Чилингаров-Арктический

11 мин
25 Сентября, 2019, 11:06
Чилингаров-Арктический

Северный морской путь должен быть современной, безопасной трассой для мореплавания, для чего нужно восстановить на ней такие морские порты, как Диксон, Тикси, Хатанга, Певек…

Мы вернулись в Арктику, надеюсь, навсегда. Мы понимаем, что мы должны делать, есть поддержка руководства страны, и самое главное — у полярников есть желание там работать.

Артур Чилингаров


Говорят, время настоящих героев прошло. Кануло. Списано в архив. Во многих странах уже давно национальных героев заменили персонажи блокбастеров. Их считают образцами, с них «делают жизнь». Выдумка уже неотличима от исторической правды. Россия в этом смысле, к счастью, отстаёт. В нашей жизни ещё есть место подвигу, и есть ещё в нашей стране люди, чья жизнь, чей образ чётко и ясно ассоциируется с подлинными, а не бутафорскими опасностями и достижениями. Таков Артур Николаевич Чилингаров – всем известный полярник, Герой Советского Союза, Герой России. Исследователь Арктики и Антарктиды, покоритель недоступных пространств самого Крайнего Севера. Профессионал и гражданин с большой буквы.

Он родился 80 лет назад, 25 сентября 1939 года, в главном городе полярников – в Ленинграде. Одно из первых, почти младенческих его воспоминаний – вкус блокадного студня из столярного клея. Как и многие ленинградские мальчишки трудного послевоенного времени, он мечтал о дальних морских путешествиях. Конечно, с самых ранних лет слышал и об Арктике, о Шмидте, Папанине, Сомове…

В итоге поступил в Высшее морское инженерное училище имени адмирала Макарова, стал океанологом. Его учителем – это слово здесь можно было бы написать с большой буквы – был академик Алексей Фёдорович Трёшников, великий океанолог и один из опытнейших советских полярников. В 1930-е сами понятия «Северный полюс», «Арктика», «Полярная станция» звучали притягательно для миллионов мальчишек. Импульс той славы сохранился и в начале 1960-х, когда Артур Чилингаров окончил Арктический факультет.

Арктику Артур Николаевич обживает с 1963 года. Выпускник училища оказался в Арктической научно-исследовательской обсерватории, в посёлке Тикси. Это был счастливый билет на всю жизнь! Он отныне не по книгам изучал Северный Ледовитый океан и океаническую атмосферу, проводил ледовую авиаразведку.

Побережье моря Лаптевых не идиллично. Чилингаров сразу попал в семимесячную полярную ночь, в пургу, которая парализует всё живое. Но он быстро освоился в Арктике и доказал свою незаменимость. Будучи ещё беспартийным, Чилингаров (редчайший случай!) стал комсомольским вожаком Булунского района, в который входит несколько полярных посёлков. Разбирался в людях, умел дружить, но никогда не забывал и об ответственности за любое большое и малое дело.

С тех пор Тикси стал родным домом Чилингарова. Исследователь сразу понял: Север – это его стихия. В столичных кабинетах ему скучновато, то ли дело – океанский простор… В наше время одна из улиц в посёлке носит его имя – и никому не надо объяснять, почему… Именно в Тикси он влюбился в Арктику. Слово «любовь» в лексиконе Чилингарова – важнейшее. Без этого чувства на Север не едут, не посвящают этому опасному делу свою жизнь.

Его имя появилось на газетных полосах: 

«Этого энергичного молодого человека, интеллигентного, много читающего руководителя комсомольцев Тикси, знает буквально каждый, потому что он не щадит своих сил, не знает нормированных рабочих часов: потому что часть его души — в деле каждого на Тикси: сейсмолога, моряка, журналиста из редакции «Маяк Арктики». 

Этот портрет узнаваем и через полвека! По-видимому, не всегда журналисты ошибаются, раздавая авансы молодым героям. Не ошибся в Чилингарове и писатель Борис Полевой, автор «Повести о настоящем человеке», который увидел в молодом океанологе яркую личность.

Он осваивал Север от и до. В 1969 году молодой, но уже опытный учёный возглавил высокоширотную экспедицию «Север-21» - продолжение череды легендарных научных десантов на труднодоступные территории Арктики. Участники экспедиции надеялись доказать возможность круглогодичного использования Северного морского пути на всём его протяжении. И многое им удалось.

