С чего начинались полярники

8 мин
21 Мая, 2018 | 07:00
С чего начинались полярники
На фото: Папанин, Шмидт, Водопьянов.

День полярника – молодой праздник. Он установлен Указом президента России № 502 от 21 мая 2013 года. Звучат тосты и фанфары – вполне заслуженные. Правда, есть неумолимое ощущение, что мы уделяем маловато внимания арктическому аспекту прошлого, настоящего и будущего России. Ведь это – едва ли не ключевой пласт нашей цивилизации. Его заслоняет коммерческая суета, сплетни, провокации, на которые щедры средства массовой информации… Остаётся верить, что ситуация исправляется на наших глазах – хотя медленно, но верно.

Арктика – это всегда открытие. Открытие непознанной географической реальности, новых торговых путей, новых способов обороны. Открытие сокровищ – и для экономики, и для науки. А ещё – проверка человеческих возможностей. У нас не зря говорили: «Мы покоряем пространство и время». Когда-то человек ощущал собственное бессилие перед явлениями природы. Новые технологии, за которыми поспевала идеология, приблизили к нам небо, космос, океанские глубины и Север. Но каждый шаг в неизвестность – это подвиг. Даже в век высоких технологий.

Сегодня мы в первую очередь, вспоминаем героев. Это первопроходцы, путешественники, зимовщики – такие, как Семён Дежнёв и его соратники. Такие, как герои кинофильма «Семеро смелых». Или лейтенант Георгий Седов, отдавший жизнь ради мечты о покорении Северного полюса. Многие в те годы считали эту мечту иллюзорной и авантюрной, а сегодня плоды работы полярных станций мы каждый день видим на мониторах компьютеров – хотя бы там, где прогноз погоды.

Первые на все времена

Исторический повод у праздника веский. Этот день вписан в историю нашей страны прочно – 21 мая 1937 года. Героическая дата! Именно тогда начала работу первая в истории дрейфующая полярная станция, позже получившая название «Северный полюс-1».

История началась с авиационных подвигов и рекордов. Лётчик, Герой Советского Союза Михаил Водопьянов, первым в мире совершил посадку на льдине в районе Северного полюса. Тяжёлый четырёхмоторный АНТ-6 (замечу: отечественная разработка!) «приледнился» безукоризненно, хотя и пришлось использовать тормозной парашют. Началось обустройство дрейфующей станции – первой на все времена.

Водопьянов

До 6 июня на полюсе было как никогда многолюдно и шумно. Дирижировал оркестром академик Отто Шмидт, всеми почитаемый начальник Главного управления Северного морского пути. Кинорежиссёр Марк Трояновский снимал документальный фильм, который стал так популярен в мире, что окупил затраты на уникальную экспедицию. Митинги, совещания, проверка техники, первые репортажи на большую землю. А в шестой день лёта, после прощальной конференции и подъёма флагов, самолёты взлетели со льдины и большинство участников экспедиции вернулись на остров Рудольфа, на Землю Франца Иосифа. На дрейфующей станции осталась только великолепная четвёрка – Иван Папанин, Пётр Ширшов, Евгений Фёдоров, Эрнст Кренкель. Они положили начало постоянному присутствию человека на полярных широтах. Ежедневно – разумеется, не напрямую – они передавали радиосигналы в Москву и даже корреспондировали в «Комсомольскую правду». В те дни для миллионов людей Арктика стала ближе. В духе того времени газеты пестрели заголовками: «Даёшь Полюс!». И штурм оказался победным. В память об этом историческом свершении и учреждён праздник – День полярника.

Но папанинцы помнили и о предшественниках – о тех, кто прорывался к Полюсу и обживал Арктику в прежние времена. В 1913 году на Землю Франца Иосифа пришла экспедиция Георгия Седова. Они вели работу на острове Гукера, в бухте Тихая. Никакой станции там в то время ещё не было. Но именно оттуда Седов совершил свой последний, трагический бросок к Северному полюсу. Остров Гукера… Его в 1879 году открыл голландский полярный исследователь Де Брюйне. Он и назвал его в честь английского ботаника Джозефа Гукера.

Бухта Тихая

Но ещё до того, как дрейфующие льды были поставлены на службу науке, началась другая полярная история. Почти 90 лет назад, в 1929 году, освоение Арктики, пожалуй, впервые оказалось в нашей стране в центре всеобщего внимания. И в этом огромная заслуга академика Отто Юльевича Шмидта, который возглавил Всесоюзный арктический институт, а вскоре – и созданное в 1932-м Главное управление Северного морского пути. За несколько лет ему удалось прочно перехватить инициативу у норвежцев и американцев по освоению Арктики.

