Сейчас в Арктике:
Северное сияние

Восточный Мурман: история и перспективы

Восточный Мурман: история и перспективы
2 Декабря, 2019, 11:46
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Заброшенный маяк конца XIX – начала XX века (упразднённое поселение Рында, Ловозерский район). Автор Бертош А.А., 2018.



Одной из наиболее освоенных территорий России близ Северного Ледовитого океана является Мурманский берег (Мурман) – северное побережье Кольского полуострова, протянувшееся от границы с Норвегией на Западе до мыса Святой Нос, разделяющего Баренцево и Белое моря, на Востоке. В настоящее время эта земля входит в состав Мурманской области, а ранее, на протяжении нескольких веков, административно подчинялась Архангельску. Историю Восточного Мурмана (участка Мурманского берега между восточным побережьем Кольского залива и мысом Святой Нос) можно рассмотреть в качестве примера, ретроспективно иллюстрирующего основные процессы, тенденции и возможные перспективы освоения арктического побережья России.

Территория, обозначаемая топонимом «Восточный Мурман», в прошлом также именуемая «Русская сторона» или «Русский берег/конец», обладает устойчивыми специфическими характеристиками, позволяющими рассматривать её историческое развитие в качестве отдельной составляющей истории региона. Появление топонима само по себе демонстрирует обособление местности в сознании современников. Отражением этнокультурных особенностей территории стало понятие «русский», которое, помимо прочего, формирует ментальную дихотомию с более общим понятием «Мурманский (т.е. «норманский») берег». Возникновение, существование, изменение и утрата топонимов являются зримым проявлением глубинных культурных, этнических, религиозных и политических процессов.

Воздействие человека на природный ландшафт в районе Восточного Мурмана началось несколько тысячелетий назад. Вдоль берега Баренцева моря и на островах вблизи него выявлены многочисленные объекты археологического наследия, относящиеся к каменному веку и эпохе раннего металла. В их число входят остатки древних стоянок и поселений, иные артефакты древности. Наибольшей известностью среди подобных материальных свидетельств прошлого обладают каменные лабиринты («вавилоны») – спиралевидные выкладки из камней, расположенные на побережье. Присваивающий характер хозяйствования (охота, морские промыслы, собирательство и т.п.), свойственный тому периоду, обусловил слабое влияние людей на природу, а также фрагментарность и рассеянность в пространстве следов их деятельности.

Следующий уровень освоения этой территории связан с появлением здесь саамов, которые вели полукочевой образ жизни, базирующийся на традиционных формах оленеводства, собирательстве, охоте, ловле рыбы в пресных водоёмах и вблизи морского побережья. Саамами были основаны сезонные населённые пункты («погосты» или «сиийты»), часть которых, по мере перехода их обитателей к оседлости, постепенно эволюционировала в постоянные поселения (например, прибрежное село Варзино Ловозерского района, упразднённое в настоящее время, появилось на месте старинного погоста). Саамское влияние на культурный ландшафт Восточного Мурмана не было определяющим, хотя и оказало существенное воздействие.

Интенсивность освоения восточной части Мурманского берега напрямую зависела от экономической рентабельности такой деятельности. Принципиально новый этап развития рассматриваемого района связан с хозяйственной активностью старожилов Русского Севера – поморов, начавшейся в XVI–XVII веках. Будучи на протяжении нескольких столетий традиционным местом их сезонного промысла, к XIX веку Восточный Мурман оказался покрыт густой сетью временных рыбацких становищ, появление которых исследователи называют первой стадией колонизации арктического пространства[1]. Как и саамские погосты, данный вид населённых пунктов жил в природных ритмах смены времён года, то опустевая, то наполняясь людьми.

Местоположение становищ на морском берегу определялось целесообразностью и, чаще всего, характеризовалось наличием источника пресной воды (реки) и удобной гавани для парусных судов. Сухопутные пути сообщения (дороги) отсутствовали, в подавляющем большинстве случаев связь осуществлялась при помощи водного транспорта. Сезонный характер населённых пунктов не способствовал развитию капитального строительства: в них возводились только временные жилые избы (станы) и необходимые хозяйственные постройки.

Северный Ледовитый океан

Побережье Восточного Мурмана (окрестности упразднённого поселения Рында, Ловозерский район). Автор Бертош А.А., 2018.