На волне этого успеха Чилингаров подал идею комсомольской дрейфующей станции «Северный полюс-19». Идею поддержали, а станцию доверили именно ему. Экспедиция – как по заказу – выдалась приключенческая, сверхопасная даже по меркам Арктики. Дрейфующая льдина села на мель, стала с грохотом ломаться. Чилингаров оказался единственным свидетелем этого разгула стихии: 

«Это ночью полярной было, в начале января. Как начался грохот – все спали, я с одним фонариком выскочил из домика. Льдина на глазах ломается, всё рушится… Как нас не смыло в океан, до сих пор удивляюсь». 
От льдины остался небольшой островок. Пропала связь с большой землёй. Молодые полярники держались боевито, хотя многие в Москве их уже похоронили. Их нашёл полярный ас Лев Вепрев, которому удалось посадить Ли-2 на узкую ледовую полоску. Через трещины, через обломки айсбергов комсомольцы перешли на другую, надёжную, льдину – и продолжили исследования. Большую часть оборудования им удалось спасти. Об этом много писали. После этих «подвигов Геракла» Чилингарова признали истинным «арктическим волком» не только в Советском Союзе.

«Разлом льдины дрейфующей станции “Северный полюс-19” и авария за Полярным кругом самолёта Ли-2. Семнадцатиметровые волны Южного моря Тихого океана, когда Артура чуть не смыло за борт не приспособленного для плавания в подобных условиях ледокола “Владивосток”, и уникальная посадка Ил-76 на чилийской антарктической станции “Mapч”. Только пережив это, я сумел по-настоящему познать глубину его подвигов, которые не в состоянии оценить ни одна награда, ни одно почётное звание».
Канадский журналист и полярный исследователь Макс Ройз

Во второй половине ХХ века перед моряками, лётчиками, полярными исследователями стояла задача, потребовавшая многолетних усилий: превратить Северный морской путь в постоянно действующую трассу, не имеющую недоступных, неприступных и неизведанных «треугольников». Конечно, этим занимались не одиночки. Тут труд целых институтов, ведомств, полярных станций, не без участия армии… Какую бы должность ни занимал в те годы Артур Чилингаров, он работал на Северный морской путь. Конечно, в юбилейных реляциях журналистов это выглядит как бесконечный триумф, путь от рекорда к рекорду, от ордена к премии. А жизнь требовала не только отваги, не только преданности науке, но и неожиданных, нестандартных решений. В 1976 году, просчитав все нюансы, Чилингаров предложил начать северную навигацию в марте. Именно тогда осваивались месторождения Ямала, нужно было завозить тонны техники… Севморпуть сработал!

Молодой Чилингаров



ЗВЕЗДА ГЕРОЯ

Свою первую звезду Героя Чилингаров получил за организацию сложнейшей спасательной операции. В 1985 году в Антарктике в ледовый плен попало научно-исследовательское судно «Михаил Сомов». Это уникальное судно, принадлежавшее НИИ Арктики и Антарктики, много лет исправно доставляло людей и грузы на советские научные станции в Антарктиде. В 1985 году «Сомов» следовал на антарктическую станцию «Русская». Эту точку Западной Антарктиды называют «полюсом ветров»: там властвуют ураганы, движущиеся ледовые глыбы…

В середине марта тяжёлые льдины блокировали наш дизель-электроход. «Сомов» надолго застрял в море Росса. По расчёту учёных, самостоятельно выйти на свободу «Сомов» мог бы только к концу года. Смириться с этим не могли ни исследователи, ни чиновники.

Семьдесят семь человек на вертолётах эвакуировали на другой советский корабль. На дрейфующем «Сомове» остались пятьдесят три добровольца во главе с вновь назначенным капитаном Валентином Родченко.

Отправить в Антарктиду атомный ледокол для спасательной операции страна не могла: ещё в 1959 году Антарктику признали безъядерной зоной, СССР подписал этот договор. Туда могли продираться только дизельные ледоколы.

Возглавил спасательную экспедицию Чилингаров. 10 июня на помощь сомовцам двинулся ледокол «Владивосток». 23 июля вертолёт доставил на борт блокированного судна врачей. В это время, за двести километров до «Сомова», «Владивосток» и сам застрял во льдах. Освободиться из блокады неожиданно помог ураган: во льдах появились трещины, и ледокол своим ходом дошёл к аварийному судну. Моряки были спасены, а «Михаил Сомов» каким-то чудесным образом освободился из ледового плена и своим ходом благополучно прибыл в родной порт.

Командиру нужно было заботиться о десятках мелочей, которые могли оказаться решающими. Чилингаров это испытание прошёл без натуги, с улыбкой. Дрейф «Михаила Сомова» продлился 133 дня. Удалось спасти и людей, и технику – и восстановить снабжение отечественных станций в Антарктиде. Звезда Героя, которой удостоили Артура Николаевича за эту экспедицию, стала достойной наградой за подвиг и профессионализм. А «Сомов» и в наше время работает в Арктике, служит науке.

