Сейчас в Арктике:
Ледоход

Красные директора Норильска. Оттепель и "золотая эпоха"

Красные директора Норильска. Оттепель и "золотая эпоха"
28 Января, 2019, 10:06
Комментарии
Поделиться в соцсетях
На фото: юбилейный вечер к семидесятилетию Н.П. Машьянова - директора комбината в 1969-1973 гг. Слева направо: Б.И. Колесников - директор НГМК в 1973-1988 гг., Н.П. Машьянов, В.И. Долгих - директор в 1962-1969 гг.

Продолжение.

Интеллигентный Алексей Борисович Логинов пришёл к управлению комбинатом в 1954 году, в очередной тяжёлый период истории Норильска. Именно тогда вся индустрия СССР меняла систему работы, переходя от подневольного труда заключённых к экономике обычного производства. Для Норильска это означало кардинальный слом всех хорошо налаженных социально-экономических отношений и строительство новых устоев, которых до этого на территории никогда не было.

Алексей Борисович, один из тех самых эвакуированных во время войны в Норильск специалистов Североникеля, прошёл все ступени служебной лестницы, начиная от сотрудника Ленинградского горного института. В Норильске он руководил Малым металлургическим заводом, был главным инженером у Панюкова и даже ездил в США и Канаду, что дало ему потом возможность совершенствовать производство кобальта в Норильске.

Логинов Алексей Борисович

За те три года, что Логинов был у руля комбината, население Норильска поменялось более чем на 80%. На смену заключённым пришли вольные новобранцы, зачастую не имеющие никаких специальностей и образования, никогда не жившие на Крайнем Севере. Многие из них были уроженцами самых отдалённых уголков нашей страны. Они впервые видели водопровод и унитаз, удивлялись электричеству! Тем не менее, новобранцы не могли и не хотели жить как заключённые, и это касалось не только зарплаты. Теперь надо было решать новые для Норильска проблемы быта, обучения, досуга, оплаты труда и ещё бесконечную череду незнакомых ранее забот. Спешно переделывались бараки под общежития, строились клубы, кинотеатры и спортзалы. В городе и на стройках зазвучали духовые оркестры…

Всего за время работы Логинова через Норильск прошло порядка ста тысяч новобранцев, сменивших лагерный контингент. Большая часть из них уезжала при первой же возможности, но были и те, кто в дальнейшем посвятил свою жизнь Норильску.

Вместе с новыми заботами, Логинову надо было решать и проблемы бывших заключённых, освобождённых по амнистии, но не покинувших территорию. Они зимой 1954 года устроили кровавый беспредел в городе… Это одна из малоизвестных и стыдливо замалчиваемых страниц истории Норильска. Десятки тысяч освобождённых з/к Норильлага в навигацию 1954 года устремились на просторы нашей страны, но возможность уехать из Норильска была далеко не у всех. Не было денег и не было транспорта. Немалое количество бывших уголовников осталось зимовать в Заполярье, не имея работы, тёплой одежды, жилья и средств к существованию. Они голодали, собирались небольшими бандами, могли убить и ограбить случайного прохожего, снять с него тёплые вещи, «нахалкой» заселиться всей кодлой в любую коммунальную квартиру, и без того переполненную, где устанавливали свои порядки… Город оцепенел от страха! Муниципальная милиция была слишком слаба, чтобы противодействовать бандитам, всё держалось на вооружённой охране лагерей, а её уже расформировывали: лагеря закрывали. Да и не ВОХРовская это задача – бандитов ловить.

Алексей Борисович и власти города справились с бандитским беспределом достаточно быстро. Были организованы отряды дружинников на всех переделах комбината, жители старались передвигаться группами, на входных дверях в подъездах домов появились запоры и дежурные. Появились объявления о приёме на работу амнистированных. Главное – в навигацию 1955 года из Норильска смогли уехать все, кто хотел, а взамен был привезён новый состав города – десятки тысяч молодых и вольных строителей. Произошла качественная ротация жителей, даже выросло население.

Алексей Логинов успешно и эффективно произвёл промышленную и социальную революцию в Норильске, полностью выполнив задачу реорганизации всего комплекса: 1956 год комбинат завершил выполнением плана по всем показателям!

