Сейчас в Арктике:
Ледостав

Кто готов работать и жить на Севере?

Кто готов работать и жить на Севере?
31 Октября, 2019, 11:49
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Город Кировск, Кольский полуостров. Фото Виталия Истомина.



"Если бы у  нас была  автомобильная дорога – никто никуда бы не уезжал отсюда".
"Если бы у нас была автомобильная дорога – все бы сразу по ней уехали  отсюда".
Из интервью с  жителями города Воркута, август 2019 года.

С 2017 года в Санкт-Петербургском горном университете я руковожу проектом, поддержанным грантом Российского научного фонда, «Социально-экономический механизм привлечения человеческих ресурсов в Арктику». Вопросом я стала задаваться гораздо раньше: тема развития Арктики на слуху уже последние лет пятнадцать, – но статистика показывает, что люди в основном уезжают из северных регионов, несмотря на большие проекты, реализуемые в них. Возник закономерный вопрос: что же нужно людям, чтобы достойно жить и работать на Севере? Какие условия их устроят? Ведь согласно теории Герцберга, зарплата является лишь гигиеническим фактором, и не может быть фактором-мотиватором. Самый простой способ узнать, что нужно людям, чтобы достойно жить и развиваться в условиях Арктики, – это спросить у них.

Начали мы с моими студентами Шулеповым Владимиром и Гавриловой Ариной с небольшого исследования – подготовили социологический опрос обучающихся: при каких условиях выпускник поедет работать на Север. Результаты получились очень интересными: помимо денег, конечно же, молодёжь нуждается в объектах инфраструктуры – спорткомплексах, кафе, кино, парках, а также в беспрепятственном транспортном сообщении.

В дальнейшем я создала междисциплинарный коллектив из восьми учёных, наш проект поддержал РНФ, и уже при участии коллег с профессиональным психологическим и социологическим образованием – Вероники Шарок и Юлии Яковлевой – мы разработали  анкеты и провели опросы среди более чем шестисот студентов, а также людей, имеющих опыт работы и проживания в Арктике. 

Результаты также оказались интересными: 314 из 618 опрошенных (51%) принципиально никогда и ни за какую зарплату не поедут работать на Север. Многие из них даже не знают толком, где находится Арктика, и что там можно делать, однако заранее говорят «нет». Причём при вопросе о заработной плате такие люди, как правило, ставили цифры гораздо более высокие, чем те, кто потенциально не отвергает возможность работы и жизни на Севере.

На рисунке 1 представлен график ожидаемой заработной платы после трёх лет работы на Севере среди студентов, которые ответили на вопрос «Рассматриваете ли вы для себя возможность работы в Арктике?»  - «да», «скорее да, чем нет», «скорее нет, чем да», «твёрдое нет» и  затруднились с ответом - «?»:


Ожидания по заработной плате через три года работы в Арктике.


Выступая с результатами нашего исследования на Лузинских чтениях в ИЭП КНЦ РАН в Апатитах Мурманской области, я получила много положительных отзывов, а также ремарку - «Какие высокие у ваших студентов запросы! Такие зарплаты у нас молодёжь не получает!».

Интересными также оказались результаты самооценки тех же респондентов по их психологическим особенностям:  


. Результаты психологической самооценки студентов.


Студенты, которые потенциально рассматривают возможность работы и жизни в условиях Крайнего Севера, отмечали у себя такие качества, как владение собой, усидчивость, сила -- то есть качества, присущие стайерам.

В этом я смогла убедиться лично, когда в рамках проекта проводила серию глубинных интервью в городе Кировске и городе Апатиты (Мурманской области) в июле 2019 года.

Город Кировск, с населением 28 тысяч человек, является моногородом с градообразующим предприятием АО «Апатит» и входит в перечень монопрофильных муниципальных образований Российской Федерации с наиболее сложным социально-экономическим положением[1]. Помимо добычи и переработки полезных ископаемых, город развивается как горнолыжный курорт, а также как туристический центр Хибин.

