Сейчас в Мурманске

12:50 15 ˚С Погода
18+

Сергей Тяглов – Взгляд на арктические технологии с позиции «зеленой» и «синей» экономики

Эксперт ПОРА – о препятствиях и возможностях стимулирования «зеленого» финансирования, и о роли государства в этом процессе

Технологии Экология Синяя экономика Зелёные технологии Инвестиции Комментарии Материалы ЭЦ ПОРА
26 июня, 2024 | 18:56

Сергей Тяглов – Взгляд на арктические технологии с позиции «зеленой» и «синей» экономики


В Арктической зоне существует огромная потребность в создании и внедрении технологий будущего – социально-экономические системы макрорегиона требуется привести к современным технологическим стандартам. Но подобная модернизация требует достаточно больших капиталовложений. А их приходится осуществлять в условиях резкого сокращения источников финансирования экологических проектов и усложнения обеспечения их окупаемости. В этих условиях возрастает актуальность реализации в Арктике основ «синей» и «зеленой» экономики, подчеркивает эксперт ПОРА Сергей Тяглов, профессор Ростовского государственного экономического университета (РИНХ).

 

Постановка проблемы

«В последние тридцать лет в развитых странах мира происходит интенсивное развитие информационных, нано- и биотехнологий, многие из которых направлены на решение проблем рационального использования природных ресурсов и повышение энергоэффективности.

Все больше на первый план выходит необходимость учета «внешних эффектов»: теория пределов роста, учитывая состояние окружающей среды и темпы роста производства и потребления, призывает отказаться от целей экономического роста, не создавать новые предприятия. И хотя данная теория имеет достаточно серьезное ограничение – а именно игнорирование поступательного характера научно-технического прогресса, благодаря этой теории начали серьезно воспринимать существующие экологические ограничения при разработке государственных программ развития.

В России к этим факторам добавляются внешние вызовы, связанные с климатической повесткой и санкционными ограничениями, и вызванная этими причинами необходимость обеспечивать экономический и технологический приоритет в условиях происходящих процессов импортозамещения, цифровизации и экологизации производства. Это уже привело к пересмотру социально-экономической политики РФ, регионов и макрорегионов (в частности, Арктики) в направлении усиления роли государственного участия в высокотехнологичных отраслях промышленности.

Действующий национальный проект «Экология» – это первый проект общенационального масштаба, который охватил необходимость и целесообразность учета технологического перевооружения социально-экономических систем различного уровня и географического расположения.

Большая наукоемкость и многопрофильность высокотехнологичных отраслей потребовала, в свою очередь, развития в них производственной сферы интеграционных структур, ориентированных на объединение предприятий и организаций смежных отраслей индустрии и научно-образовательного сообщества.

Учитывая все эти факторы, актуализируется процесс создания на территориях российских регионов «зеленых» кластеров и индустриальных парков. При этом государственные институты способны обеспечить территориальную и производственную привязку этих структур для выполнения масштабных инвестиционных проектов в рамках программ национального развития и выполнения государственных заданий и заказов.

Таким образом, особую роль играет переход экономики Арктической зоны РФ к «синей» и «зеленой» экономикам, отражающим экономические и социальные вызовы зоны вечной мерзлоты в условиях климатических изменений.

 

Препятствия перед «зелеными» инвестициями

Основными ограничениями перед широким внедрением «зеленых» инвестиций являются дефицит долгосрочных ресурсов и нерациональное распределение инвестиционного капитала, связанное как с допущением институциональных ошибок, так и непониманием или осознанным нежеланием хозяйствующих субъектов осуществлять инвестиционные вложения в перспективные проекты.

Анализ всех проблем, сдерживающих поступление «зеленых» инвестиций, позволяет выделить в качестве основных из них следующие:

  1. отсутствие среди участников процесса формирования «зеленой» экономики единой точки зрения на понимание данного термина;

  2. отсутствие унифицированной системы целевых индикаторов, характеризующих успехи внедрения «зеленой» экономики как явления и процесса, что затрудняет моделирование развития событий в этой сфере;

  3. нерешенность вопроса по поводу предпочтительности источников финансирования «зеленого» экономического роста;

  4. неопределенный характер концентрации усилий на первоочередном решении локальных или глобальных экологических проблем;

  5. сложности перехода на новые экологоориентированные технологии и модернизацию производства: если одними компаниями модель «зеленого» развития воспринимается как способ повышения конкурентоспособности бизнеса, то другими – как еще одна статья расходов, увеличивающая себестоимость продукции и цены на нее для покупателя;

  6. отождествление «зеленой» экономики с низкоуглеродной/ безуглеродной экономикой, что приводит к тому, что меры господдержки «зеленой» экономики часто сводятся к мерам поддержки производителей безуглеродной энергии и разработчиков технологий производства безуглеродной энергии.


