Зимний путь в Соловецкий монастырь

6 мин
7 Июля, 2018, 05:25
Зимний путь в Соловецкий монастырь
На фото: мезенские промышленники на пути к морю.

Публикуемые показания свидетелей трагического происшествия, были записаны чиновником полицейского ведомства. Документ хранится в ГААО (Государственном архиве Архангельской области) и свидетельствует о мужестве, терпении поморов, их спокойном отношении к смерти и уповании на Божью волю.

Зимой вдоль берегов Белого моря намерзает припай льда в 4-5 километров. По воде дрейфуют льды, движение которых подчиняется ветрам, приливам и отливам. Среди морей, омывающих берега России, в Белом море приливы и отливы самые большие. В Мезенском заливе они достигают восьми метров. Тем не менее, крестьяне из беломорских сёл и деревень промышляли на льдинах морского зверя: нерпу, морского зайца, гренландского тюленя. Этот промысел был опасным, но доходным. Жир и тюленьи шкуры использовались для хозяйственных нужд. Из перетопленного жира получали ворвань, а из шкур шили бахилы (прочные промысловые сапоги), пояса для одежды и многое другое. Опыт промышленников был востребован и для доставки зимней почты в мужской Спасо-Преображенский монастырь на Соловецких островах. 

Типы поморского населения в летних одеждах (1).jpg


(Публикуемый текст соответствует правилам современной орфографии и пунктуации.)


"В конце ноября 1859 года послан был из Архангельска послушник Ефим Николаевич Харитонов с монастырской почтою. До мыса Орлова в Кемском уезде почта шла сухим путём по берегу Белого моря. От Орлова — морем на пространстве 35 верст к острову Муксалме, где находился монастырский скотный двор, откуда до монастыря 15 вёрст следования. Утром 15-го декабря послушник Харитонов отправился по льду на двух мореходных лодках (длиной три с половиной аршина и шириною один сажень) в сопровождении 12 человек — крестьян Онежского уезда. В каждой лодке помещалось 6 человек. Море было тихо, погода пасмурна. Шёл небольшой снег. Путешественники беспрепятственно плыли почти до шести часов вечера. Не доезжая 10-ти верст до Муксалмы, они встретили стоящий лёд, вытащили на него лодки и ночевали. Сильный ветер отнёс льдину к Заячьему острову в 5-ти верстах от монастыря. С рассветом 16 числа лёд разошёлся, образовались разводы, и плаватели пристали к Берёзовой губе Соловецкого острова. В этот же день они достигли монастыря и пробыли в нём четыре дня. Восемь человек остались для богомоления. Взамен их послушнику Харитонову с бывшими при нём проводниками — крестьянами Онежского уезда Золотицкой волости Василием Фёдоровым Абрамовым, Егором Кирилловым Самойловым, Ефимом Андреевым Куликаевым — был дан в обратный путь крестьянин Кемского уезда Подужемской волости Андрей Максимов. 

21-го числа все эти пять человек при попутном ветре отправились в тех же лодках на мыс Орлов. Ночью в десяти верстах от Орлова они были застигнуты льдом, вытащили на него лодки и ночевали. Утром 22-го декабря их сонных принесло почти к самому мысу. Оставалось 5 вёрст до материка. Но подул сильный противный ветер, и утром 23-го числа путешественников унесло льдом в открытое море за Анзерский остров в 45-ти верстах от Орлова. Южак держался три дня и увлекал лодки на север, к Терскому берегу в Кемском уезде. Падавший снег скрывал очертания берега. Когда ветер стих и лёд остановился, путники пробыли на нём в неизвестности пять дней — до 30-го числа. 

Два дня тянули они лодки на восток к Зимним горам в Архангельском уезде, находящимся в 100 верстах от Архангельска и в 400 верстах от Орлова. При пасмурной погоде им удалось разглядеть вдалеке признаки суши, и, когда море очистилось ото льда (3-го и 4-го января), странники снова поплыли к долгожданной цели. 5-го января снова встретился лёд, подул восточный ветер. Истомлённые долговременной борьбой со стихией, путники бросили одну лодку и шли ещё три дня. Вечером 7-го января они подошли к Зимним горам и увидели огни, мелькавшие в рыболовных избах. Казалось, все опасности позади, и скоро можно будет ступить на твёрдую землю. Но случилось иначе. Ветер отнёс их ночью за 20 верст от гор. На другой день они опять тащили лодку по льду, а потом плыли к Зимним горам. 

Ночью на 10-е января встретился тонкий лёд, не поднимающий ни человека, ни лодки. Торосы сжимались и затирали шнеку. Мороз доходил до тридцати градусов. Сонные и озябшие, в мокрых рубахах, крестьяне выскакивали из лодки, боролись с поднимающимися льдинами и падали в воду. Так провели они ночь и день. К вечеру волнение погоды прекратилось. Почтальоны вытащили лодку на лёд, переменили белье, приобщились масла, взятого из монастыря от мощей преподобных Зосимы и Савватия, простились перед смертью, упав друг другу в ноги, и в ожидании гибели легли в лодке друг на друга, накинув сверху шубы. 

Отдохнув, днём 12-го числа они снова потащили лодку к Зимним горам, и в полдень, 13-го января, остановились на льду. Пытались согреть воду. Андрей Максимов побежал к горам и пропал без вести. Странники снова последовали с лодкой по льду. Ночью шугу начало ломать. Задул ветер и понес людей на льдине дальше от берега. Перед рассветом 14-го января путники, потеряв последние силы, кинули лодку, тяжёлые тулупы и одеяла. Оставшись в легкой и мокрой одежде, они 15 вёрст шли к берегу. Трое остались на крепком льду, а Василий Фёдоров Абрамов, желая спасти себя и товарищей, решался продолжать путь. Его спасла ловкость в ходьбе. Не останавливаясь, с помощью двух багров Абрамов почти добрался до берега и встретил крестьянина из Зимней Золотицы Михаила Васильева Пахомова. Василий попросил Пахомова спасти своих погибающих товарищей — перенять их на лодку. Михаил с крестьянином Ильей Федуловым Ануфриевым, с трудом проламывая лед, пошли за несчастными, замерзающими в пяти верстах от берега. 

Вскоре путешественников доставили на Мыс Вепрь. Это промысловый стан. Там находилась деревянная часовня во имя Николая Чудотворца. Пахомов согрел путников в избе, отдал им свое сухое платье, накормил, чем Бог послал, и за ними ухаживал. Его невольные гости были почти бесчувственны. Они отморозили руки и ноги. Предусмотрительный Пахомов [их] не покидал, опасаясь, что в его отсутствие спасённые странники угорят в жарко натопленной избе. Когда силы страдальцев восстановились, Пахомов перевёз их в Зимнюю Золотицу, приютил, три дня кормил, поил, одевал, т. к. они не могли владеть обмороженными руками. 15-го января с выздоравливающими почтальоном и проводниками Пахомов отправился в Архангельск и вечером 18-го числа доставил их на Соловецкое подворье с почтой из монастыря.

Зверобои        Поморы 3.jpg

Публикацию подготовил Василий Матонин

далее в рубрике