Сейчас в Арктике:
Ледостав

Ловозеро – лапландская столица

Ловозеро – лапландская столица
16 Октября, 2019, 11:21
Комментарии
Поделиться в соцсетях

Ловозеро, современное здание, стилизованное под саамскую куваксу


Ловозеро – село в центральной части Кольского полуострова, являющееся также административным центром Ловозерского района. В силу того, что в населённом пункте проживает большинство российских саамов, село традиционно принято считать столицей русской Лапландии. Само село, впрочем, достаточно невелико и не является даже самым крупным населённым пунктом в границах слабозаселённого Ловозерского района. Крупнейший населённый пункт этого района – посёлок городского типа Ревда, население которого составляется около восьми тысяч человек, что более чем в два раза превышает население Ловозера, в котором проживает чуть меньше трёх тысяч человек (2871 на момент 2010-ого года).

Традиционное название Ловозера на кильдинском саамском языке звучит как «Луявръсыййт». Этимология этого названия не совсем очевидна исследователям. Вернее непонятно значение первой части названия, собственно «лу». В то время как «явр», безусловно, означает озеро, а словом «сыййт» называют традиционные поселения саамов. Согласно мнению, распространённому среди самих саамов, название села означает либо «селение сильных у озера», либо «селение у сильного озера». Село расположено по обоим берегам небольшой реки Вирма, в непосредственной близости от села находится одноимённое озеро, которое, как видимо, и дало название населённому пункту.


...Первые письменные упоминания о Ловозере датированы 1574 годом, исходя из чего именно его принято считать годом основания села.

Представляют немалый интерес для исследователя дневниковые записки финского ученого Альфреда Освальда Кильмана, посетившего Ловозеро в 1887 году. Село перед ним предстало в таком виде: 

«...в погосте 19 деревянных домов (туп) и 7 торфяных (веж) с построенными на столбах амбарами и маленькими помещениями для овец. Окрашенная масляной краской церковь и поместительный дом, в котором живут священник и псаломщик, резко выделяются из кучи маленьких лопарских домиков, расположенных по сторонам единственной улицы.

…В середине марта вынимаются окна, собирается весь скарб и оставляется погост. Отдельные семейства перекочёвывают к своим тоням на берегу реки или озера и живут здесь в вежах, поставленных на деревянный пол. У каждой семьи по две вежи - в одной живут они весной и летом, в другой - осенью. Границы погоста простираются на север до 10 вёрст, не доходя до Вороненска, на восток - до истоков Поноя, на юге обхватывают они Умбозеро».


В XIX веке на территорию Кольского полуострова и, в частности, современного Ловозерского района организованными группами приходят новые оленеводческие общины. Этими переселенцами оказались представители народности коми, возглавляемые двумя старейшинами - Поликарпом Ивановичем Рочевым и Иваном Наумовичем Терентьевым.

Их долгое путешествие с исторической родины на территорию Кольского полуострова заняло порядка двух лет. Приход коми ознаменовал принципиально новую страницу в производственной жизни района, так как они внедрили более совершенную систему оленеводства в регионе. Работами по организации инновационных для Кольского севера форм оленеводческой деятельности заведовали наёмные работники пришедших с Печоры семей коми – ненцы, традиционно считающиеся одними из наиболее квалифицированных оленеводов севера. Коми развивают бурную экономическую деятельность: организуют кожевенные мастерские и начинают культивировать картофель. Примечательно, что именно на деньги зажиточных коми-ижемцев в 1896 году заново отстраивается сгоревшая Богоявленская церковь.

Таким образом, маленькое Ловозеро становится центром соприкосновения сразу нескольких этнических группировок коренных народов севера: саамов, коми-ижемцев и немногочисленных в сравнительном отношении ненцев. Условной границей между саамскими жилищами и домами коми и их работников-ненцев становится река Вирма. Вопреки тому, что на настоящий момент коми и саамы в значительной мере перемешались, условное деление на «саамский» берег и берег «коми» имеет отражение в речи части населения села.