Однако судьба никогда не была благосклонна к Алексею Борисовичу. В завершении своей директорской карьеры Логинов, как и весь Большой Норильск, столкнулся с «чёрной пургой». Новобранцы, даже участники «комсомольского десанта», испуганные стихией, толпами покидали Норильск при первой возможности…

«Чёрная пурга» -- стихийное бедствие. В районах Крайнего севера сильные ветры, низкие температуры и снегопады не редкость, но иногда ураганы бьют все рекорды. Впервые термин появился в январе 1957 года. В течение восемнадцати дней сила ветра достигала 40-45 метров в секунду (150 км.ч), снег шёл не переставая, а температура колебалась от -5 до -35 С. Так долго и так сильно стихия ещё не донимала людей. Техника не смогла справиться с ураганом. Всё было погребено под снегом! Было парализовано строительство, не работали промышленные и бытовые службы, люди почти не перемещались, пережидая пургу. Были жертвы. Восстанавливался Норильск после этого несколько месяцев. Всё было настолько серьёзно, что впервые в истории Совет министров СССР принял решение возместить НГМК потери от стихийного бедствия. Ни до, ни после сочетания всех этих негативных факторов в Норильске не было. Похожие пурги бывают несколько раз в год, ветер сносит крыши, снег заметает дороги и дома, даже гибнут люди – такое бывает. Однако до полного паралича всех коммуникаций не доходит.

Несмотря на объективные проблемы и даже форс-мажорные обстоятельства, самоотверженный труд Логинова не был по достоинству оценён. Формальным поводом для отставки стало состояние здоровья Алексея Борисовича. Вместо себя Логинов назначил в директорское кресло В.А. Дарьяльского – замечательного производственника, главного инженера при двух последних директорах. Однако вскоре в Норильск приехал новый, никому не известный ставленник из Москвы, некий Каспаров, о котором история не сохранила воспоминаний, даже инициалов, кроме нескольких непопулярных приказов. На комбинате воцарилось двоевластие, в результате которого ни один из временных директоров руководить не остался. Очень скоро, в мае 1957 года, комбинат возглавил совсем другой человек, тоже ставленник Москвы, Владимир Васильевич Дроздов.

Владимир Васильевич Дроздов

Он был потомственным металлургом и работал в этой отрасли с детства, с десяти лет, помогая отцу. С его приходом из документов исчезло обращение «начальник НГМК» и появилось слово «директор». До Норильска Дроздов был членом коллегии Минцветмета СССР. Честолюбивый и волевой, он направил эти свои качества на достижение комбинатом максимальных результатов. Здесь я должен процитировать одного из норильских историков Анатолия Львова, который уже подвёл итоги работе Дроздова на посту директора:

«Он действительно сделал очень много за свою пятилетку в Норильске: наладил дисциплину, связь и диспетчерскую службу; "открыл глаза" центральным ведомствам на практически неизвестный им промышленный комплекс на Севере, его значение и нужды; организовал (впервые) отгрузку металлолома "на материк" и строительство складского хозяйства; сумел точно определить ориентиры (техническое перевооружение, ликвидация отставания горных предприятий, введение новых энергетических мощностей, укрепление строительных организаций) и т. д.

Мемуары В.В. Дроздова свидетельствуют, что он, безусловно, недооценивал сделанное его предшественником, в частности, новую структуру комбината, подбор и расстановку кадров. Не сразу понял, как повезло с главным инженером... Но факт, что имел полное право написать: "Нам удалось подобрать большую группу отличных руководителей". И перечислил... 55 фамилий. Список содержит около 20 начальников (с замами) главных управлений, примерно столько же лауреатов Ленинских и Государственных премий и ещё ряд руководителей министерств и ведомств в ранге не ниже заместителей министра.

С именем Дроздова связывают норильскую "социальную революцию" на рубеже 50-х-60-х гг. В этот период в городе построены, кроме жилых домов, столовых и магазинов, ещё хлебозавод, молокозавод, колбасный цех, парники и овощехранилище, концертный зал и стадион, плавательный бассейн и телецентр, широкоэкранный кинотеатр, санаторий в Сочи…».


Владимир Васильевич – первый норильский директор, ставший Героем Социалистического Труда. Это случилось в 1961 году. В дальнейшем он руководил «Главникелькобальтом».

