Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Русская Америка. Время торговать и время уходить

Русская Америка. Время торговать и время уходить
10 Февраля, 2020, 11:14
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Аляска. Автор фото Хельге Шульц, GeoPhoto.ru


Новый период существования Русской Америки начинается с учреждения частно-государственной Российско-Американской торговой компании в 1799 г. указом императора Павла I. В этом направлении Россия шла по стопам других европейских государств, использовавших для освоения новых земель частную инициативу, но оказывавших при этом купцам и предпринимателям государственную поддержку в различной форме, в том числе передавая им важные государственные полномочия – сбор налогов, поддержание общественного порядка, право вершить суд. Россия вступила на этот путь намного позже других держав – самая знаменитая такого рода компания, английская Ост-Индская, была создана указом Елизаветы I ещё в 1601 г. Однако есть и более существенные различия. Земли, управлявшиеся Российско-Американской компанией, начинались на расстоянии всего 86 км от основной территории Российской империи (ширина Берингова пролива), тогда как регионы деятельности европейских частно-государственных колониальных компаний находились за тысячи километров от метрополий. Североамериканские владения России представляли как бы естественное продолжение российской территории в восточном направлении. Поэтому сам факт создания Российско-Американской компании отражает ту позицию Российского правительства по отношению к американским землям империи, что их рассматривали, в первую очередь, как промысловые районы, не особенно рассчитывая их реально присоединить к основной государственной территории и освоить. 

Конечно, наиболее удобные для промысла районы располагались в большом удалении от азиатского побережья России, в более южных широтах, и административный центр Русской Америки поэтапно смещался в этом направлении: сначала первое торговое поселение на о. Уналашке, потом Павловская Гавань на о. Кадьяке и, наконец, Ново-Архангельск на острове Баранова и острове Чичагова в архипелаге Александра (ныне г. Ситка, Аляска, США). А наиболее южная точка российского присутствия, крепость Росс (Форт-Росс, 38о30’ с.ш.), была совсем далеко. Но на путях к ним не было создано ни одного крупного перевалочного укреплённого пункта, который можно было бы с большой гарантией удерживать, как это зачастую делали другие державы (португальские крепости на африканском побережье и на о. Цейлон с XVI в., голландские базы на о. Цейлон и на побережье Индостана с XVII в., позднее захват о. Мальты, Суэцкого канала, закрепление на побережье Аденского залива и у входа в Ормузский пролив англичанами). Это определило ту лёгкость, с которой американские владения России были проданы США в 1867 г., когда основные пушные богатства прибрежных районов были исчерпаны и радикально изменилась международная обстановка в этом регионе. Хотя некоторыми российскими деятелями предлагались и более масштабные планы по закреплению на североамериканском континенте (особенно Дмитрием Завалишиным), российское правительство никогда их не одобряло.

Основные факты о Русской Америке и Российско-Американской компании (РАК) хорошо известны. Поэтому наряду с выведением основной канвы событий главный акцент сделаем на относительно менее известных обстоятельствах, но важных для понимания того, чем была Русская Америка для России, а Россия для народов Аляски.

Так, некоторые иностранные источники утверждают, что русские в Америке заставляли местное население работать на себя, обращая их в рабов путём удержания членов их семей [1, с.231‑232]. Действительно, были факты того, что представители местного населения вывозились на основную российскую территорию, но это делалось в совершенно иных целях. Вывезенных в Россию представителей коренных американских народов обращали в православие и обучали русскому языку, после чего их возвращали обратно. Единственная цель этого была – обеспечение лояльности местного населения за счёт использования этих людей для налаживания контактов, поскольку конфликты с местным населением возникали часто, а русские не имели цели «очистить» территорию для колонизации, как это делали некоторые нации. Естественно, в добыче пушного зверя русские в большой мере полагались на местное население, имевшее в этом опыт. Но добытая ими пушнина обменивалась на промышленные товары, в которых у коренных жителей была нужда – иголки, инструменты, украшения и др. Позднее стал применяться контракт на три года. Также со временем появилось большое количество креолов, поскольку женщины в американские русские колонии долго не допускались.

Первоначально акционерами и директорами компании были преимущественно сибирские купцы. Но с самого её основания видную роль в государственном надзоре за деятельностью компании играл Николай Резанов, обер-секретарь Правительствующего сената, действительный статский советник и камергер. Именно по его настоянию уже в 1801 г. Главное правление РАК было переведено из Иркутска в Санкт-Петербург. В состав акционеров компании вошли крупные сановники, члены царствующей фамилии и сам император.