Приход новых жильцов, с одной стороны, ознаменовался рядом конфликтов между коренным и пришлым населением региона, с другой – саамы сумели многому обучиться у пришлых народов: они освоили новые методики оленеводства и позаимствовали у них немало предметов материальной культуры. Так, например, ими оказались заимствованы некоторые виды одежды: в это время уходит из употребления традиционный саамский совик и на его место приходит более теплоёмкая малица.

В 1928 году в Ловозере создаётся первый колхоз, называемый «Лопарь». Данный колхоз сохранился до наших дней и ныне известен как «Тундра», в 1929 году открывается первая больница, рассчитанная на стационарное обеспечение двенадцати пациентов.

Тридцатые годы в истории села отметились, равно как и по всей стране, усилением государственного террора. Саамам инкриминировались сепаратистские тенденции, утверждалось, что они готовятся к антиправительственному бунту, в рамках которого планируют создать национальное саамское государство, нацеленное на объединение с Финляндией. В 1938 году было проведено следствие в рамках расследования так называемого «саамского заговора», в результате чего было расстреляно пятнадцать представителей коренного малочисленного народа, а в отношении ещё тринадцати человек были приняты меры, представленные длительными сроками тюремного заключения. Так же по связанным с материалами данного уголовного дела обвинениям были вынесены приговоры ряду исследователей и учёных-лаппонистов. В частности, был расстрелян энтузиаст-краевед В.К. Алымов, от тяжелейших условий содержания в местах лишения свободы в 1938 году погибает составитель первого саамского букваря на основе кириллицы А.Г. Эндюковский. По обвинению в рамках данного сфабрикованного дела проводит семь лет в лагерях выдающийся учёный-этнограф В.В. Чарнолуский.

В том же 1938 году в село приходит электрификация: появляется небольшая электростанция.

Уже к середине XX  века на территорию села свозят подавляющее большинство саамов Кольского полуострова, что было связано с политикой советских властей по ликвидации традиционных саамских поселений, включая крупнейшие из них - чудзъяврский, вороненский и варзинский сййты.


***


Сегодня мало что выдаёт в Ловозере древность этого населённого пункта. Культурно-исторический ландшафт выражен очень слабо, большая часть жилого фонда представлена типовой советской застройкой 60-70-х годов. Традиционных саамских жилищ (веж и туп) в селе не сохранилось.

Самое старое здание населённого пункта – кожевенный завод, воздвигнутый ещё в конце позапрошлого века первым поколением переселенцев-коми, -- на настоящий момент находится в малоудовлетворительном состоянии и откровенно простаивает. К слову, чуть в лучшем положении находятся потомки его строителей: на территории Кольского полуострова коми-ижемцы не имеют официального статуса коренного малочисленного народа и, соответственно, их культура поддерживается, в первую очередь, усилиями энтузиастов. Хотя в численном отношении они представлены не меньше, чем саамы. Ненцы же, немногочисленные на территории нынешнего Ловозерского района даже на момент конца XIX века, полностью ассимилировались, и единственный критерий, по которому можно понять, что перед вами находится потомок ненецких оленеводов, – непривычно звучащие фамилии (например, Хатанзей).

Вопреки тому, что Ловозеро общепризнанно считается столицей русской Лапландии, сами саамы не образуют в нём большинства жителей. Согласно переписи населения, в Ловозере проживает 724 саама, то есть меньше трети всех жителей. Фактически, село сталкивается с теми же проблемами, которые типичны для депрессивных населённых пунктов северных регионов России: массовый отток молодёжи в города, выраженная алкоголизация части населения, невысокий средний уровень жизни. В селе проживает большое количество бродячих собак, сбивающихся в потенциально опасные для прохожих стаи.

В Ловозере существует совхоз «Оленевод». Общее поголовье оленей составляет порядка двадцати четырёх тысяч голов, которые кочуют по всей северной части полуострова. Впрочем, вероятность встретить в черте населённого пункта или на подступах к нему северного оленя невероятно мала. И это вопреки тому, что в сходных климатических условиях северной Финляндии стада северных оленей являются вполне характерным дополнением природного ландшафта.