Восточный Мурман отличался сравнительно высокой степенью этнической и религиозной гомогенности, о чём свидетельствует и его наименование в прошлом (Русский берег). Большинство обитателей, а впоследствии и постоянных жителей этой территории относилось к православному вероисповеданию. Православные религиозные объекты, обладая сакральным статусом, характеризовались значительной устойчивостью во времени, так как оберегались и регулярно ремонтировались. Поэтому они могут быть использованы как один из маркеров, по качественным и количественным изменениям которых можно проследить уровень освоения территории в целом. Вплоть до второй половины XIX века на востоке Мурмана не было церквей, из религиозных сооружений существовали только часовни и поклонные кресты[2].

В XIX столетии, когда дореволюционная Россия достигла пика своего могущества, активно продолжался колониальный раздел мира. Великие державы, соперничая между собой, продолжали присоединять территории во всех частях света. Не могла остаться в стороне от этих процессов и Российская Империя: промедление и нерешительность означали бы утрату инициативы и постепенную сдачу международных позиций. В этом контексте стоит обратить внимание на арктические проекты России как на один из важных векторов внутренней и внешней политики.

Присоединение Финляндии к Российской Империи в начале XIX века и урегулирование в 1826 году территориального спора с Норвегией, находившейся тогда под властью шведского короля, укрепили позиции России на Кольском полуострове. Данные обстоятельства, а также общее потепление климата, вызвавшее сокращение площади ледяного покрова, способствовали дальнейшему освоению Арктики Российским государством.

Основными проблемами Мурманского берега в тот период продолжали оставаться низкая численность постоянных жителей, неравномерность их расселения и отсутствие устойчивой связи по суше с другими частями страны. Малонаселённость этого приграничного региона препятствовала его дальнейшему социально-экономическому развитию, а также создавала потенциальную угрозу колонизации побережья выходцами из Норвегии и Финляндии (Великое княжество Финляндское хоть и входило в состав Российской Империи, однако имело обособленный статус, поэтому иммиграция из него в другие районы России настороженно воспринималась обществом). В конце 1860-х годов, при Императоре Всероссийском Александре II, началась масштабная государственная программа колонизации Мурмана. На этой территории издревле существовал всего один постоянный населённый пункт – город Кола, основанный в середине XVI века, а остальные поселения (становища) носили временный сезонный характер. Рыбаки прибывали сюда с Беломорского побережья на период промысла и уходили обратно после его окончания.

Государство поставило задачу укоренения людей на этих землях и приступило к реализации амбициозных планов. Благодаря комплексной системе государственной поддержки (налоговые льготы, освобождение от военной службы, право беспошлинной торговли, различные субсидии и ссуды) удалось привлечь на Мурман миграционные потоки, что в разы увеличило численность оседлого населения. Начавшаяся во второй половине XIX века правительственная программа колонизации Мурманского берега привела к серьёзным социальным, экономическим и культурным преобразованиям территории, обозначив следующий этап развития рассматриваемого участка арктического побережья. Главным достижением данного периода стало укоренение людей на Восточном Мурмане. По всему берегу на месте временных становищ стали образовываться постоянные поселения, в которых создавалась вся необходимая социальная инфраструктура (медицинские, образовательные и другие общественно значимые учреждения, спасательные станции и т.п.), строились часовни и церкви. Самыми крупными из таких населённых пунктов стали Териберка, Рында и Гаврилово.

Рында

Дома XIX – начала XX века (упразднённое поселение Рында, Ловозерский район). Автор Бертош А.А., 2018.


Одним из маркеров качественного перехода от временного к постоянному пребыванию людей на побережье стало расширение масштабов строительства и появление большого количества новых зданий и сооружений. Рост населения привёл к активизации религиозной жизни, усложнению церковно-административной структуры (открытие приходов) и созданию новых религиозных объектов. На Восточном Мурмане появляются первые православные церкви, в том числе на месте ранее существовавших часовен.

Переселенцы-поморы играли значительную роль в созидании культурного пространства, но исключительно «поморским» назвать его нельзя, так как оно формировалось представителями разных социальных, культурно-географических и этнических групп. Характерной особенностью восточной части Мурманского побережья было преобладание рыбных промыслов при слабом развитии земледельчества и животноводства, что отражало как природно-климатические особенности территории, так и традиции хозяйствования поселенцев.