Отто Шмидт, портрет работы М.В. Нестерова

В 1929 году на ледокольном пароходе «Седов» была сформирована арктическая экспедиция, успешно достигшая Земли Франца-Иосифа. Над этим северным архипелагом поднялся флаг нашей страны. В бухте Тихой на острове Гукера Шмидт создал полярную геофизическую обсерваторию, обследовавшую земли и проливы архипелага. В 1930 году, во время второй экспедиции, были открыты такие острова, как Исаченко, Визе, Длинный, Воронина, Домашний. В 1932 году ледокол «Сибиряков» впервые за одну навигацию осуществил проход из Архангельска в Тихий океан. О Севморпути в те годы в СССР слыхал каждый ребёнок. На него возлагали большие надежды, прежде всего экономические. Видели в Севморпути один из рычагов преобразования жизни. В ведение Шмидта входило многое. И строительство метеостанций, и организация полярной авиации, и вопросы судостроения, а также проблемы радиосвязи… И во всех начинаниях помогала Бухта Тихая. Точной датой открытия станции принято считать 30 августа – в этот день со станции была передана первая метеорологическая сводка. В истории становления Северного морского пути станция Бухта Тихая играла роль не всегда заметную, но неизменно важную, опорную.

Два года станцию возглавлял Иван Папанин, прилагавший все усилия, чтобы, как он говаривал, «наука не страдала». В ведомстве Шмидта, безусловно, имелись и смельчаки, и распорядительные организаторы, и талантливые исследователи. Но такие рачительные хозяева, как Папанин, рождаются нечасто. К тому же, после черноморских революционных бурь, он всей душой полюбил Север. Научился не только балагурить, но и созерцать.

Чего только не видела эта тихая бухта! На острове Гукера проложили самую северную на тот период железную дорогу – по ней перевозили гидросамолёты. Ангар для полярной авиации, который возвели неподалёку от основных корпусов станции, был для того времени (а особенно – в условиях северных широт) грандиозной стройкой. Папанин позаботился и о строительстве обсерватории.

Упразднили заслуженную станцию летом 1957 года в связи с «нерепрезентативностью метеорологических наблюдений». Станцию не закрыли, но перевели на остров Хейса, лежащий ста километрами северо-восточнее. А Бухта Тихая стала и впрямь тихой. Постепенно обветшали постройки. Там хозяйничали белые медведи. Только в наше время – совсем недавно – к наследию первой советской арктической станции стали относиться по-хозяйски. А ещё – творчески. Ведь там уже действует, а скоро развернётся во всю ширь первый арктический музей под открытым небом. Заброшенный самолётный ангар – самое подходящее здание для выставочного центра. Усилиями специалистов национального парка «Русская Арктика» его восстанавливают и реконструируют.

Бухта Тихая

Новая судьба станции

Бухту Тихую полюбили не только исследователи, но и экскурсанты. Арктического туризма в советские времена практически не было, хотя почти каждый из нас в детстве читал приключенческую повесть о таком путешествии – «Старик Хоттабыч» Лазаря Лагина. Там джинн вместе с московскими школьниками путешествует по Северному Ледовитому океану на пароходе «Ладога».

Помните? «Ребята как раз играли в шашки в кают-компании, когда туда вбежал, придерживая правой рукой свою неизменную соломенную шляпу, взбудораженный Хоттабыч. — Друзья мои, — сказал он, широко улыбаясь, — удостоверьтесь, прошу вас: всё море, насколько можно охватить его взором, покрыто сахаром и алмазами! … В первый раз они увидели величественную и угрюмую панораму архипелага Земли Франца-Иосифа. Впервые они увидели голые, мрачные скалы и горы, покрытые сверкающими ледниками».

Пришло время и эту сказку превращать в реальность. Россия станет туристической сверхдержавой не только благодаря шедеврам архитектуры, которыми славятся наши столицы и города, расположенные в историческом ядре страны. А северная природа – загадка из загадок. Сегодня у нас есть, во что одеть арктических туристов, есть, на чём доставить их ко льдам. А там дух захватывает и от непривычных фантастических пейзажей, и от чувства приобщения к героической истории.

Закономерно, что первый в истории арктический музей под открытым небом создаётся именно на Земле Франца-Иосифа, которая со времён Шмидта была форпостом отечественной науки на Севере. На наших глазах возрождается станция Бухта Тихая, которая ещё несколько лет назад пребывала в печальном запустении. Раньше она исправно служила науке, авиации и флоту, была опорой Северного морского пути. В наше время станции выпала не менее важная миссия: сохранение исторической памяти, просвещение, привлечение общественного внимания к Арктике. Бережно восстанавливается архитектурный ансамбль первой советской полярной станции, со всеми деталями – вплоть до метеорологических деревянных будок с жалюзи. Опытные ученые, влюблённые в Арктику, и студенты, которые только начинают профессиональный путь, превращают полузабытую станцию в музейное пространство. Они стали настоящими продолжателями легендарных основателей станции – Шмидта, Визе, Папанина… Их труд последних лет – это тоже часть истории освоения Арктики. Глава, написанная в ХХI веке.

Национальный парк «Русская Арктика» уже сегодня вовсю привлекает внимание туристов. Регулярно проводятся международные круизы со Шпицбергена на Землю Франца-Иосифа. Туристы могут увидеть птиц на скале Рубини – которых там, как говорят бывалые путешественники, больше, чем где-либо в Арктике.

Но это только начало. Арктика снова становится ближе, как во времена Шмидта и Папанина. По крайней мере, в это хочется верить.

С праздником! С Днём Полярника!

Земля Франца-Иосифа

Автор: Арсений Александрович Замостьянов, заместитель главного редактора журнала «Историк».

далее в рубрике