Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Контр-адмирал Конеев: Мы могли бы быть хозяевами на обоих полюсах

Контр-адмирал Конеев: Мы могли бы быть хозяевами на обоих полюсах
3 Февраля, 2020, 10:51
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Прошедшая неделя (27 января - 2 февраля 2020 года) в России прошла под знаком чествования 200-летия со дня открытия Антарктиды (28 января 1820 года) русской военной экспедицией Беллинсгаузена-Лазарева. В Санкт-Петербурге главные торжества по этому случаю прошли на борту музея «Ледокол Красин», где в честь знаменательного события прозвучал корабельный гудок и открылась выставка «Обретение Антарктиды». 

Главным экспонатом выставки стал планшет с изображением фрагмента 2-го листа отчетной карты Фаддея Беллинсгаузена – единственного письменного источника в мире, доказывающего первенство русских военных моряков в открытии шестого континента.

Об особенностях этой экспедиции, сохранившихся документах и о том, почему оба полюса земли так важны для современной России мы поговорили с главным автором выставки – заведующим кафедрой истории войн и военного искусства ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия», контр-адмиралом Алексеем Конеевым.

Алексей Николаевич, как возникла сама идея организовать выставку «Обретение Антарктиды»?  

Я являюсь членом Межведомственной комиссии по морскому наследию при Правительстве РФ. На одном из наших заседаний зашел вопрос о необходимости достойно отметить 200-летие открытия Антарктиды и генеральный директор Музея Мирового океана Светлана Геннадьевна Сивкова предложила объединить для этого научные усилия. А дальше пошла серьезная коллективная исследовательская работа, в которой приняли участие не только специалисты Музея Мирового океана и нашей кафедры. Также большую помощь нам оказали петербургский историк, специалист в области российского военно-морского флота Алексей Лебедев, ветеран гидрографической службы Константин Георгиевич Коновалов и многие другие. Первоначально нами был собран объемный, но очень «сырой» материал. Документы были разрозненными, имели фактические ошибки и несостыковки. Но мы справились и знаете, результат стоил затраченных усилий. Наш коллективный труд в очередной раз убеждает, что именно русские военные моряки, и никто другой, первыми открыли Антарктиду. 

Что вам дает право говорить с такой абсолютной уверенностью?

Исторические источники, которые мы изучили - абсолютно подлинные и прекрасно сохранившиеся документы, без утрат и подделок. По ним можно пройти весь путь экспедиции. Прежде всего, это судовые журналы, в которые оба капитана скрупулезно заносили все сведения. Конечно, в наше время их расшифровка представляет серьезные сложности. Например, с петровских времен в русском военном флоте счет морских суток отличался от гражданского исчисления, но мы справились. 
И конечно главным неопровержимым доказательством является второй лист отчетной карты Беллинсгаузена, на которой впервые в мире фиксируется береговая черта Антарктиды. Копия этого листа является главным украшением нашей выставки.

Вы ведь не первые исследователи, которые держали в руках эти уникальные документы?

Да, до нас Отчетную карту впервые серьезно исследовали в начале 60х гг ХХ века сотрудники Арктического и Антарктического НИИ, когда в 1959 году она была обнаружена в ленинградском архиве Центрального Картопроизводства ВМФ. Но после этого о ней опять забыли. Поэтому когда мы, спустя десятилетия, вновь запросили эти документы, то об их наличии не знали даже современные архивные работники. Поэтому прикасаясь к ним, я ощущал себя настоящим первооткрывателем. Знаете, это мечта для любого историка! Кроме того, настолько комплексно с материалами экспедиции еще не работал ни один исследователь.

Возвращаясь к береговой черте Антарктиды… Ведь ни сами капитаны, ни члены команды не высаживались на ее берег?
- Нет не высаживались. Но они девять раз подходили к Антарктиде и абсолютно четко определили, что лед, который они встретили это не айсберги, а береговой лед. Они обошли новый материк по периметру, открыв бухты, мысы, везде отмечали точки, где останавливались, очень точно описывали все происходящее и когда вернулись, весь этот богатейший материал представили  Русскому географическому обществу. 
И давайте не забывать, что из себя представляли маленькие парусные деревянные шлюпы «Мирный» и «Восток»?! Но в таких обстоятельствах они подходили к материку на расстояние до 200 миль. И это при том, что современные полярники в зависимости от антарктической ледовой обстановки приближаются к континенту не ближе, чем на 150-100 миль. 

То есть Вы хотите сказать, что это был настоящий подвиг?