Вопрос наземного транспортного сообщения Кольского полуострова с другими регионами продолжал оставаться серьёзной проблемой вплоть до начала Первой мировой войны. В условиях жесточайшего военного противостояния России была жизненно необходима связь по морю с государствами Антанты, но традиционные коммуникации (Балтийский и Черноморский пути) перекрывались Германией и Османской империей, а остававшийся незаблокированным Владивосток находился на значительном удалении от центра страны. В этой ситуации руководство России обратило своё внимание на Север. В 1915 году на Мурманском побережье Баренцева моря, в акватории незамерзающего Кольского залива, началось сооружение порта, к которому прокладывалась ветка железной дороги. К 1916 году на отдалённых рубежах государства появился новый транспортный узел океанского масштаба – город Романов-на-Мурмане, впоследствии переименованный в Мурманск.

Для Восточного Мурмана следующий этап освоения, ставший следствием системных преобразований, вызванных Мировой войной и революцией 1917 года, начался в 20-х годах XX века. Характерными чертами этого периода стали внедрение новых принципов хозяйствования (коллективизация) и новых технологий рыбного промысла (прибрежное рыболовство стало вытесняться океаническим), бурное развитие социальной инфраструктуры, а также активное военное строительство в прибрежной зоне, в том числе на месте ранее существовавших поселений. Изменения в социально-экономической сфере привели к повышению мобильности населения и активизации миграционных процессов. При этом дорожная сеть развивалась слабо, и основным средством сообщения продолжал оставаться морской транспорт.

Негативные стороны государственной политики также повлияли на культурную среду: представители ряда социальных и этнических групп оказались подвергнуты репрессиям, на побережье прибывали переселённые в принудительном порядке. Появились в рассматриваемом районе и учреждения системы лагерей, в том числе на острове Кильдин и в Териберке. Борьба советской власти с религией привела к ликвидации всех православных приходов на этой территории. В течение сравнительно короткого времени на Восточном Мурмане не осталось ни одного действующего храма или часовни. Религиозные сооружения обычно строились из качественной древесины, доставленной по морю, поэтому, в условиях дефицита строительных материалов, многие из них снесены не были. Зачастую церковные здания перестраивались (в первую очередь демонтировались купола и кресты) и приспосабливались под различные общественные и хозяйственные нужды.

Несмотря на значительный промышленный рост, на данном этапе были заложены предпосылки последующего упадка. Следствиями господствовавшего в советский период принципа экономического детерминизма стали отмирание прибрежного лова, подорвавшее хозяйственную базу побережья, и политика укрупнения населённых пунктов, которая привела к упразднению подавляющего большинства так называемых «неперспективных» поселений этого района. В долгосрочной перспективе период бурного роста запустил процессы депопуляции Восточного Мурмана.

Во второй половине XX века начался очередной, последний на сегодняшний день, этап социально-экономических трансформаций на восточной части Мурманского берега – деколонизация. Экономический упадок, вызванный кризисом прибрежного рыбного промысла, привёл к оттоку населения и постепенному запустению побережья. Данные тенденции, начавшиеся в 1950-х – 1960-х годах, дополнительно усугубились в ходе системного государственного кризиса конца 1980-х – 1990-х годов. Сокращение присутствия военных на побережье привело к дальнейшему падению численности населения рассматриваемого района.

Тюва-губа

Упразднённое поселение Тюва-губа (восточный берег Кольского залива, Кольский район). Автор Бертош А.А., 2018.


***

На сегодняшний день территория Восточного Мурмана относится к нескольким муниципальным образованиям региона: город Мурманск; закрытые административно-территориальные образования (ЗАТО) Североморск и Островной; Кольский и Ловозерский районы. Из более чем тридцати исторических поселений, существовавших здесь в дореволюционный период, сейчас имеют постоянных жителей только входящие в Кольский район село Териберка (менее 600 человек)[3] и населённый пункт Дальние Зеленцы (несколько человек, проживающих круглогодично), а также поселения, относящиеся к ЗАТО Островной. Немалое количество людей постоянно находится на рассматриваемом участке побережья по долгу службы: военнослужащие Северного флота, сотрудники Пограничного управления ФСБ РФ по Западному арктическому району и т.д.

Дальние Зеленцы

Населённый пункт Дальние Зеленцы (Кольский район). Автор Бертош А.А., 2018.


