словно подтверждением этому они видели в церкви св. Олая «медвежий мех, белый как снег»[5]. Медвежья шкура достигала 15 футов (4,5 м), что тоже для них было очень удивительно.

Наконец, они прибыли в шведский город Вадстена – родину святой Бригитты[6]. Кверини описывает великолепную церковь, покрытую медью, где находилось 62 алтаря (!)[7]. Монашки ордена святой Бригитты хорошо приняли венецианцев. Кверини отмечает, что иностранцев здесь всегда угощают на славу, поскольку монастырь имеет «великий доход».

После двух дней отдыха в монастыре они сновала пустились в путь и, наконец, прибыли к дому своего «единоземца» Ивана Франко, которого, к счастью, застали дома. Узнав все обстоятельства кораблекрушения, Франко – человек учтивый и сострадательный – приложил все усилия, чтобы комфортно расположить соплеменников в своем замке.

В «доме» Франко венецианцы провели 15 дней. Так совпало, что в это время в монастыре святой Бригитты пришел день отпущения грехов, и Франко решил отправиться в краткое паломничество в Вадстену. Разумеется, он взял с собой спасенных моряков… Одновременно Франко хотел осведомиться, не стоит ли в Вадстене какой-нибудь корабль, готовый отплыть в Германию или Англию.

 

·   

    Аббатство Богоматери и св. Бригитты. Современное фото.

            

Через пять дней венецианцы снова прибыли в уже знакомую Вадстену, где увидели бесчисленное множество народа, прибывшего в монастырь св. Бригитты со всей Европы. Кверини встретил там шотландцев, датчан, норвежцев и немцев. Наконец, Франко сообщил морякам, что в восьми днях отсюда, на морской пристани Лодезон, стоят два корабля, один из которых должен отправиться в немецкий Росток, а другой – в Англию… Радости моряков не было предела…

Получив прощение грехов, Кверини и его спутники расстались с Франко, который оказался настолько любезен, что одарил каждого из них одеждой и деньгами. Он также дал поручение своему сыну проводить итальянцев в Лодезу, предоставив им необходимое количество лошадей.

На этом, собственно, и заканчивается эта удивительная средневековая «Одиссея» венецианцев за полярный круг. К сожалению, русский переводчик рукописи Кверини – Евграф Воронцов – оставил за скобками возвращение спасенных моряков на родину. Впрочем, известно, что они достигли Венеции в январе 1433 года, пробыв, таким образом, в путешествии почти два года. Надо полагать, их всех почитали за погибших…

Кверини долго не мог забыть своих заботливых островитян. В своем отчете он с благодарностью признается, что, «если бы это был не такой милосердный и сострадательный прием, то мои собратья по несчастью, нашли бы [там] верную смерть».

     

Кверини-фест

 

Западные исследователи отмечают, что невольное путешествие Кверини на норвежские острова было полезным для последующей коммерции... Когда силы и здоровье вернулись к Кверини, он, бродя по острову, открывал для себя методы сушки, хранения и приготовления трески. Оставаясь коммерсантом до мозга костей, предприимчивый венецианец увидел в этом продукте великолепный пищевой ресурс для моряков в их долгом плавании. К тому же эта рыба прекрасно подходила для периода постов и на большой земле. Легкая, сухая, прекрасно хранящаяся треска обещала стать прекрасным товаром для «экспорта», и не только в Италию. 

…Со времени этой истории миновало уже почти 600 лет, но, если вам доведется побывать на Лофотенских островах, вы непременно услышите от местных жителей много рассказов о Кверини и его спутниках.

«Здоровяк Ларсен, который проводит свои дни, расхаживая между медным кассовым аппаратом XIX века и кофейником, - пишет в отзывах одна из туристок, - рассказывает, как отец и сын с острова Рёст спасли команду «Кверины». Небольшая рыбацкая деревня Рёст, расположенная в цепи островов, радушно приняла голодающих людей, накормив их вяленой рыбой, высушенной на солнце до жесткости доски и соленой, как океанский воздух, дующий вдоль побережья Норвегии. Гостеприимные жители Лофотен зажгли многовековую любовь между Италией и Норвегией. Этот драматический инцидент стал началом торговли между Северной Норвегией и Венецией, что сделало возможным сочетание норвежской вяленой рыбы с итальянской кухней».

    

·

    Памятная Стела на о. Рёсте, установленная в 1932 году в честь 500-летия пребывания здесь Пьетро Кверини и его спутников. Современное фото.

            

Кажется, имя Кверини навсегда сроднилось с норвежским полярным архипелагом.

Побывав на Рёсте, вы увидите памятную стеллу, посвященную 500-летию пребывания здесь венецианцев (установлена в 1932 году). И, конечно, нельзя не упомянуть об опере «Пьетро Кверини», созданной в память о драматических событиях 1432 года. Опера была поставлена на Рёсте в 2012 году. Шоу имело такой большой успех, что через два года оперу снова «давали» на острове. А в 2017 году при поддержке муниципалитета Рёста на острове был создан Литературный парк Пьетро Кверини, где каждый август туристы проводят Кверини-фест.




[1] Это еще не рекорд. В 2018 году недалеко от норвежского города Вардэ был выловлен двухметровый палтус весом в 311 кг.

[2] Кверини меряет величину корабля, точнее его палубу, именно бочками, - что характерно для того времени. Взимание в портах пошлины с площади палубы судна побудила в свое время мастеров при строительстве кораблей значительно сужать их палубы, оставляя вместе с тем объемными трюмы. В итоге каравеллы получались «пузатыми», что отрицательно сказывалось на их мореходных качествах.

[3] Галиция – историческая область в Восточной Европе. Примерно соответствует территории современных Ивано-Франковской и Львовской областей Украины и Подкарпатского воеводства Польши.

[4] Ныне - норвежский Тронхейм.

[5] Это говорит о том, что в Средневековье венецианцы даже не слышали о белых медведях.

[6] Католическая святая, основательница ордена бригитток. В 1999 году была провозглашена Папой Иоанном Павлом II покровительницей Европы.

[7] Ныне аббатство св. Богоматери и св. Бригитты – одно из самых посещаемых достопримечательностей Швеции. Со временем аббатство превратилось в духовный центр страны, а также стало самым крупным землевладением в Швеции. 

далее в рубрике