Без каких-либо натяжек, а оба экипажа настоящие герои! Ведь все вокруг – температура, вода, ветер, неизвестность  – было против них. Знаете, вообще-то военные люди очень большие прагматики и всегда стараются предельно четко планировать предстоящие операции. Но здесь наши моряки зашли в широты, которые не были описаны картами. Они шли вслепую, может быть даже на смерть. И когда определили берег, отправились его огибать практически наобум, не зная, что их ждет впереди. Они прославили Россию на весь мир и им нужно ставить не бюсты, а памятники во весь рост, постоянно напоминая об их подвиге. Кстати, Межведомственной комиссией по морскому наследию мы прорабатываем вопрос о создании и установке памятника в Кронштадте (откуда стартовала экспедиция Беллинсгаузена-Лазарева), в котором будут увековечены все члены экипажей – от матросов до капитанов. 

А как встретили героев на Родине?

Я бы сказал сдержанно. Смотрите, даже сейчас мировой океан исследован в лучшем случае на двадцать пять процентов, а двести лет назад и того меньше. Поэтому тогда географическими открытиями было не удивить. Постоянно наносились на карты новые земли, острова, атоллы… И если русские военные моряки отнеслись к новости об Антарктиде (которую назовут так намного позже) восторженно, то император Александр I отреагировал достаточно спокойно. Их, конечно, наградили, но без помпы. А ведь если бы тогда к подобным открытиям государство отнеслось по-другому, то возможно мы не потеряли бы ни Аляску, ни Антарктиду. И сегодня были бы хозяевами на обоих полюсах - Южном и Северном. И не было бы ожесточенных территориальных споров.

Но ведь в 1959 году двенадцать стран подписали антарктическую конвенцию и теперь континент не принадлежит ни одному государству и на нем разрешена только научная деятельность?

Все так. Только не будем забывать, что территориальные претензии возникали как до 1959 года (со стороны Великобритании, Аргентины, Франции и других), так и после. Например, сегодня их озвучивают Норвегия, Австралия и даже Новая Зеландия. Мы с американцами пока официально молчим, но как будет разворачиваться ситуация сказать очень сложно. Именно поэтому  очень важно, чтобы мы настойчиво и последовательно напоминали всему миру, кто действительно открыл Антарктиду. И здесь мне кажется, нашим юристам-международникам нужно как можно больше работать и продвигать эту тему. К сожалению, при наличии материалов, о которых я говорю, у нас в свое время не хватило желания и юридического напора отстоять свою точку зрения до конца. И теперь мы вынуждены слышать заявления других стран: «Ну и что? А мы тоже там были!». 

Это очень похоже на арктическую ситуацию…

Совершенно верно. Посмотрите, что происходит вокруг Северного Ледовитого океана. Разными странами предлагаются разные варианты. Причем голоса раздаются не только со стороны США, но и Канады, Норвегии, Китая, Южной Кореи, Японии. Все они недвусмысленно намекают, что было бы неплохо поделить Арктику на сектора или, как минимум,  допустить их к освоению арктического шельфа. И абсолютно понятно, что все это борьба за ресурсы. Все упирается в недра и полезные ископаемые. Ведь, по сути, Арктика и Антарктика сейчас остаются последними крупными (и по большей части неосвоенными) территориями Земли. И предложение Трампа купить Гренландию хоть и выглядит анекдотично, это звено из той же цепи. И претензии на то, чтобы перевести Северный морской путь под мировую юрисдикцию тоже оттуда. 

Говоря о Севморпути вы верите в то, что мы сможем обеспечить его круглогодичное использование к 2030 году, как запланировано в наших стратегических документах?

Да, практически это стало возможным. С одной стороны я не очень верю в разговоры и страшилки о глобальном потеплении. С другой, я как командир подводной лодки несколько раз был в подводном положении на Северном полюсе и могу авторитетно сказать, что ледовая обстановка в Арктике изменилась. Сейчас зимой лед стал тоньше, а в летний период он вообще хрупкий и мягкий. Кроме того, у нас появились более мощные и современные ледоколы. Все это открывает перед нами новые возможности. 

Напоследок возвращаясь к выставке «Обретение Антарктиды». Обращает на себя внимание, что она по большей части планшетная… 

Все создатели выставки изначально договорились с директором музея «Ледокол Красин» Ольгой Викторовной Подшувейт, что экспозиция должна быть максимально мобильной и передвижной. Поэтому после музея она отправится по петербургским школам. О подвигах наших военных моряков нужно рассказывать как можно больше. В разных аудиториях и не только в юбилейные даты.

***
Валентин Юшкевич
Комментарии