Город Апатиты находится в двадцати минутах езды от Кировска, в нём есть железнодорожная станция, а между городами – аэропорт «Хибины». Апатиты, с населением 55 тысяч жителей, моногородом уже не являются.

Практически всеми моими респондентами выступили выпускники Горного университета, причём разных лет. Большую часть составили выпускники последних трёх лет, так как  я пользовалась методом поиска респондентов «снежный ком», когда респондент сам рекомендует, с кем можно ещё побеседовать.

Все молодые специалисты устроились работать по программе МТС – молодой талантливый специалист – в компанию АО «Апатит». Условия работы они описывали с большим воодушевлением: зарплата сразу после студенческой скамьи от шестидесяти тысяч рублей в месяц, оплата переезда работника, оплата аренды жилья в городе Кировске или соседних Апатитах, отпуск не менее 52 дней (это уже не от компании, а по Трудовому кодексу), а тем, у кого идёт подземный стаж – ещё больше, оплата путёвок раз в два года в любую страну, и главное – самореализация в карьере. Все респонденты были очень довольны, что они работают по специальности, что, несмотря на молодой возраст, к их мнению прислушиваются, и что специальность, по которой они учились 4-6 лет, востребована отраслью. Судя по интервью, такая молодёжь уверенно смотрит в будущее, они не побоялись приехать на Север, несмотря на то, что некоторые из них не были за Полярным кругом ни разу в жизни до приёма на работу.

Одна девушка сказала, что её одногруппницы очень удивились, когда узнали, что она едет в Арктику минимум на три года. Сами они устроились в Петербурге -- кто по специальности, но за 35 тысяч рублей, кто вообще куда получилось. При этом на съём жилья они тратят 20 тысяч в месяц, а на проезд до места работы – до трёх часов в день. Отпуск не более 14 дней единовременно, а всего 28 дней в год. Зато не на Севере…

В  августе этого же года мы с моей коллегой по проекту, кандидатом экономических наук Мариной Крук, отправились в целях проведения интервью в город Воркуту (Республика Коми). Город, начинавшийся как ГУЛАГ, был основан в целях освоения угольных месторождений, разросся до 100 000 человек в 70-х годах, а сейчас – моногород с численностью около 60 тысяч человек, в котором имеются риски ухудшения социально-экономического положения. Само наше путешествие требует отдельной публикации. Воркута – северный город, в который можно добраться только самолётом или поездом, автомобильной дороги нет. Вокруг города построена кольцевая дорога, по которой за час можно проехать через все шахты и шахтёрские поселки – Воргашор, Северный, Заполярный, Комсомольский и другие. Полёт из Москвы занимает всего три часа, как до Парижа, однако стоимость билета в три (!!!) раза выше, чем в столицу Франции: порядка 60 тысяч без багажа. Думаю, дело в том, что единственный перевозчик, компания «РусЛайн», пользуется монополистическим положением в регионе и ставит цены не исходя из издержек, а исходя из собственных корыстных интересов. Путешествие по железной дороге длится двое суток, чего мы, по причине необходимости выхода на работу, не могли себе позволить. Я уже неоднократно слышала, что арктический туризм – самый дорогой и элитный в мире, но думала, что больше это относится к путешествиям в стиле поездки на атомном ледоколе «50 лет Победы» к Северному полюсу, стоимость которой составляет порядка 30 тысяч евро. Однако именно полёт до Воркуты оказался самым дорогим путешествием в моей жизни.

Коснувшись темы туризма, не могу не сказать о крайне негативном впечатлении от представителя центра по туризму Воркуты. Когда мы с коллегой туда зашли узнать, что можно посмотреть в городе и окрестностях, местный работник нам ответил, что вообще-то здесь ничего интересного нет, но вот можете сходить в ущелье Сапсана, а карту, как туда пройти, – скачать в интернете. На вопрос, можно ли купить книги с историей города ответил, что таких нет и всю информацию можно найти в интернете. На самом деле в городе очень много чего интересного с точки зрения истории. В первую очередь, это, конечно, заброшенный посёлок Рудник на другом берегу реки Воркуты, в котором поселились первые жители города – заключённые ГУЛАГа.