Как и в первой половине XIX века, население восточной части Мурманского берега значительно увеличивается в тёплое время года за счёт туристов, рыбаков, обслуживающего персонала туристских лагерей и баз, ориентированных, в первую очередь, на предоставление туруслуг, связанных с рыбной ловлей, и т.п. Часть поселений фактически являются сезонными и обитаемы с конца весны до середины осени (например, Восточный Кильдин Кольского района, расположенный на острове Кильдин, и официально упразднённое поселение Рында Ловозерского района, а также, в значительной мере, Дальние Зеленцы, где количество жителей летом в несколько раз больше, чем зимой).

Гораздо менее подвержено сезонным изменениям численности населения село Териберка, фактически являющееся административным и культурным центром всего Восточного Мурмана и имеющее сравнительно высокий уровень развития социальной и туристской инфраструктуры. В Териберке и её окрестностях развиты, в том числе, «зимние» виды туризма (сноукайтинг, наблюдение за полярным сиянием и т.п.), что обеспечивает стабильный въездной трафик на протяжении всего года.

 На подъезде к Териберке

На подъезде к селу Териберка, ставшему «столицей» туризма на Мурманском берегу (Кольский район). Автор Бертош Виола Вячеславовна, 2018.


***

На примере Восточного Мурмана – небольшого участка арктического побережья России – можно наметить тенденции и потенциальные перспективы дальнейшего существования подобных территорий. Освоение биоресурсов данного района "коренным" и старожильческим населением, применявшим традиционные методы хозяйствования, ранее было экономически целесообразно, но социальные и технологические трансформации XX века серьёзно пошатнули сложившиеся модели природопользования. Океанический лов рыбы, получивший распространение в период общегосударственной индустриализации, сделал неконкурентоспособным прибрежное рыболовство.

Это обстоятельство, а также обусловленные климатическими причинами и логистическими сложностями невозможность широкого внедрения растениеводства и ограниченный потенциал развития животноводства значительно сузили экономическую базу поселений Восточного Мурмана.

Неразвитость наземной транспортной инфраструктуры (отсутствие дорог) воспринималась не так остро в условиях укоренившихся мореходных традиций населения, наличия большого количества морских судов в частной либо иной собственности, государственных мер поддержки регулярного морского сообщения между поселениями, но стала труднопреодолимым препятствием, когда снизилось воздействие перечисленных факторов. Теплоход «Клавдия Еланская» (единственный, осуществляющий социально-значимые рейсы вдоль побережья Кольского полуострова), выходя из порта Мурманска, в последние годы делает остановку на Мурманском берегу только в городе (ЗАТО) Островной. А то, что в Териберке и Дальних Зеленцах продолжают оставаться постоянные жители, во многом обусловлено наличием ведущих до этих поселений грунтовых дорог, проходимых на легковом автомобиле.

Указатель

Указатель направлений (населённый пункт Дальние Зеленцы, Кольский район). Автор Бертош А.А., 2018.


Перспективы повторной колонизации этого участка побережья напрямую связаны с ответом на вопрос: нужны ли для освоения российской Арктики постоянные поселения или эффективнее применять вахтовый метод? Каждый из вариантов имеет свои плюсы и минусы. Наличие укоренённого населения в Арктической зоне России является геополитическим фактором государственного присутствия, снижает остроту дискуссий о возможной «интернационализации Арктики и Северного морского пути», облегчает дальнейшее всестороннее экономическое, социальное и культурное развитие территорий. В то же время, вахтовое освоение не столь затратно, т.к. требует меньших вложений в инфраструктуру.

В сегодняшней действительности можно обозначить несколько потенциальных путей реколонизации Восточного Мурмана, имеющих различную степень реалистичности и экономической рентабельности:

1. Осуществление на этой территории мегапроектов (оборонных, ресурсодобывающих, транспортных, инфраструктурных и т.д.), проводимое государством и/или крупным бизнесом. В этом варианте, требующем огромных капиталовложений, данный район превращается в площадку для реализации масштабной деятельности, которая неизбежно содействует социально-экономическому развитию территории. Подобные перспективы широко обсуждались в 2000-х годах, когда село Териберка планировали сделать одним из ключевых логистических пунктов при освоении Штокмановского газоконденсатного месторождения, расположенного в Баренцевом море. Несмотря на значительные затраты на проведение подготовительных работ, данный проект был отложен на длительный срок.

