Сейчас в Архангельске

14:42 14 ˚С Погода
18+

Наполнить бассейн: Лена – дорога жизни

Давно проработаны и прописаны «возможные перспективы развития Ленского бассейна». Однако потенциал реки задействован недостаточно

Транспорт и логистика Река лена Тикси Ленский бассейн Якутия
Вадим Денисов
10 октября, 2022 | 15:19

Наполнить бассейн: Лена – дорога жизни

Фото: Андриан Колотилин / GeoPhoto

  

Лена – дорога жизни

Красавица Лена М для Якутии не просто основная транспортная артерия, а настоящая дорога жизни, благодаря своей рекордной протяжённости обеспечивающая связность внутри республики и гарантирующая соединение Якутии и Забайкалья с остальными регионами страны. Как и в случае с другими северными реками, Лена имеет не только транспортное, но и широко понимаемое цивилизационное, прогрессорское значение.

Исключительная протяжённость великой реки и её изолированность объясняют факт появления на её берегах крупных, по региональным меркам, но редких городов, для которых она является жизненно-важной артерией и до сих пор – наиболее устойчивой магистралью.

Общая площадь обширного Ленского бассейна превышает 2 млн кв. км. Из 18 тыс. км водных путей для хозяйственно значимого судоходства доступными считаются всего 8,5 тыс. км. Условия для движения флота по Лене, протянувшейся на 4,4 тыс. км от устья вблизи озера Байкал до арктического порта Тикси в море Лаптевых, весьма неоднородны.

Участок от истока реки до Усть-Кута характеризуется малыми глубинами и большим количеством перекатов. Таким образом, отрезок в 3,5 тыс. км доступен лишь для маломерного флота и судов с незначительной осадкой в периоды высокой воды.

Лена пригодна для регулярного судоходства от порта Осетрово до устья, однако часть водного маршрута до Витима имеет множество рискованных для судовождения мест. Есть участки с односторонним водным движением, что обусловлено сужением русла меж крутых скальных берегов, которые принято называть «щёками».

К особенностям судоходства на Лене относятся: частые изменения русла, обширные разливы, сезонные наводнения и существенные колебания среднего уровня глубин. В отличие от соседнего Енисея, который силами инерции воды бесконечно долго вгрызается в твердыню Среднесибирского плоскогорья и на большей части русла имеет каменистое дно, Лена является типичной равнинной рекой. У реки мягкое заиленное дно, проходящее по среднесибирской тайге и лесотундре с мерзлотно-таёжными почвами и залегающей близко к поверхности вечной мерзлотой. Навигация на Лене с ситуативными поправками начинается в середине мая и заканчивается в октябре. К числу судоходных артерий относятся и притоки Лены: Алдан, Витим, Олёкма и Вилюй.

Из-за сурового климата, недостатка точек промышленного роста и низкой хозяйственной освоенности берега заселены крайне слабо. Населённых пунктов мало. На некоторых участках расстояние между сёлами может достигать нескольких сотен километров, что заметно каждому пассажиру рейсового теплохода или круизного судна. На берегах часто можно обнаружить заброшенные деревни и заимки. Высокая плотность населённых пунктов имеется только в районе столицы региона.

На Лене расположено всего шесть городов, и не все они в Якутии. Для понимания полной картины давайте пройдёмся по ним с короткими остановками:

Якутск – столица республики и самый крупный город на реке. Организационный и культурный центр с населением 300 тыс. чел. Порт Якутска – крупный транспортный узел, терпеливо ждущий подхода железнодорожной магистрали, а пока принимающий грузовые суда из Осетрово, а также из устья реки.

Ленск – город в 840 км от Якутска. Здесь расположены предприятия алмазодобывающей и нефтяной промышленности. Соответственно, его порт обеспечивает доставку грузов в алмазоносные районы Якутии. Население 23 тыс. чел.

Олёкминск – центр одного из районов Якутии. В городе развита лесозаготовительная и золотодобывающая промышленность. Население 9 тыс. чел.

Покровск – один из райцентров, расположенный недалеко от Якутска. В городе действует несколько небольших промышленных предприятий. Население 9 тыс. чел.

Усть-Кут (Иркутская обл.) является вторым по возрасту населённым пунктом в Восточной Сибири. Исторический центр региона. Как и многие сибирские города, изначально был острогом. В городе работает порт Осетрово – один из самых крупных речных портов России и единственный на Лене, связывающий реку с железнодорожной магистралью. Именно здесь происходит перевалка более 80% всех грузов, следующих водным путём вглубь Якутии. Это отправная южная точка северного завоза, ворота на север и крупнейший транспортный узел Восточной Сибири. Население – 42 тыс. чел.