    Заброшенный посёлок Рудник, первые дома Воркуты.

 

Большой интерес представляют надписи, прославляющие шахтёрский труд, а также деятельность градообразующего предприятия «Воркутауголь», которое сейчас является подразделением  «Северстали»: «Гордость великой страны», «Богатства недр - Родине», «Настоящие мужчины всегда в цене». 




В Воркуте, как и во многих северных городах, здания выкрашены в яркие цвета – жёлтый, оранжевый, розовый. Эта традиция сохранилась ещё с советского времени, так как, по рекомендациям врачей, такие цвета улучшают психоэмоциональное состояние при длительной полярной ночи и в межсезонье. Лето за Полярным кругом не балует погодой и большим количеством солнечных дней.


Жилой дом на улице Ленина в Воркуте.


Советское наследие здесь везде – надписи, дома, построенные для молодых комсомольцев на пике развития города и ставшие теперь ненужными в силу оттока населения. Есть даже магазины и кафе, полностью сохранившие советский антураж.

 

  Магазин «Уголёк», в отделке которого использован настоящий уголь.

 

Во время нашей командировки мы провели серию интервью, а также встречи со студентами Воркутинского филиала Ухтинского государственного технического университета (ранее – филиал Санкт-Петербургского горного университета) и Горного техникума. 


Горный техникум Воркуты.

Вопросы интервью были такими же, как и в Мурманской области: что не устраивает с точки зрения инфраструктуры, чего не хватает, как переносите климат и полярную ночь и другие. Результаты интервью я вынесла в эпиграф к статье. Однозначно все опрашиваемые сказали, что отсутствие автомобильной дороги является большим минусом, люди себя чувствуют отрезанными от России. Ведь, чтобы поехать в отпуск на своём личном автомобиле, его нужно поставить на железнодорожную платформу, и трое суток его будут везти до ближайшего города, куда водитель приезжает уже на пассажирском поезде. Стоимость только аренды платформы составляет 22000 рублей в одну сторону! Получается, жители Воркуты находятся в дискриминированном положении относительно других жителей России в плане мобильности. И вот некоторые говорят: была бы автомобильная дорога, мы бы жили лучше – были бы более дешёвые и, главное, свежие продукты, особенно фрукты, молочная продукция. В советское время в городе был свой молочный комбинат, но в экономическом плане его содержание не выгодно, так как за Полярным кругом корова вместо 20 литров в день даёт всего 8-10. То же самое с теплицами, которые также были закрыты по соображениям нерентабельности. Теперь в городе не найти свежей молочной продукции.

А один молодой студент, наоборот, сказал, что была бы нормальная дорога – все бы по ней и уехали. На вопрос, что же сейчас мешает уехать, он ответил, что нет денег на переезд. Сертификаты на переезд получают далеко не все, кто хочет, есть определённые условия, да и очередь большая. Квартиру не продашь, особенно если она не в городе, а в посёлке. Об этом свидетельствует большое количество заброшенных зданий как в городе, так и в посёлках. 

Действительно, стоимость жилья в городе составляет 350-450 тысяч за двух-трёх комнатную квартиру. Удивительно, что стоимость аренды приближается к ценам Санкт-Петербурга: 1000-1500 рублей в сутки, или 30-40 тысяч рублей в месяц.


Заброшенный шахтёрский посёлок близ Воркуты.

Несмотря на то, что Воркута – город шахтёров, и интервью мы проводили со студентами вуза и горного техникума, среди наших респондентов оказалось очень мало тех, чьи родные были бы связаны с АО «Воркутауголь». Некоторые респонденты сказали, что на предприятие берут только «своих», туда не попасть, хотя зарплаты там хорошие.

