Сейчас в Арктике:
Арктическое лето

Работа судмедэксперта на острове Белом. Часть II

Работа судмедэксперта на острове Белом. Часть II
9 Апреля, 2019, 09:00
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Продолжение Части I.

Первым этапом работы с умершими и захороненными на острове было извлечение самих тел, то есть эксгумация. Этот этап не является как таковым судебно-медицинскими исследованием, однако всегда проводится в присутствии специалиста этой врачебной специальности. Присутствие и участие судебного медика необходимо для фиксации трупных явлений, для чёткого определения местоположения тела, а в случае массового захоронения, как на Белом, -- для точного определения взаиморасположения тел относительно друг друга. Всё это необходимо для восстановления событий. Завершающими в эксгумации являются ответы на вопросы, во-первых, о принадлежности костей или частей тела (принадлежат человеку или животному), а во-вторых, происходит систематизация и начальная сортировка, которые позволяют предположить, сколько тел находилось в массовом захоронении. Исследуя это захоронение, мы столкнулись не только со сложностями установления количества захороненных, но и с особенностями сохранности мягких тканей и костных структур в условиях длительного захоронения в высокоширотной криолитозоне.

Площадь раскопа составляла 4х4 метра, однако непосредственно само захоронение находилось в центре раскопа на участке 2х2 метра, глубина раскопа составляла не более 70–75 см, верхняя граница обнаруженных скелетированных останков находилась не более, чем в 10–15 см от поверхности пляжа, что свидетельствует об очень компактном расположении погребённых. Причём по плотности расположения тел верхний слой значительно отличался от среднего и нижнего, то есть являлся значительно менее плотным – в нём обнаружены череп с шейным отделом позвоночника, левые ключица и лопатка, дистальный отдел бёдер и проксимальный -- голеней тела одного человека, с отсутствующими при этом коленными суставами (следы повреждений животным). Большая часть погребённых находилась в более глубоко лежащих слоях.



Умозрительная реконструкция положения частей тел погребённых по их скелетированным останкам не соответствовала захоронениям в христианстве. Скелетированные останки оказались захороненными без какой-либо закономерности, располагались беспорядочно под различными углами длинников тел относительно друг друга и на различной глубине от поверхности. Вышеуказанные особенности погребения можно объяснить двумя независимыми друг от друга факторами:

1. Первичным (либо вторичным) хаотичным помещением тел в грунте, что связано непосредственно с действиями лиц, занимавшихся погребением.

2. Не исключено, что некоторое (возможно, незначительное) смещение тел относительно их исходного положения могло быть связано со сдвижением отдельных слоёв грунта в условиях высокоширотной криолитозоны.

Несмотря на прикладной характер судебной медицины и то, что все трупные явления давно изучены учёными, при эксгумации тел из массового захоронения было обращено внимание на необычность трупных явлений – мягкие ткани можно было разделить на три морфологические группы в зависимости от глубины захоронения. Все постмортальные изменения мягких тканей были многократно зафиксированы на фото и видео. Не вдаваясь в морфологические специализированные для эксперта подробности, хочется лишь отметить, что подобного состояния трупных явлений, которое нам встретилось в указанной высокоширотной криолитозоне, ранее в научной литературе описано не было. Такого состояние тел умерших не встречалось ни в условиях средней полосы России, ни в условиях Арктики.

Тела были в состоянии жировоска (одно из трупных явлений), на что указывали общие признаки, однако были выявлены и специализированные, характерные только для определённой местности. Забегая вперёд, скажу, что это исследование послужило началом длительному многолетнему исследованию трупных явлений в условиях высокоширотной Арктики. Нашими объективными исследованиями был развеян миф о том, что в Арктике, в условиях вечной мерзлоты, тела умерших животных и людей консервируются, заковываются в лёд и тем самым остаются неизменными.

В братском захоронении на мысе Рагозина нами были обнаружены как кости людей, так и животных. Это не удивительно, потому что кости животных могли туда попасть нагонной волной из моря. Было обнаружено 12 черепов, 24 бедренные кости, 24 плечевые кости, и 12 парных тазовых костей. Таким образом, казалось бы, версия о том, что захоронено 12 человек, как написано было в отчёте, подтверждается. Однако не будем забегать вперёд. Ведь сортировка при эксгумации -- это только начальное исследование, носящее предположительный характер.

Итак, возвращаемся ко второму этапу, последующему после эксгумации. Более точно ответить на вопрос о том, скольким индивидам принадлежат кости в массовом захоронении можно только после прицельного исследования, которое и проводит судебно-медицинский эксперт, используя остеометрические (проводя измерения костей) и остеоскопические (определяя те или иные качественные признаки) методы исследования. Чтобы применить эти методики, необходимо тщательно очистить кости от мягких тканей. Это длительная работа, которая проводится обычно в лабораториях, требующая большого количества воды. У нас не было лаборатории, но воды было бесконечное количество, поскольку, повторюсь, все работы проводились в экспедиционно-полевых условиях, непосредственно на побережье Карского моря.