Киренск (Иркутская обл.) – старейший населённый пункт на Лене, основанный в 1631 г. Из-за расположения на острове в окружении двух рек – Лены и Киренги – это один из городов, претендующих на роль Северной Венеции. В городе работает ремонтная база речного флота. Население 11 тыс. чел.

Устье Лены – транспортный узел Восточной Сибири. Ниже устья расположен порт Тикси. В 150 км от впадения реки в море Лаптевых начинается большая и сложная дельта, характеризующаяся множеством островов, рукавов и озёр, очертания которых постоянно меняются.


Судоходство и рыболовство

Огромная масса пресной воды, попадающей в море, способствует раннему ледоставу и позднему сходу льда летом. Из ведущих к морю судоходных каналов-проток водный транспорт бассейна использует Быковскую протоку, по которой суда караванов и проходят к Тикси – морским воротам Якутии. Это стратегически значимая для Якутии и СМП точка северного завоза.

Грузовые перевозки осуществляются судами класса «река-море», сухогрузами, танкерами и составами барж, которые в период короткой северной навигации должны успеть выполнить программу северного завоза по доставке ГСМ, насыпных и генеральных грузов. Под последними понимается груз и товар, который перевозится в упаковке – в ящиках, мешках, бочках, биг-багах, контейнерах, тюках и пр. Перевозка генеральных грузов в отличие от груза, перевозимого наливом, навалом или насыпью, требует особой логистики, подготовки к предстоящей перевозке в прямом или смешанном сообщении. Зачастую генеральный груз перевозится сборными партиями. Регулярное пассажирское судоходство связывает между собой Усть-Кут, Киренск, Витим, Ленск, Якутск, Олёкминск, а также наиболее крупные порты на притоках Лены – Алдане, Бодайбо, Хандыге. Популярны круизные маршруты, как короткие с посещением Ленских столбов и Ленских Щёк, так и дальние, с заходом по пути в этностойбища с конечной точкой в заполярном Тикси.

Песчаное дно Лены мешает судоходству, однако обладает богатой кормовой базой, поэтому с рыбным промыслом тут всё хорошо. Особенностью водной артерии является и чистая вода свободной от плотин ГЭС реки, что способствует активному расселению рыбы. Основные объекты промысла – осётр, щука, сиг, таймень, ленок, чир, хариус, муксун, пелядь, сибирская ряпушка.

Однако обильные рыбные ресурсы и связанные с ними промыслы могут, конечно, принести личные и корпоративные прибыли, но как способ хозяйственного освоения они практически не связаны с фактическим развитием территории – долгосрочным, умным и комплексным. Как показывает исторический опыт, на одном рыбном промысле земли не освоить. Для успешной рыбодобычи не нужны деревни и сёла на реке. Всего пара хорошо оснащённых крупных артелей в отсутствие жёсткого контроля со стороны регулятора способна за несколько сезонов опустошить бассейн полностью, вычерпав всю рыбу. Но после этого по берегам не останется ни единого осколка цивилизации.

Для закрепления людей, оседло живущих на местах, требуется нечто большее, чем возможность сезонно ухватить относительно большой куш, вес которого быстро понизят перекупщики. На Енисее в XIX в. пришли к ситуации, когда жители со всей реки к осени собирались в нижнем течении, в районе Дудинки, где они массово добывали огромные объёмы рыбы, а затем разъезжались к местам постоянного проживания на юге губернии. Тем временем количество брошенных деревень увеличивалось.

В чём же дело? Давайте попробуем разобраться.

В наше время и в современном информационном обществе человеку мало иметь хороший заработок, ему нужны ещё две вещи: островок с достойным его качеством среды и транспортная доступность. Недаром промышленное рыболовство на Лене особенно развито близ Якутска. Да, в этом районе течение замедляется, что создает предпосылки для размножения рыбы, однако ничего уникального в этом нет. А вот приехать в город – без проблем. 

Масштаб планов по социально-экономическому развитию северо-восточных регионов России закономерно повышает народнохозяйственное значение судоходства в бассейне. Лена признана важнейшей транспортной артерией при критическом недостатке в регионе других транспортных магистралей. Сухопутные дороги круглогодичного использования в Якутии – до сих пор математически пренебрежимая величина. Связность районов республики обеспечивается авиацией, что дорого и хлопотно. Якутии приходится содержать огромную сеть сельских и поселковых грунтовых аэродромов при катастрофическом положении дел с наличием самолётов ближнемагистральной и малой авиации. Достаточно взглянуть на планы импортозамещения в области гражданского самолётостроения, чтобы понять глубину проблемы.