Именно в период правления Дроздова Большой Норильск пережил кризис и возрождение. В конце 50-х вопрос о закрытии комбината стоял на самом высоком уровне: несмотря на выполнение плана, производство было дотационным. Руды месторождения Норильск-1 не могли обеспечить рентабельность, поэтому открытое в 1960 году Талнахское месторождение богатых руд не просто спасло Норильск, но и обеспечило его процветание на долгие годы вперед. Наряду с этим, комбинат переживал эпоху технического перевооружения. Появились не только новые современные механизмы, но и уникальные технологии, ранее никем не используемые (рудно-термическая плавка, свайное фундирование).

Фактически инициатором многих прогрессивных начинаний в это время стал главный инженер комбината, а после 1962 года его директор Владимир Иванович Долгих – один из легендарных руководителей промышленного Норильска.

Тяжелораненый фронтовик-доброволец, выпускник Иркутского горно-металлургического института, Владимир Иванович набирался опыта в Красцветмете, а в Норильск, на должность главного инженера был назначен в 34 года. Человек именно с таким решительным характером нужен был Норильску в тот период. Долгих принимал решения самостоятельно, без оглядки и без опаски, не дожидаясь одобрений сверху, не боясь брать ответственность на себя. Редкое качество! Это он форсировал освоение Талнаха, добившись рекордных, невероятных результатов в строительстве рудников и нового города. В те годы нигде в мире не было таких темпов. Всего за пять лет (!) была получена первая промышленная руда, построен комфортабельный многоэтажный поселок, уникальный мост через реку Норильскую, дороги и другие коммуникации.

Кроме этого за семь лет руководства комбинатом Владимир Иванович заложил основы кардинального изменения в энергосистеме (началась газификация района) и основы будущей круглогодичной навигации (Дудинка стала самым механизированным портом Сибири). Аэропорт «Алыкель» был построен и начал работать тоже при нём.

Долгих – один из немногих директоров, судьба которого стала книгой. В 1965 году комбинату был вручён орден Ленина. «Это Долгих за Талнах» – говорили в народе, забыв официальную формулировку. Самому же Владимиру Ивановичу звание Героя Социалистического Труда первый раз тоже было присвоено в Норильске, в 1965 году.

Владимир Иванович Долгих


В 1969 году Долгих возглавил Крайком КПСС, а ему на смену пришёл Николай Порфирьевич Машьянов. Производственник, бывший начальник производственно-технического отдела и директор института «Норильскпроект» – он был подготовленным преемником Долгих. Когда-то молодой практикант Ленинградского горного понравился руководству комбината, и ему предложили остаться в Норильске инженером без защиты диплома. Диплом он получил позднее, а с комбинатом сроднился и уже через полтора года исполнял обязанности директора хлорно-кобальтового цеха. Очень быстрый взлёт, даже для Норильска.

Талантливый производственник, Николай Порфирьевич всю энергию направил на развитие основных переделов. За несколько лет его руководства комбинат освоил новые технологии в металлургии, автоматизировал производство, запроектировал и начал строительство новых рудников на Талнахе, выполнил специальное правительственное задание по рафинированной меди… Началось строительство Надеждинского металлургического завода – будущего металлургического гиганта. Продолжилось масштабное жилищное строительство. В 1971-м году город Норильск был награждён орденом Трудового Красного знамени.

Машьянов Николай Порфирьевич

В истории Норильска много парадоксов. При всём внешнем благополучии, руководство Машьянова (Героя Социалистического Труда!) не отвечало требованиям времени. Причина противоречия вот в чём. Правительство СССР выделяло Норильску немалые средства на строительство газопровода, благоустройство города, строительство улучшенного жилья и нового Надеждинского завода. Взамен требовался металл, много никеля в первую очередь. Но много сил комбината ушло на перевод технологии с угля на газ, это вызвало необходимость трудоустройства пятнадцати тысяч шахтёров, металлургии трудно было адаптироваться к рудам Талнаха, комбинат почти всю пятилетку отработал в полуаварийном режиме… Все эти объективные причины принимались во внимание, но положения дел не исправляли. Комбинат не выполнял план всего на 3%, но эти проценты были крайне важны. В Совмине даже стали говорить о невозможности развития металлургии именно в Норильске, сомневаться в необходимости Надеждинского завода. Действительно, все данные для успеха есть, а успеха нет! То одно, то другое.

Решили, несмотря на заслуги и опыт, поменять директора. Для развития рудников и строительства новых производственных мощностей необходим был принципиально другой стиль руководства, нестандартный подход к управлению. Нужна была личность революционная.