 

ЗАБЫТЫЙ СЕВЕР

Много лет арктические инициативы проходили со скрипом, в 1990-е Россия практически устранилась от освоения Севера. Если что и делалось – то это была инерция прежних наработок. Как-никак, мы были и остаёмся монополистами в области атомного ледокольного флота… Именно тогда, в смутные годы, Чилингаров решил пойти в политику и стал настоящим полпредом Севера в начальственных кабинетах. Им любовались как живописным балагуром, а Артур Николаевич использовал малейшую возможность, чтобы возродить дело всей своей жизни. Улыбался, шутил, но подспудно снова и снова доказывал: Арктика – стратегически важная для России земля, с ней во многом связано наше будущее экономическое благополучие. Нельзя превращаться во временщиков, это не только бесчестно, но и невыгодно! Другого столь мощного ресурса у нас не будет. Но чтобы Арктика служила людям, люди должны служить ей. К тому же с давних времён Северный Ледовитый океан и его окрестности – это опытное поле для проверки современной отечественной техники.

В кризисном 1999 году Чилингаров руководил сверхдальним перелётом многоцелевого вертолёта Ми-26, показавшим возможности использования этих машин в центральных районах Северного Ледовитого океана. Как трудно было организовать такой эксперимент в то время! В отсутствие денег, в отсутствие политической поддержки... Тогдашняя правящая элита решала вопросы выживания, занималась политической борьбой, войной компроматов, выискивала на Западе кредиты, а о стратегии развития и не помышляла.

Энергия и обаяние Артура Чилингарова творили чудеса: ему удалось переломить тенденцию. В наше время Арктику уже не принято называть балластом. Самые амбициозные проекты современной России связаны с Севером – это и строительство ледоколов, и нефтедобыча на крайнем севере. Без упоминания Северного морского пути не обходится ни одна стратегическая разработка о будущем России.


АРКТИКА, ВЕК ХХI

В ХХI веке, несмотря на уже немолодой возраст, он продолжает приключенческий роман своей жизни с прежним пылом. В 2003 году Чилингаров «пробивает» первую за много лет дрейфующую полярную станцию «Северный полюс-32». В августе 2007 года он руководит уникальной операцией: в подводном аппарате «Мир» исследователи опустились на дно Северного Ледовитого океана в районе полюса и установили там флаг России. И, конечно, сам Артур Николаевич не упустил возможности погрузиться под полярный лёд в тесном аппарате, хотя вероятность успеха этой экспедиции расценивал лишь в 40%... В те же годы он совершил вертолётные рейсы на северный полюс и в Антарктиду, в район полюса южного. Для науки эти путешествия были прорывными. Вслед за первопроходцами шли и будут идти исследователи.

Даже во времена триумфа демагогов и пенкоснимателей Арктика остаётся территорией профессионалов. Случайные люди там не приживаются: не тот уровень задач, чтобы ограничиваться имитацией безудержной деятельности. Чилингаров умеет определять способных людей, делает на них ставку. Когда-то и его так проверяли… Продолжается преемственность арктических поколений, которую можно проследить, как минимум, с Вилькицкого

Традиции Георгия Седова, Отто Шмидта, Ивана Папанина для него – не просто великое наследие, хранящееся в музеях и архивах. Артур Чилингаров впитал его в экспедициях, оно стало частью его души, его характера. Он и есть Шмидт наших дней, и даже борода – такая же узнаваемая, как у Отто Юльевича – тому подтверждение. Как и у Шмидта, у него не счесть регалий и обязанностей…

Идею возрождения Севморпути он защищал с той же молодой энергией, с которой много лет назад постигал азы полярной жизни. И ведь получилось! Когда несколько лет назад в ежегодном послании к Федеральному собранию президент Владимир Путин заговорил о стратегической важности развития Северного морского пути – операторы крупным планом показали Артура Чилингарова. И тут ничего не нужно объяснять.

Когда у человека есть призвание, все звания, чины, ордена – это верное средство для того, чтобы помочь делу. Чтобы не пустовали наши полярные станции. Чтобы не угасали научные школы, связанные с освоением полярных территорий, столь важных для нашей страны. Чтобы внедрялась в Арктике новая техника. Наконец, чтобы Россия могла защитить свои интересы на Севере.

Арктика – его судьба. Счастливая судьба человека, который нашёл себя, который никогда не рассуждает о Севере с равнодушными, тусклыми глазами. Что может быть важнее и красивее реализованной мечты? И потому юбилей Артура Чилингарова – не первый и не последний – это праздник на всю Арктику. 


Автор: Арсений Замостьянов, заместитель главного редактора журнала «Историк».

далее в рубрике