Как «Воронеж» оказался в Арктике

Вооруженные силы Технологии
Владимир Ераносян
18 Ноября, 2020 | 06:35
Как «Воронеж» оказался в Арктике
Фото: Юрий Иванов, ТАСС

 

Мониторинг и анализ для избежания ошибки

Противоречия среди ряда стран, связанные с освоением Арктического региона и вовсе не бездонными запасами углеводородов на планете, заставляют рассматривать Арктическое направление ещё и как потенциальный театр военных действий (ТВД). Хочешь мира – готовься к войне.

Развитие военной инфраструктуры предполагает совершенствование и модернизацию имеющихся в распоряжении российских ПВО РЛС дальнего обнаружения аэродинамических и баллистических целей.

Нанесение ракетного удара по территории нашей страны в арктическом секторе сегодня считается наиболее вероятным именно вследствие постоянной угрозы, исходящей от патрулирующих в водах Северного ледовитого океана атомных субмарин двух ядерных держав – США и Великобритании – и относительной близости территорий стран НАТО к нашим северным берегам. Вот почему новейшие радиолокационные станции системы предупреждения о ракетном нападении в Арктике, а именно в Воркуте и Оленегорске в Мурманской области, рассматриваются в военном ведомстве как важнейший элемент управления стратегическими ядерными силами в случае ядерной атаки.

В контексте прозвучавшего в начале ноября 2020 года заявления Президента России о завершающем этапе создания защищённого пункта управления войсками, в том числе стратегическими ядерными силами, стало понятно, что защите страны от ядерной атаки сегодня уделяется первостепенное значение. По-другому бороться с очевидным преимуществом военной инфраструктуры России на архипелагах и в акваториях Северного ледовитого океана вероятный противник просто не в силах.

Неслучайно за последние годы произошла существенная модернизация стационарных и подвижных пунктов управления, расширены их аналитические и оперативные возможности. Информационное обеспечение, мониторинг и анализ обстановки сегодня, в условиях изощрённых и технологичных методов дезинформации, – ключевая задача.

Президент на совещании с руководством министерства обороны, федеральных ведомств и предприятий ОПК подчеркнул, что сегодня все пункты управления позволяют в режиме реального времени получать всесторонние данные об обстановке и на основе этой информации оценивать ситуацию и принимать обоснованные решения, а также оценил возросшую помехоустойчивость и живучесть пунктов управления.

Модернизация ядерных сил как фактор сдерживания в условиях нарастающей борьбы за иссякаемые ресурсы остаётся для России главной задачей военного строительства. По словам президента, даже в случае нанесения ядерного удара нужно обеспечить управление в полном объёме.

В этой связи интересно, что верховный главнокомандующий отметил особую роль мониторинга и анализа обстановки. Ведь решение об ответном ядерном ударе будет приниматься на основе объективного анализа данных. Ошибка исключена.

 

РЛС «Воронеж». Фото: naukatehnika.com

 

Чем славится «Воронеж»

Для этого не только в Арктике, но и практически по всему периметру России развёрнуты стационарные радиолокационные станции большой дальности 77Я6 «Воронеж», предназначенные для обнаружения космических и аэродинамических объектов, в том числе баллистических и крылатых ракет. Длинноволновые станции, входящие в комплекс, обеспечивают высокую дальность обнаружения объектов, коротковолновые позволяют точнее определить параметры цели.

Принятие станций семейства «Воронеж» с дальностью обнаружения целей до 6000 км на вооружение позволило не только существенно расширить возможности ракетно-космической обороны, но и сосредоточить наземные средства Системы предупреждения о ракетном нападении на территории Российской Федерации. В ближайшее время Минобороны РФ намерено полностью заменить ими все прежние РЛС дальнего обнаружения пусков ракет.