На берег был привезён генератор, и из кунгаса (который каждую ночь вновь полностью наполнялся водой) осуществлялся забор воды, с помощью насоса и шланга был достигнут напор. Вот такие были нехитрые приспособления, выполненные в экспедиционно-полевых условиях умелыми мужскими руками. Все останки бережно очищались щётками разной жёсткости, промывались и в определённой последовательности, под номерами выкладывались на доски плавника, которых на берегу было избыточное количество. Погода в эти дни способствовала проведению исследования, несколько дней не было дождей, солнце достаточно быстро сушило подготовленные и промытые в воде Карского моря обнаруженные костные останки. На такую подготовку ушло около трёх суток.

Уже при сортировке очищенных и подготовленных костей было установлено, что останки принадлежат не двенадцати телам, как предполагалось ранее, а тринадцати, поскольку некоторые тела были представлены частями.

Количество индивидов в захоронении сначала определяли по количеству черепов (12) и отнесённых к ним костей посткраниального скелета, в соответствии с их расположением в могиле. Затем было обнаружено, что среди 24 бедренных костей (12 правых, 12 левых), парными являются только 22, то есть правая бедренная кость совпадает по большинству размеров с левой, либо размеры их незначительно отличаются; правая и левая кости симметричны по своей форме, а также относительно одинаковы по цвету, структуре, степени плотности, характеру суставных поверхностей, идентичная степень заращения эпифизов и апофизов). Оставшиеся две бедренные кости (левая и правая) -- непарные, значительно отличаются по размерам, структуре, степени плотности, степени заращения апофизов и эпифизов, своей морфологической форме, что позволило сделать заключение о принадлежности их двум разным индивидам.

Впоследствии вывод о принадлежности костей тринадцати индивидам был подтверждён результатами медико-генетического исследования.

После подготовительного этапа все костные останки были перевезены в район полярной станции, где был старый строительный вагончик, так называемый «балок», он как раз и был переделан в «лабораторный» корпус. В нашей маленькой лаборатории было всё необходимое: электричество, тепло, инструменты, стол, стулья, приспособление для фотосьёмки и очень большое желание закончить свою работу в срок и качественно.


Фото автора (И.В. Плетяновой) сделано Максимом Егоровым.

Непосредственно само медико-криминалистическое исследование было начато именно здесь. Оно было направлено на определение пола, возраста, расовой принадлежности, длины тела и индивидуальных особенностей погребённых. Были использованы обычные инструменты, которыми пользуются медицинские криминалисты: штангенциркуль, скользящий циркуль (у нас вместо него был тазомер, который используют акушеры, с заточенными концами), измерительная лента и остеометрическая доска.



Для определения пола и длины тела индивидов, кому принадлежали костные останки, были использованы остеометрические методы исследования, а именно -- исследование правой плечевой кости с оценкой категории размеров и степени выраженности полового диморфизма (измерялось одиннадцать параметров), аналогическая методика была применена и к правым бедренным костям (всего измерялось четырнадцать параметров), применено остеометрическое исследование методом диагностических коэффициентов Найниса, разработанным для плечевых и бедренных костей, измерялось по пяти параметров на каждой кости, то есть двадцать на каждом скелете, вычислялось по три комбинации признаков.

Была проведена оценка состояния зубочелюстного аппарата: определение типа прикуса, состояние зубов (кариес, коронки, сколы), фиксировалось прижизненное давнее отсутствие зубов, посмертная утрата зуба, качественные характеристики зубов.

Диагностика возраста проводилась по совокупности данных: зарастание швов черепа (32 признака), прижизненная утрата зубов, наличие зубов мудрости, сточенность зубов; степень синостозирования посткраниального скелета (степень сращения эпифизов, апофизов и диафизов).

Всего в общей сложности было оценено около 2500 признаков на всех костных останках. Цель такого исследования не предполагала достоверную оценку и анализ всех признаков непосредственно в экспедиции. Необходимо было всё чётко зафиксировать, чтобы впоследствии, в менее сжатые сроки и при более спокойных условиях, сделать объективные выводы.

В рамках проекта «Карские экспедиции» необходимо было не только эксгумировать тела, провести судебное медико-криминалистическое исследование, но и достойно захоронить погибших.