Все затраты на содержание такой сети падают на бюджет, а любые перевозки требуют компенсаций со стороны федерального центра. Отсюда – высокие цены на прилавках якутских сельских магазинов и пугающая стоимость авиабилетов, недоступных большинству жителей без дотаций.

Не сбылись и мечты о том, что крупные компании и корпорации после входа в республику «сами собой» развернут масштабное строительство сети асфальтированных дорог, которые, казалось бы, нужны прежде всего им. Не тут-то было. Злую шутку сыграла высокая маржинальность золотодобычи и нефтегазовых разработок. Оказалось, что при таких бюджетах вполне возможно нести высокие издержки в логистике в пользу скорости и удобству, а сами месторождения совсем не обязаны располагаться близ существующих населённых пунктов.

Корпорации охотно строят временные технологические дороги и вахтовые посёлки, постоянно занимаясь снижением численности персонала в пользу автоматизации процессов. Однако за всё время существования в регионе нефтегазодобычи её организаторы не выступили главными лоббистами прокладки в Якутию железных дорог. Да что там говорить, даже столица не получила долгожданный мост и красивый железнодорожный вокзал. Потому что переход через такую реку – очень непростая и дорогая история. Представьте себе строительство ещё одного Крымского моста в условиях сложнейших зыбких грунтов на меняющемся русле, под которым залегает вечная мерзлота, а годовые колебания температур могут достигать сотни градусов Цельсия.

Столь же сложный и не менее ожидаемый мост через Обь в её низовьях до сих пор не может получить даже гораздо ближе расположенный к европейской части страны Салехард – ключевая связывающая точка объективно необходимого уже действующим промпроизводствам в секторе Северного широтного хода.

И сколько же тогда Якутии ждать своей ЖД-сети?

Значит, всё-таки Лена.

    

Наполнить бассейн

Давно проработаны и прописаны «возможные перспективы развития Ленского бассейна», где собраны все благостные абстракции, пожелания без исполнителей, не имеющие отношения к реальному положению дел: «улучшение экологической ситуации, дальнейшее развитие судоходства, углубление дна в мелководных зонах, расширение фронта работ по добыче золота и других полезных ископаемых, строительство мостов, развитие туризма, освоение новых малообжитых территорий».

Написали, сложили в папку, доклад окончен.

Изолированность региона, по которому раскинулась красавица Лена, – глобальная первопричина недостаточного задействования её потенциала, однако проблематика распадается на множество факторов. Основные из них действительно связаны с географическими особенностями и отсутствующей прибрежной инфраструктурой. Река используется по минимуму из-за участков мелководья и множества опасных поворотов; хозяйственному освоению мешает сложный ледовый режим, затопления огромных территорий в половодье, низкая заселённость местности и непроходимые леса – всё это много раз зафиксировано в аналитических записках и докладах.

Всё да не всё.

Обозначу ещё один фактор, который тоже связан с географией. И с историей. 

Обратим внимание на две другие северных реки, на Обь и Енисей, выделяя общее в навигации и освоении бассейна. И сразу отметим, что эти реки имеют по два индустриальных центра – северный и южный. На Оби это Новосибирск и Салехард, на Енисее – Красноярск и Норильский промышленный район. Поэтому навигация там осуществляется по всей реке и полным ходом. Если на Енисее вы не увидели в течение часа ни одного встречного судна, то это ненормально. Интенсивное движение позволяет поддерживать инфраструктуру реки, мониторить водную обстановку и держать в тонусе флот. Енисейские пассажирские теплоходы в регулярных и частых рейсах останавливаются в каждой крупной деревне, что позволяет жителям не чувствовать себя изолированными, можно оперативно добраться либо в краевой центр, либо в ближайший по реке аэропорт – Игарку, Туруханск, Подкаменную Тунгуску (Бор). Нет проблем в доставке индустриальных и коммерческих грузов попутным судном, идущим в Дудинку и обратно, а любой мини-инвестор хорошо понимает варианты логистических решений. Работают плавмагазины. Кумулятивный эффект мощной сквозной навигации огромен, плюсы можно перечислять долго. В результате пугающие виды мёртвых деревень, ставшие привычными в разрушительные 90-е, практически исчезли – прошлым летом я не отметил множества брошенных изб, Енисей активно осваивают староверы, появились целые старообрядческие сёла.

Якутии немного не повезло. На территории республики Лена, увы, не пересеклась с Сибирским почтовым трактом, а позже с Транссибом, не возник стратегический хаб. Он появился в Иркутской области, которой вторая столица не требовалась.