Похожее мнение я слышала от местного населения города Кировска. О том, что предприятие с большей охотой берёт приезжих специалистов и рабочих, – с Донбасса, с Украины, из Ростовской области. Причём представители компании это прокомментировали так, что местные иногда не имеют и минимального необходимого уровня подготовки и думают, что их должны принять на работу только на основании того, что они здесь всю жизнь живут. 

Что касается ответа на вопрос, какие меры государственной поддержки местного населения помогли бы жить лучше, – тут респонденты, как правило, теряются. То есть те, кому не нравится жить в Воркуте, не знают, что сделать, чтобы им там нравилось. Такой подход, на мой взгляд, коррелирует с тем, что получилось в результате наших психологических опросов студентов. Есть люди, которым всё не нравится на Севере, и они мечтают уехать оттуда. Ориентироваться на их мнение при разработке мероприятий по привлечению людей в Арктику нецелесообразно, так как даже при выполнении всех условий, такие люди уедут.

Зато интервью показало, что есть жители города, которые любят свою малую родину, им нравится Север и всё, что с ним связано: природа, рыбалка, охота, зимние виды спорта. Такие люди, как правило, менее категоричны в своих высказываниях и менее требовательны к бонусам и льготам за проживание в Арктике.

Особенно нас удивил ответ на вопрос относительно климата: ни один респондент не сказал, что климат является для него отталкивающим фактором! Причём в Воркуте несколько раз за зиму может перемести всю дорогу, тогда никто не выезжает самостоятельно, а ГИБДД организует автоколонну со спецтехникой. Шахтёры остаются на работе несколько смен, домой не выезжают. Снег доходит порой до второго этажа домов, и недобросовестные управляющие компании берут дополнительную плату с жителей за «коммерческую» расчистку дороги до подъезда, без чего невозможно выйти из дома.  При всём этом, никто не пожаловался на зиму или на тяжёлую полярную ночь. Один из респондентов, переехавший в Воркуту из Ленинграда около сорока лет назад, вообще сказал, что после переезда он перестал болеть, так как климат на севере менее влажный.

Подводя итог краткому анализу полученных в ходе командировки и интервью данных, можно сделать вывод о том, что люди, как правило, затрудняются ответить, какие бы льготы и компенсации, помимо существующих, они хотели бы получать за то, что живут на Севере; работники градообразующих предприятий пользуются всеми гарантиями, предусмотренными ТК РФ, а также дополнительными социальными гарантиями, предоставляемыми в добровольном порядке компаниями в рамках их программ корпоративной социальной ответственности. Местные жители, не вовлечённые в деятельность градообразующих предприятий, настроены более негативно как к самой компании, так и к жизни на Севере. Особенности заполярного климата не являются негативным фактором для проживания в Арктике, а вот близость к природе, красивые пейзажи, возможность охоты и рыбалки, а также занятия зимними видами спорта являются для многих положительным фактором-мотиватором к проживанию на Севере. Как в Кировске и Апатитах, так и в Воркуте небольшая численность населения, и развитость внутренней инфраструктуры – наличие бассейнов, ледовых стадионов, спортшкол, кружков всех видов – является положительным фактором для жизни работников с детьми.

В заключение хотела бы выразить благодарность Российскому научному фонду за финансовую поддержку исследования,  проект № 17-78-20145 «Социально-экономический механизм привлечения человеческих ресурсов в Арктический регион Российской Федерации».


Автор: Анни Юльевна Никулина, кандидат экономических наук, доцент кафедры организации и управления Горного университета, руководитель гранта РНФ «Социально-экономический механизм привлечения человеческих ресурсов в Арктику».

Фотографии А.Ю. Никулиной (если не указано иное).


[1] https://base.garant.ru/70707138/










Комментарии