Сегодня в системе раннего обнаружения целей задействованы, помимо «Воронежей» (один из которых уже есть в Калининградском особом районе), узел связи ВМФ «Вилейка» и РЛС «Волга» на территории Республики Беларусь, переданные России на 25 лет без взимания всех видов налогов и оплат. В качестве компенсации белорусской стороне списана часть долгов за энергоносители, происходит обучение в российских военных вузах белорусских военнослужащих, предоставляются информация о ракетно-космической обстановке и полигон Ашулук для  проведения стрельб белорусских ПВО.

 

РЛС «Волга», Беларусь. Фото: russianalliance.com

 

Дальность обнаружения РЛС «Волга» – 4800 км. Она уступает РЛС «Воронеж», но находится на западном фронтире Союзного государства в непосредственной близости от строящегося объекта ПРО США в Редзиково, где намечено разместить пусковые установки противоракет МК-41, легко преобразующиеся для запуска крылатых ракет «Томагавк». «Волга» способна обнаруживать баллистические ракеты в полёте, а также космические объекты, может идентифицировать их и отслеживать траекторию, рассчитывая точки старта и падения. Помимо территории Западной Европы, станция контролирует районы патрулирования подлодок НАТО в Северной Атлантике и в Норвежском море.

Функционирующие ранее станции и пункты управления стратегическими силами подобного типа, входящие в систему предупреждения о ракетном нападении, в других бывших республиках демонтированы. На Украине, в Латвии и Казахстане эти пункты были демонтированы или разрушены.

Наиболее известный факт демонтажа – это ликвидация доставшейся Азербайджану после распада СССР Габалинской РЛС, имевшей радиус действия 6000 км. Россия использовала её на условиях аренды по десятилетнему соглашению от 2002 года. Количество персонала Габалинской РЛС не превышало 1500 человек. За аренду объекта Россия платила Азербайджану 7 млн долларов США в год,  но в 2012 году, когда срок аренды истёк, Баку потребовал увеличить арендную плату до $300 млн долларов, после чего Россия приостановила её эксплуатацию.

 

РЛС «Дарьял» в Габале. Фото: russianalliance.com

 

А что у вероятного противника

В конце срока демократа Барака Обамы под северной лужайкой Белого дома построили второй по счёту секретный бункер на случай ядерной войны. Модернизация убежища, включая новейшие системы электроснабжения и кондиционирования на случай применения оружия массового поражения, обошлась американской казне ещё в $376 млн долларов. Бункер – не единственная локация, откуда руководство страны может управлять ядерным потенциалом США.

Ядерный чемоданчик всегда под рукой у действующего президента. Он, в качестве верховного главнокомандующего, может отдать приказ о нанесении ядерного удара, как одиночной крылатой ракетой, так и массированным залпом межконтинентальных баллистических ракет из шахт. Механизм принятия решения таков: в том случае, если первый удар нанесён по США, президент должен оказаться в безопасности – в командном пункте. Либо в бункере, либо на борту летающего командного пункта, размещённого на самолёте Боинг Е-4В.

После того, как это произойдёт, помощник президента США, в соответствии с прямым приказом верховного главнокомандующего страны, обязан связаться с Пентагоном. Прежде чем приказ будет приведён в исполнение, президенту США необходимо идентифицировать себя при помощи специального кода-идентификатора, условно обозначенного как «золотой код». Ядерный чемоданчик носит вахтенный специальный помощник президента США с уровнем доступа «Yankee White», включающего тщательную проверку биографии и связей. Этот военно-морской офицер обеспечивает немедленный доступ к чемоданчику в любой момент времени.

Ядерный чемоданчик имеется и у нашего президента. Резервные находятся у министра обороны и начальника Генштаба. Ключ от чемоданчика хранится у офицера-оператора. Офицер, находящийся при президенте и носящий чемоданчик, хоть и относится к войскам связи, но так же облачён в форму офицера военно-морского флота, что соответствует не только традиции, введённой в 90-ые годы, но и ядерной ударной мощи наших ВМФ, чьи корабли и атомные подводные субмарины стратегического назначения находятся к вероятному противнику ближе всех.

 

***

Владимир Ераносян, специально для GoArctic

далее в рубрике