Дорога

Заброшенная дорога, которая должна была стать частью инфраструктуры, обеспечивающей транспортировку газа Штокмановского газоконденсатного месторождения (окрестности села Териберка, Кольский район). Автор Бертош Виола Вячеславовна, 2018.


2. Развитие прибрежных морских промыслов (рыбная ловля, добыча морепродуктов, водорослей и т.п.). Данный вариант потенциально может быть реализован на принципах устойчивого развития, что не только окажет содействие оживлению экономической деятельности, но и будет способствовать сохранению и возрождению традиционных форм природопользования, социальному и культурному развитию локальных социумов. Полноценное возрождение прибрежного промысла осложнено сравнительно низкой рентабельностью (особенно на начальном этапе), транспортно-логистическими трудностями, недостаточным уровнем развития перерабатывающей инфраструктуры, юридической неурегулированностью ряда вопросов, касающихся природопользования, на федеральном и региональном уровнях.

3. Формирование социально-ответственной модели существования туристской индустрии, что является одной из наиболее перспективных форм диверсификации экономики регионов российской Арктики. Географическое положение, природно-климатические особенности, культура, историческое и культурное наследие – это факторы, которые можно использовать для превращения Восточного Мурмана в привлекательное направление арктического туризма. На рассматриваемой территории расположена популярная туристская дестинация, имеющая международную известность, – село Териберка, которое для большинства туристов из других регионов и государств служит одной из главных целей посещения Мурманской области.

 

В современных условиях повышенного интереса к Арктике представляется важным обратить внимание на исторический опыт освоения и колонизации северных территорий. Анализ последовательно сменяющих друг друга периодов развития и упадка, предпосылок и последствий этих явлений, может содействовать разработке актуальных стратегий устойчивого развития Арктической зоны России.

Побережье океана

Одно из немногих в России мест, где к Северному Ледовитому океану можно подъехать на автомобиле (окрестности села Териберка, Кольский район). Автор Бертош Виола Вячеславовна, 2018. 


Автор: Бертош Андрей Александрович, аспирант Кольского научного центра Российской академии наук.


ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

 

1. Белевских Т.В., Иванова М.В., Бертош А.А. Туристская привлекательность прибрежных поселений Арктической зоны (на примере села Териберка Мурманской области) // Арктические берега: путь к устойчивости: мат. конф. / ред. колл. Румянцева Е.А. (отв. ред.), Гогоберидзе Г.Г. (зам. отв. ред.), Князева М.А. – Мурманск: МАГУ, 2018. – С. 366–369.

2. Никонов С.А. Монастырская и крестьянская промысловая колонизация Европейской Арктики в XVI–XVIII вв.: диссертация ... доктора исторических наук: 07.00.02. – Мурманск, 2018. – 574 с.

3. Орехова Е.А. К вопросу о колонизации Мурманского берега во второй половине XIX – нач. XX вв. Обзор религиозной ситуации в колониях Мурманского берега // IV Ушаковские чтения: Сборник научных статей / Отв. ред. П.В. Фёдоров. – Мурманск: МГПУ, 2007. – С. 41–48.

4. Филин П.А. Поморские тони как форма организации промыслового хозяйства жителей Русского Севера // Соловецкое море: историко-литературный альманах. – Архангельск – М.: ТСМ, 2016. – С. 35–44.

5. Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2019 года [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: www.gks.ru/free_doc/doc_2019/bul_dr/mun_obr2019.rar (дата обращения: 25.11.2019).




[1] Филин П.А. Поморские тони как форма организации промыслового хозяйства жителей Русского Севера // Соловецкое море: историко-литературный альманах. – Архангельск – М.: ТСМ, 2016. – С. 37.

[2] Орехова Е.А. К вопросу о колонизации Мурманского берега во второй половине XIX – нач. XX вв. Обзор религиозной ситуации в колониях Мурманского берега // IV Ушаковские чтения: Сборник научных статей / Отв. ред. П.В. Фёдоров. – Мурманск: МГПУ, 2007. – С. 41.

[3] Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2019 года [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: www.gks.ru/free_doc/doc_2019/bul_dr/mun_obr2019.rar (дата обращения: 25.11.2019).



Комментарии