Олени в Инари.jpg

Оленье стадо в пригороде Инари, Финляндия. В Ловозере такое почти немыслимо


Культурно маркированными архитектурными доминантами села являются два строения, стилизованные элементами конструкции своих крыш под традиционные саамские куваксы (тип временного жилья, используемый во время кочевания, саамский аналог ненецкого чума). Эти строения были воздвигнуты на деньги иностранных саамских общин в конце прошлого века. В одном из них ранее располагалась ныне закрывшаяся гостиница (в наши дни – магазин «Дикси»). Второе здание принадлежит саамскому национальному культурному центру. 

Сотрудники этого учреждения занимаются организацией фестивалей и праздников традиционных саамской и коми-ижемской культур. В деятельности центра преобладают следующие направления: этнокультурной деятельности, массовой работы (концерты и спектакли) и обучения традиционным ремёслам. На базе центра проходит множество различных мероприятий.

Одним из интереснейших является празднование Международного дня саамов, которое проводится ежегодно 6 февраля. В рамках проведения мероприятия проходят как занятия для молодёжи на открытом воздухе, выступления самодеятельных коллективов, так и торжественная часть, проходящая вечером в помещении главного холла самого центра. Интерес представляет современная, но ставшая уже обязательной традиция: на Международный день саамов во время торжественной части празднования проходит конкурс «Саам года», помимо благодарственного письма победившему вручают какой-либо дорогостоящий приз. Так, например, в 2016 году «Саамом года» стал пожилой оленевод, которому вручили широкоформатный телевизор. Помимо этого надо отметить высокий уровень мастерства самодеятельной театральной труппы национального центра: их постановки отличаются самобытностью тем, нетривиальностью режиссёрских решений и оригинальностью музыкального сопровождения.

Здание национального культурного центра.jpg

Здание национального культурного центра


Помимо этого немалый интерес для гостя села представляет Музей истории, культуры и быта кольских саамов. Вопреки тому, что выставочная площадь музея невелика, он обладает вполне обширной экспозицией, в которой отображены все основные этапы развития истории и культуры коренного малочисленного народа Севера. Интерес также представляет ловозерская библиотека, так как в ней собрана богатая коллекция литературы об истории и этнографии саамов.

До 2016-ого года в ловозерской средней общеобразовательной школе саамский кильдинский язык преподавался в рамках обязательной программы лишь для учащихся младших классов, факультативно – для учащихся среднего звена. На настоящий момент обязательного систематического обучения саамскому кильдинскому языку в селе не проводится, но есть кружок для младшеклассников, существующий в рамках проекта часов внеурочной деятельности. Учитель, ведущий эти уроки, работает в ловозерской школе по совместительству, а основным местом его работы является культурный национальный центр.

В селе функционирует одно учреждение, в котором можно получить среднее специальное образование – Северный национальный колледж. В разделе с предложенными для обучения специальностями пытливый глаз туриста сможет увидеть не только привычных поваров и продавцов-кассиров, но и местную экзотику – хозяина усадьбы (это такой гибрид повара и гостиничного служащего, востребованный в фиксированных местах отдыха оленеводов во время переходов со стадами по полуострову) и оленевода-механизатора. К слову, в России не так и много средних профессиональных образовательных учреждений, где можно выучиться на оленевода. Помимо этого в колледже преподают курсы по некоторым видам традиционных саамских ремёсел – резьбе по кости и по капу.

Колледж.jpg

Северный национальный колледж


Традиционный саамский костюм давно вышел из постоянного употребления, однако в особо холодные дни зимы часть населения надевает длинные меховые сапоги, называемые ярами. Традиционно эту обувь изготавливают из элементов шкур с ног северного оленя, так называемых койб.

Язык и уникальная культура саамов являются объектом научного интереса исследователей-этнографов и лингвистов, поэтому, соответственно, в село периодически приезжают научные сотрудники из множества стран.