На Лене нет сквозного движения. Сейчас, например, нельзя проплыть по реке одним пассажирским рейсом без длительных и дальних переездов и пересадок. Река разделена на две зоны с разными судовладельцами, а местами вообще не осталось пассажирского речного сообщения. Флот стареет, а низкая востребованность трафика лишь добавляет пессимизма.

А что на севере? На севере есть посёлок Тикси, о возрождении и загрузке которого у нас любят упомянуть. Однако в документы можно подставить любой другой прибрежный посёлок Арктики, и вы не заметите разницы.

«Порт Тикси должен стать одним из базовых пунктов управления инфраструктурой восточного сектора СМП, транспортно-логистическим узлом в ходе создания международного коридора «Китай – Сковородино – Якутск – Севморпуть – Западная Европа» и развития кросс-полярных перелетов; Тикси – международный центр научного изучения Арктики; Тикси – визитная карточка Российской Арктики, модельный заполярный экологичный и энергоэффективный поселок; Тикси – узнаваемый объект международного арктического туризма». Как по шаблону.

Тут и японские ветроустановки для зелёного перехода, и цифровизация, создание научного полигона и туристического кластера. Конечно, не обошлось без предложения создать аварийно-спасательный центр. Ну, и непременная надежда на военных, ведь местный аэродром создавался для базирования стратегических бомбардировщиков.

То есть в безнадёжно устаревших планах уже привычно выпирает стремление прислониться к бюджету, апелляция к международному сотрудничеству, к «науке», мечты об обильных транснациональных перевозках и к иностранных туристах. Планы затрат, а не заработков.

Но помилуйте: откройте форточку и посмотрите, какая стоит погода на международном дворе! Там темень, чёрная пурга и актировка! Какие японцы с ветряками, какие конференции и туристы из Европы? Пора избавляться от надежд на западные благости. ЕС закрыл порты, Китай скоро сам попадёт под глобальные санкции, и наиболее трезвомыслящие спецы по СМП давно уже предлагают надеяться только на свои силы и ресурсы.

Нет, с такой наивной мечтательностью из Тикси не сделать Дудинку, Салехард или Сабетту

Не зовите лишний раз в Тикси и военных. Когда там сядут Ту-95, имеющие по 16 ракет Х-55, каждая из которых может уничтожить многомиллионный город, это будет для всех плохим знаком.

Хорошо мечтать об открытии ближе к Тикси ещё одного крупного месторождения редкозёмов или полиметаллических руд, но лучше работать с синицей в руках.


СПГ в Тикси?

Посмотрим на динамику развития Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения – одного из самых крупных в восточной части страны. Оно уникальное: запасы составляют 1,2 трлн м³ газа и 61,2 млн тонн нефти и газового конденсата. Проектная мощность – 25 млрд м³ газа в год. Расположено в Ленском районе. Между прочим, газ Чаянды имеет интересную особенность: в нём содержится много ценного гелия, для извлечения которого в Амурской области строится газоперерабатывающий завод.

В 2019 г. газ с месторождения начал поступать в газопровод «Сила Сибири», это же месторождение начнёт питать и «Силу Сибири-2». В дальнейшем на базе Чаянды сформируется Якутский центр газодобычи, в который войдут ещё несколько месторождений.

Как будет меняться контур провинции, что и где будет открыто позже? Сложно сказать. Но любой историк или краевед знает о феномене открытий на уже разведанных, казалось бы, территориях после того как они оживают под руками настойчивых трудолюбивых людей, ценящих свою землю. А жители Якутии именно таковы. Так что появятся месторождения и поближе к бухте Тикси.

И теперь о главном.

Не сделаем ли мы стратегическую ошибку, поставив весь транзит якутского газа «на красное»? Полученный в Европе урок буквально толкает нас к диверсификации даже при наличии самых надёжных и долгосрочных проектов. И будет очень полезно в нужный момент протянуть одну из ниток газопровода не на юг, а на север, к Тикси, где в перспективе заработает мощный завод СПГ, а рядом с оседлым посёлком встанет крупный вахтовый. Вот тогда и порт пригодится, и полноразмерный аэропорт. Якутск естественным образом станет ещё и хабом по перевалке сил и средств газовиков, включая поставку и подготовку кадров. А там и новые месторождения подтянутся ближе к побережью.

Вот тогда и трафик на реке будет, и новый флот начнёт строиться, и берега оживут.

Согласитесь, это несколько жизненней, чем японские ветряки, приём представительных иностранных делегаций, вал евротуристов и трансполярные авиарейсы. 

Ничего с небес не упадёт. Но Якутия настолько грандиозна и самодостаточна, что я не рискну предположить, чего там нет. Всё есть.

Осталось научиться здравым смыслам.

 

***

Вадим Денисов, Норильск, специально для GoArctic


далее в рубрике