Первым главным управляющим компании стал именитый купец Александр Андреевич Баранов, уроженец Каргополя. До этого он был руководителем одной из наиболее крупных компаний Григория Ивановича Шелехова, скончавшегося в 1795 г.

РАК финансировала кругосветное плавание Крузенштерна и Лисянского 1803‑1806 годов, целями которого были приобретение российскими мореплавателями навигационных знаний и навыков, обеспечение снабжения Русской Америки, налаживание торговых связей с китайской династией Цин и, по возможности, с Японией. Экспедиция состояла из двух кораблей: «Надеждой» командовал Крузенштерн, назначенный руководителем всей экспедиции (на борту «Надежды» находилась миссия в Японию во главе с Н.П. Резановым), а «Невой» ‑ капитан-лейтенант Ю. Ф. Лисянский. 26 июля (7 августа) 1803 г. корабли отплыли из Кронштадта. Пройдя Атлантический океан и обогнув мыс Горн, экспедиция направилась в северную часть Тихого океана. В сентябре 1804 г. «Надежда» прибыла в Нагасаки, где судно было вынуждено задержаться на полгода в связи с долгим ожиданием от японского правительства ответа на просьбу принять российского посла Резанова. Ответ, в форме отказа, был получен лишь в апреле 1805 г. [2, с.31]. Япония в то время придерживалась политики изоляционизма, которая началась ещё в 1639 г. и завершилась лишь в 1854 г., ограниченная торговля велась только с голландцами. После этого экспедиция посетила Камчатку, где Николай Резанов сошёл на берег, а затем отправилась в Гуанчжоу (Кантон). Наладить торговые связи с Китаем тоже не получилось. Хотя в Гуанчжоу удалось продать некоторые товары, но права вести торговлю в китайских портах у России не было ещё полстолетия. На следующий год экспедиция вернулась в Кронштадт.

До 1840 г. РАК при поддержке также российского правительства участвовала в организации двух с половиной десятков экспедиций, в том числе пятнадцати кругосветных.

На полуострове Аляске и на побережье к югу от него Россия была первой, однако уже в первое десятилетие существования Российско-Американской компании последняя стала сталкиваться с проблемами, возникавшими из-за действий в этом регионе других государств и их представителей. Особенно беспокоила деятельность американских торговцев, продававших местному населению огнестрельное оружие на российской территории. В 1808‑1810 годах российское правительство неоднократно обращалось к американским властям с просьбой ограничить такую торговлю, но безуспешно. Также с 1810 г. несколько лет с американской стороной велись переговоры по установлению южной границы российских владений. Россия претендовала на тихоокеанское побережье Северной Америки и прилежащие острова от Берингова пролива до устья р. Колумбии – в своём Указе от 1821 г. Александр I обозначил южную границу русских владений на широте 45о50’, а в 1822 г. она была перенесена на широту 51о с.ш. Однако и США, и Англия оспаривали этот рубеж, и в результате в 1824‑1825 годах граница была зафиксирована на широте 54о40’ с.ш.

Но были и выгоды от взаимодействия с соседями. Американец Джон Астор, владелец Американской меховой компании (American Fur Company), в 1810 г. направил в Ново-Архангельск судно с предложением снабжать его всем необходимым. Учитывая, помимо прочего, что именно дочерняя компания Дж. Астора, Тихоокеанская меховая компания (Pacific Fur Company), в основном и продавала огнестрельное оружие коренным народам, Баранов с готовностью пошёл на соглашение. Дочерняя компания Астора получала монопольное право снабжения Ново-Архангельска и продажи добытой РАК пушнины в Китае за комиссию, но при этом Дж. Астор брал на себя обязательство воздерживаться от продажи оружия коренному населению. Для заключения договора необходимы были поездки в Санкт-Петербург. Однако подписание соглашения прервала война 1812 г. между Англией и США.