Человеком, сумевшим воплотить в жизнь самые смелые прогнозы развития Большого Норильска, в 1973-м году стал Борис Иванович Колесников – ещё один легендарный директор, управлявший комбинатом дольше всех своих коллег – пятнадцать лет. Именно этот период назовут «золотой эпохой»: Большой Норильск во времена Колесникова стал «жемчужиной Заполярья», городом, в который стремились приехать лучшие специалисты, а горожане по праву гордились им. Норильск стал престижным местом проживания, островком благополучия на общем фоне советского быта. Вот лишь некоторые достижения этого периода:

- Рудная база комбината – основа всей деятельности ­– достигла максимального развития. Эффективно работают новые рудники, аналогов которым нет нигде в мире.

- Пущены в строй обе очереди уникального Надеждинского металлургического завода, аналогов которого также нет нигде в мире. Вся энергосистема промрайона переведена на природный газ, взамен угля.

- Создана круглогодичная навигация, организовано сообщение с дальними точками комбината, разработана эффективная схема снабжения.

- Построено самое большое в истории города количество жилья и зданий соцкультбыта.

- Организована самая комфортная программа переселения на «материк» – кооперативное строительство в разных городах СССР, где до сих пор действуют норильские землячества.

Борис Иванович Колесников на трибуне..jpg

Вдохновитель всех этих побед, Борис Иванович вошёл в историю как человек невероятной скромности и инновационного по тем временам стиля управления. Он смело делегировал полномочия и редко вмешивался в процесс выполнения поручений. Таким образом, руководители на местах эффективнее справлялись с поставленными задачами. В период правления Колесникова, в 1976 году, комбинат снова получил орден – орден Трудового Красного знамени, а позднее, в 1985-м, ещё и орден Октябрьской революции.

Надежда – металлургический завод в Норильске имени Б.И. Колесникова. Самое современное, мощное и большое предприятие в отрасли. Площадь, занимаемая тридцатью шестью переделами этого гиганта, сравнима по площади с городом. Завод имеет в своём составе два основных производства – гидрометаллургическое и пирометаллургическое, а также производство кислорода. В работе применяются лучшие отечественные технологии и целые линии западных партнёров, в основном финских фирм «Оутокумпо Оу», «Раума-Репола» и «Альстрем».

При возведении НМЗ было разработано 9750 тысяч кубометров мягких грунтов, 1850 тысяч кубометров скальных грунтов, смонтировано 365 тысяч тонн металлоконструкций, 150 тысяч тонн технологического оборудования. В разгар строительства на «Надежде» работали одновременно по 600 грузовых машин, 150 экскаваторов, бульдозеров и автогрейдеров, 150 кранов. На строительстве завода были задействованы 22 тысячи человек, не считая иностранных специалистов. На НМЗ есть и уникальные технологи, например, впервые в мире была спроектирована система открытого трубопроводного гидротранспорта от Талнахской обогатительной фабрики через реку Норильскую до Норильска – порядка 40 км.

Награды и звания не обошли и самого директора. Борис Иванович был удостоен звания Героя Социалистического Труда, награждён двумя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденом Трудового Красного Знамени. Его имя присвоено Надеждинскому металлургическому заводу. Именем Бориса Колесникова назван теплоход Енисейского речного пароходства…

Примечательно, что с уходом Колесникова в министерство спокойная жизнь на комбинате закончилась. Его преемнику Анатолию Васильевичу Филатову в 1988 году досталось тяжёлое (опять тяжёлое!) время перемен и в обществе, и на комбинате. Производство сначала незаметно, а потом всё сильнее стали одолевать социальные и экономические потрясения, началась реструктуризации заводов, акционирование… Под руководством Анатолия Васильевича комбинат выстоял, выжил, но в 90-х сменил форму собственности и даже название. История трансформации уникального советского металлургического производства в заполярный филиал концерна «Норильский никель» отражена во многих публикациях и даже книгах с разными политическими подтекстами. Есть книга и про последнего «красного директора» Анатолия Филатова, вышедшая в серии «ЖЗЛ» издательства «Молодая гвардия».

А.В. Филатов.jpg

В силу преобразований, название изменилось не только у производства. Анатолий Васильевич стал первым генеральным директором концерна «Норильский никель». Но это уже другая история…


 Автор: Станислав Стрючков, председатель Клуба исследователей Таймыра (КИТ), член союза журналистов России, Норильск. 

Комментарии