Впоследствии, уже при оценке полученных данных, было установлено, что захороненные тринадцать человек все были европеоидной расы, двенадцать из них – мужчины в возрасте от 16 до 45 лет, и одна молодая женщина в возрасте от 19 до 22 лет (видимо это и была девушка Соня, о которой в своём письме писала Александра Галстухова).

Помимо основных выводов, сделанных на основании судебного медико-криминалистического исследования, остаются два глобальных вопроса, ответы на которые мы искали на протяжении всего проекта. Ответы на эти вопросы важны и интересны не только участникам проекта, но и всем, кто причастен к этой большой истории.

1. Были ли захороненные в братской могиле на мысе Рагозина участниками конвоя БД-5, и находились ли они на том самом кунгасе? Этот вопрос закономерен, поскольку мыс Рагозина расположен таким образом, что воды Карского моря могли принести на него и других умерших.

С большой долей вероятности, пользуясь методом исключения и косвенными доказательствами, мы можем предположить, что обнаруженное захоронение принадлежало погибшим в конвое БД-5. Такой вывод подтверждается следующими фактами:

– расположение захоронения вблизи кунгаса (около 300 метров);

– при изучении множества исторических данных и архивных материалов достоверной информации о другой массовой гибели людей не имелось;

– форма, в которой были обнаружены погибшие, соответствовала действующей на тот момент уставной военно-морской форме со знаком отличия «Северный флот»;

– было обнаружено мужское портмоне, в котором находилась открытка с изображением Ордена Победы, эскиз которого был представлен в октябре-ноябре 1943 года. 



2. В первой части статьи приведены данные из пояснительной записки Снегирёва о захоронении, а если быть более точными -- то о перезахоронении тел, обнаруженных на мысе Рагозина. То ли захоронение мы нашли и исследовали, о котором говорится в отчёте? Итак, давайте объективно посмотрим, подтверждаются ли данные отчёта нашими находками.

«Силами станции, все останки погибших …отнесены за черту наибольшего прибоя, самых сильных штормов». 

На самом деле захоронение находилось на берегу мыса Рагозина, в семидесяти метрах от уреза воды, на пляже, в зоне воздействия волн в период штормовых нагонов и надвигов припайного льда (это вид неподвижного льда, прикреплённого к берегу) во время торошения (то есть нагромождения обломков льда, которые образуются в результате сжатия ледяного покрова) морского льда в зимний период. Если и можно определить «черту наибольшего прибоя» в этом месте, то она находится в сотнях метров вглубь острова.

«…есть налицо 11 или 12 трупов». 

Как правило, обычный человек, если он не судебно-медицинский эксперт и не археолог, количество трупов считает по количеству черепов. В исследуемом захоронении всего черепов было двенадцать, то есть предположить, что захоронено одиннадцать человек, было затруднительно. Ошибка в счёте также маловероятна, поскольку двенадцать -- не такое больше число, чтобы ошибиться в счёте.

«нашли два скелета…затем ногу и руку…, нашли пять полускелетов-полутрупов… торчали разные части скелетов, тоже пять или шесть…». 

В обнаруженной братской могиле мы не нашли отдельно нижнюю или верхнюю конечность, «пять полускелетов» также нами не было обнаружено. Десять тел были сохранными, то есть с полным анатомическим комплектом костей, они были в одежде и не повреждены. И только три тела были представлены крупными фрагментами (в двух из них не было по одной нижней конечности, в одном – верхней части тела).

«сделана могила и обложена по стенам плавником, скрепленным скобами, и всё это засыпано песком». 

Стенки захоронения не были выложены плавником, три бревна плавника, скреплённых между собой скобами, действительно были, но они лежали сверху захоронения.

Захоронение проводилось повторно, однако оно не было проведено надлежаще, по законам христианства. Создавалось впечатление, что тела в могилу были свалены наспех, они находились в различных неестественных позах (большая часть), на разных уровнях.

Все эти несколько противоречивые данные говорят нам о том, что загадочная и таинственная Арктика так и не дала раскрыть нам эту тайну. Достоверных данных о том, что обнаруженное захоронение -- именно то, о котором говорится в отчёте Снегирёва, мы так и не получили. Не то ли это захоронение, которое сделала некая похоронная бригада в августе-сентябре 1944 года, ведь погибших, находившихся в кунгасе, было гораздо больше, чем 13… Пока что нам это только предстоит узнать.

18 августа 2015 года на острове Белый возле маяка и полярной станции раздались три оружейных залпа. Погибшие в августе 1944 года тринадцать человек из конвоя БД-5 были со всеми воинскими почестями преданы земле и достойно захоронены. 



Автор: И.В. Плетянова, врач-судмедэксперт Российского центра судебно-медицинской экспертизы.

Фотографии автора (кроме той, где указано иное).

Комментарии