Ещё ранее были попытки наладить снабжение Ново-Архангельска из принадлежащей тогда Испании Верхней Калифорнии, но они тоже не увенчались успехом. Николай Резанов, покинувший Крузенштерна в Петропавловске, получил приказ провести инспекцию русских поселений в Америке. Узнав о серьёзной нехватке продовольствия, он сперва приобрёл у американского купца судно «Юнона» с грузом провизии, а после приказал построить ещё одно судно, «Авось» ‑ на этих судах он отправился в Калифорнию, в залив Сан-Франциско. Несмотря на тёплый прием, оказанный ему губернатором Верхней Калифорнии и комендантом крепости, договор заключить не удалось. Испания была тогда союзницей Наполеона, и торговые контакты с Россией не приветствовались. Однако в этой поездке Николай Резанов сделал предложение пятнадцатилетней дочери коменданта Сан-Франциско Консепсьон Аргуэльо (Кончите), ею принятое. Заключение брака между православным и католичкой требовало одобрения как Папского престола, так и Российского правительства. Но в связи с тем, что отношения с испанскими властями строились уже на личной основе, Резанов в итоге получил большое количество разнообразных продуктов, которые привёз в Ново-Архангельск. После он отправился в Санкт-Петербург за разрешением на брак, по дороге заболел и умер в Красноярске. Кончита, узнав о гибели Резанова, осталась ему верна и в конце жизни ушла в монастырь. (Как известно, эта история послужила основой для поэмы Андрея Вознесенского «Авось», а Алексей Рыбников на сюжет поэмы написал рок-оперу «Юнона и Авось».)

Перед отъездом в Санкт-Петербург Резанов оставил инструкцию Баранову с идеей о создании постоянного поселения в Верхней Калифорнии в целях снабжения Русской Америки продовольствием. Баранов уже с 1808 г. стал отправлять экспедиции с целью найти подходящее место. Наконец оно было найдено в 80 км к северу от Сан-Франциско, и в 1812 г. было заложено укреплённое поселение -- крепость Росс (Форт-Росс). Хотя это была, по факту, испанская территория (позднее мексиканская), РАК настаивала на своём праве иметь эту крепость, поскольку южная граница российских владений ещё не была установлена международными договорами. С местными индейцами колонисты договорились, отдав им в обмен некоторые товары. Крепость Росс использовалась не только для продовольственного снабжения других русских поселений, но и для заготовки пушнины. Интересно, что кораблестроение и ветряные мельницы в Калифорнии впервые появились именно в Форт-Россе. Здесь были использованы такие технологические достижения того времени, как каменные печи и стекло для окон. Вместе с русскими в Форт-Россе проживали также алеуты, привезённые с Аляски, местные индейцы, креолы (до 1/3 всего населения). Многие индейцы и креолы были крещены в православие и хорошо владели русским языком. В связи с убыточностью крепости, в 1840 г. она была продана американскому предпринимателю Джону Саттеру. Последние её обитатели покинули крепость в 1842 г. [3, с.280].

В 1816 г. Баранова в качестве главного правителя Русской Америки заменил капитан-лейтенант Л. Гагемейстер. Отныне эту должность получали только морские офицеры. Это способствовало поддержанию общественного порядка в колониях, но ухудшило результаты экономической деятельности.

Наиболее масштабные планы по расширению российского присутствия в Америке были предложены Дмитрием Завалишиным, который, однако, не имел большого веса в правительственных кругах. В 1822—1824 годах он участвовал в кругосветном плавании на фрегате «Крейсер» под командованием М.П. Лазарева, в результате чего изучил ситуацию с российскими американскими владениями и разработал предложения по их дальнейшему развитию. Он предлагал заинтересовать Калифорнию получением самостоятельности от Мексики и войти в политический альянс с Россией, которая должна была получить земли до Сан-Франциско на юг и до Сьерра-Невады или реки Сакраменто на восток. В обмен жители Калифорнии получали морскую защиту Сан-Франциско, право поселений, открытия испаноязычных школ и другие права. План поддержали несколько видных Петербургских сановников, но Александр I даже не дал аудиенции для обсуждения плана, которой от него долго добивались. В период правления Николая I вопрос никогда не обсуждался и был снова поднят только уже при Александре II генерал-губернатором Восточной Сибири Н. Н. Муравьёвым. Однако серьёзного обсуждения не было в связи со значительным усилением к тому времени США.

С 1829 г. правила занятия должности главного правителя Русской Америки снова изменились. Теперь на неё стали определять не просто морских офицеров, а одновременно лиц, имевших учёную степень. Первым таким правителем стал барон Фердинанд Петрович Врангель. Кроме того, чтобы занять пост, он должен был предварительно жениться, что и было осуществлено.

Барон фон Врангель был правителем Русской Америки до 1835 г. На этом посту известен тем, что поощрял инвестиции, лично обследовал всё западное североамериканское побережье от Берингова пролива до Калифорнии, существенно реорганизовал управление компанией, ввёл в практику возделывание картофеля, создал в Ново-Архангельске магнитно-метеорологическую обсерваторию. В то же время в период его правления произошла сдача в аренду Компании Гудзонова залива юго-восточного сектора российских американских владений, вплоть до 56о30’ с.ш., что было компенсацией за имевшиеся до того инциденты с Компанией. В результате Компания Гудзонова залива, получив возможность действовать на Тихоокеанском побережье, стала конкурентом РАК.