Наибольший интерес для исследователей представляет собой дофинно-угорский субстрат, богато представленный в саамском кильдинском языке. Наличие этих уникальных лексем позволяет выдвинуть гипотезу о том, что саамы являются чудом уцелевшим реликтом коренного неолитического населения Европы. И, таким образом, изучения языка саамов может пролить свет на древнейшую историю всего региона.

Конференция.jpg

Представители научной конференции с международным участием в ловозерской библиотеке. На снимке запечатлены учёные из России, Великобритании, Голландии, Германии, а также несколько ловозерских саамов.


О том, как воспринимает село и его актуальные реалии местное население, мы спросили у Николая, уроженца Ловозера:

- Летом и зимой постоянно приезжают туристы на рыбалку, рассказывает Николай о перспективах развития его родного села. - Соответственно, местные люди строят базы отдыха и выстраивают инфраструктуру, составляют программы для комфортного отдыха, ориентированного в большей мере на состоятельного туриста. Организуют летом перемещение на катерах по озеру Ловозеру, зимой - на снегоходах, пешие прогулки по историческим местам обитания саамов или же просто красивым местам, которых у нас на севере предостаточно.Последние несколько зим постоянно приезжают китайцы; как мне говорили, основное, что их интересует, - северное сияние. Приезжают люди на охоту. Местный народ также занимается тем, что “собирает на сдачу” морошку, чернику, бруснику, грибы за суммы, которые обычно зависят от количества урожая на болоте или в лесу. 
Отвечая на вопрос, какие основные проблемы стоят перед селом в современности, местный житель говорит следующее:

- Браконьерство. Это одна из самых больших проблем. Вернее, то, в каких количествах это происходит. Возникает ощущение, что люди не понимают, что олени, лоси и рыба могут закончиться. Может, сейчас их ещё много, но бесконтрольное потребление однажды может привести к точке невозврата. Люди думают только о том, как побольше денег заработать за сезон и набить карман купюрами. Бесспорно, всем нужно растить и воспитывать детей, но что же мы им оставим на будущее?
Убыль населения – это тоже большая проблема. Молодые люди, уезжающие после окончания средней школы получать образование в города, не стремятся возвращаться обратно. Вследствие отсутствия перспектив трудоустройства, самореализации.
Все причины и следствия взаимосвязаны. Это надо осознавать. Пути решения всевозможных проблем и исследования перспектив развития села, мер по сохранению культуры коренных народов нужно рассматривать неразрывно друг от друга, как проблемы одного социума, имеющего общую историю, территорию, ресурсы и возможности для существования административного центра.

Автор: П.В. Каменев, выпускник аспирантуры Мурманского арктического государственного университета.

Фотографии автора.


Список использованных материалов:

1.     Керт, Г.М. Саамский язык / Г. М. Керт. // Языки народов СССР. Т. III. Финно-угорские и самодийские языки. –М.: АН СССР,1966.

2.     Киселев, А.А. Очерки этнической истории Кольского Севера / А.А. Киселев. – Мурманск: МГПУ, 2009..

3.     Киселев А. А. Саамский заговор (Дело № 46197) // Живая Арктика. 2000. № 1 [или: Режим доступа: http://www.arctic.org.ru/new/kisel.htm].

4.     Мозолевская, А.Е., Мечкина, Е.И. Саамское рукоделие. Методическое пособие / А.Е. Мозолевская. – Апатиты: Изд-во Кольского научного центра РАН, 2008.

5.     Национальный состав и владение языками, гражданство населения Мурманской области. Итоги Всероссийской переписи населения. Том 4. Книга 2. 2013. – Мурманск, 2013.

6.     Ушаков ,И.Ф. Ловозеро / Ушаков И. Ф. – Мурманск, 1988.

7.     Ушаков, И.Ф. Кольская земля / Ушаков И. Ф. – Мурманск, 1972.

8.     Чарнолуский, В.В. В краю летучего камня / В.В. Чарнолуский. – М.: Мысль, 1972.

 

 


Комментарии