Как стимулировать экологическое финансирование?

Существует четыре основных группы инструментов экологического финансирования:

  • гранты государственных и частных фондов, а также институтов развития;

  • госгарантии по банковским кредитам;

  • эмиссия акций компаниями, работающими с возобновляемыми источниками энергии и зарегистрированными на биржах;

  • долговые инструменты, так называемые «зеленые» бонды – самый развитый инструмент экологического финансирования, который позволяет привлекать капитал специализированных инвесторов, обеспечивать прозрачность реализации экологических проектов. Данному инструменту также присущи высокие риски и, кроме того, ограниченный уровень прозрачности данных по качеству финансируемых проектов.

В рамках национального проекта «Экология» предусмотрено финансовое обеспечение входящих в него федеральных проектов за счет трех основных источников: федерального бюджета; консолидированных бюджетов субъектов РФ; внебюджетных источников. Механизмы финансирования должны учитывать поступление из внебюджетных источников по принципу «загрязнитель платит», а роль государства заключается не в прямом финансировании экологических проектов, а в создании подходящих политических и организационных основ для создания спроса на подобные инвестиции.

Помимо прямых коммерческих механизмов, существует и ряд косвенных, которые, с одной стороны, могут стимулировать экологическое финансирование, а с другой – выступать ограничителем наносимого ущерба ключевыми эмитентами. Такими механизмами являются углеродный сбор и торговля квотами на выбросы. При этом ни одна из этих мер не является оптимальной из-за сложностей в их применении.

В глобальной финансовой системе уже существует подсистема «зеленых» финансов, которые направлены на инвестиции в проекты экологически устойчивого развития и способствуют реализации низкоуглеродных технологий, проектов и производств. Самый популярный в мире экологический финансовый инструмент – это «зеленые» облигации, то есть долговые инструменты, выпущенные, например, под финансирование ветряных электростанций.

Российские госбанки можно стимулировать применять его путем создания национального экологического фонда или «зеленого банка» для аккумуляции экологических проектов. Другой возможный способ развития «зеленых» инструментов – это обнуление налога на прибыль для таких проектов.

 

Выводы

В результате проведенного нами анализа существующих кластеров, технопарков и индустриальных парков в высокотехнологичных отраслях промышленности, мы убедились в целесообразности создания новых структур, способных выполнять крупные инвестиционные проекты (это связано с активизацией Северного морского пути). Считаем, следует выделить для этих целей дополнительное финансирование проектов с помощью государственных и предпринимательских средств, учитывающая специфику производства и конфигурации интеграционных структур. Отметим возникшую необходимость сформировать алгоритм реализации механизма формирования территориальных «зеленых» кластеров в высокотехнологических отраслях промышленности и обосновать перспективность их при решении задач обеспечения экономического и технологического суверенитета страны.

Подводя некоторые итоги в разрезе использования технологий и научного их сопровождения в Арктике, сделаем следующие выводы. В первую очередь отметим, что реализация принципов «зеленой» и «синей» экономики носит продвинутый технологичный характер.

Во-вторых, пока еще не разработан унифицированный эффективный для Арктики механизм финансирования «зеленых» инвестиций, так как наблюдается разночтение как между учеными, так и экологическим законодательством в вопросах того, что понимать под «зелеными» инвестициями.

Все эти проблемы теоретического характера провоцируют возникновение практических проблем методологического, регулятивного и экономического характера. Решение данных проблем лежит в области не только проведения научной экспертизы по вопросам обоснования эколого-экономических отношений, но и в области общественной дискуссии и диалога, в ходе которых можно получить достаточно большое количество нетривиальных идей и мыслей, помогающих решить указанные проблемы. По нашему мнению, это даст возможность разработать наиболее эффективный путь трансформации экономики Арктики в технологичные зеленую и синюю, который будет положительно воспринят как государством, так и бизнес-сообществом, и населением».


далее в рубрике