После кратковременного ренессанса дела РАК снова стали ухудшаться. В прибрежной зоне лов сокращался, а идти вглубь материка было уже нельзя, поджимали владения других государств.

К 1840-х годам США официально вышли к берегам Тихого океана, отобрав Калифорнию у Мексики и размежевавшись с Канадой на северо-западе. На Гавайях к тому времени американские миссионеры обратили множество местных жителей в свои формы христианства, и с 1840 г. на Гавайском архипелаге устанавливается христианская монархия. Это предопределило высадку в 1874 г. американо-британских войск на острова и последующий их переход под американский контроль. В 1854 г. американский адмирал Перри привёл к берегам Японии военную эскадру и под угрозой обстрела прибрежных городов заставил её подписать неравноправный торговый договор, положив тем самым конец более чем двухвековому периоду японской самоизоляции. Америка теперь рассматривала Тихий океан как прямой путь в Азию. Уильям Сьюард, госсекретарь США в 1861‑1869 годах, вёл переговоры с Россией о прокладке транс-тихоокеанского телеграфного кабеля. Он был большим энтузиастом этого проекта и утверждал: «Очень трудно оценить пределы того влияния американской нации, которое возникнет в результате этих новых прибыльных начинаний, когда американские идеи, американские начала политэкономии, политики, морали, философии и религии распространятся по всему миру» [3, с.413]. Из Иркутска планировалось проложить телеграфную линию через Кяхту в Пекин и торговые порты Китая. Россия, понимая всю рискованность для себя этой кооперации, не спешила подписать договор и настаивала на том, что все работы должны быть выполнены российскими специалистами, за исключением участков на Чукотке и в акватории Охотского моря; таким же образом должно было быть разделено владение проложенными линиями. Однако проект осуществлён не был.

Таким образом, к 1860-м годам, наряду с исчерпанием пушных богатств в Русской Америке, уже со всей очевидностью обозначился ещё один исключительно важный фактор – появление на Тихом океане нового, быстро набирающего силу игрока, Соединённых Штатов Америки. Подтолкнула Александра II к продаже Аляски и Крымская война 1853‑1856 гг. Хотя российские американские владения она не затронула, поскольку между Российско-Американской компанией и Компанией Гудзонова залива был подписан договор о взаимном нейтралитете, Александр понимал, что любая новая война с участием соседних стран может привести к быстрой потере российских американских владений. В этих условиях в 1867 г. Россия приняла решение продать Аляску США.

У российской аудитории, как правило, преобладает чувство сожаления по поводу продажи Аляски, особенно с учётом открытия впоследствии её нефтяных и других ресурсов. Однако на самом деле для России это было величайшим благом. Если бы не эта продажа, Россия могла бы иметь общую границу с Канадой и находиться на одном континенте с США, что, например, в эпоху Холодной войны несло бы колоссальные риски. Эти риски возникли бы уже в конце XIX в., не говоря уже о периоде после 1917 г. Даже сегодня страны, разделённые водными пространствами и относящиеся к разным политическим блокам, гораздо меньше рискуют оказаться вовлечёнными во взаимный военный конфликт, нежели граничащие по суше, что уж говорить о тех временах. Некоторые могут думать, что это послужило бы фактором, препятствующим установлению Советской власти. Но скорее всего, этим бы не ограничилось. Конечно, история не знает сослагательного наклонения, но это больше относится к каким-то событиям, которые теоретически могли бы не состояться или, наоборот, произойти. А когда речь идёт о столь важных изменениях в географическом положении, как выход границ страны на другой материк – или, наоборот, их замыкание в рамках своего, – вполне можно представить вероятные последствия.

Карта

   Карта отсюда.



Автор: Павел Юрьевич Фомичёв, канд. геогр. наук, доцент кафедры географии мирового хозяйства географического факультета МГУ.

 

 Источники

 1. Carpenter, Roger M.. Times Are Altered with Us: American Indians from First Contact to the New Republic. Wiley, 2015.

2. Великие русские экспедиции. Русские географы в Латинской Америке: хроника путешествий XIX — первой половины XX в./ под ред. А. С. Наумова. — М.: АСТ, 2014.

3. Postnikov Alexey, Falk Marvin. Exploring and Mapping Alaska: The Russian America Era, 1741-1867. University Alaska Press, 2015.

 

 

 

 

 

Комментарии