Трансполярный морской путь: неопределённость или неизбежность?

Транспорт и логистика Северный морской путь
Дмитрий Михайличенко
23 Ноября, 2020 | 06:10
Трансполярный морской путь: неопределённость или неизбежность?
Фото: meteogroup.com

 

До 1950-х гг. мореходство через Северный полюс было невозможно, а к 2050 г. – станет неизбежным. Учёные подсчитали: даже если выбросы парниковых газов прекратятся к середине столетия, Северный Ледовитый океан в значительной степени станет свободным ото льда. Актуализация Трансполярного морского пути может существенно откорректировать подходы к Арктике западных партнёров России.

 

Трансполярный морской путь – что это?

Измерения льда на отдельных участках Северного Ледовитого океана гидролокаторами постоянно идут с середины ХХ в. Тенденция отчётливая: общая толщина льда снижается. В 2008 г. беспрецедентное таяние арктического льда уменьшило площадь ледяного покрытия до 1 млн кв. км. Именно тогда было зафиксирована возможность хода для неледокольных судов через Северо-Западный проход и Северный морской путь. Однако в последнее время всё больше говорят о Трансполярном морском пути, который пересекает Северный полюс. В перспективе – это кратчайший морской торговый канал, который соединяет Северо-Восточную Азию и Европу (примерно на 1,5 тыс. км меньше, чем Северный морской путь).

 

Сравнение Трансполярного и Северного морского пути. Источник: Mia Bennett et al. The opening of the Transpolar Sea Route: Logistical, geopolitical, environmental, and socioeconomic impacts (2020), maritime-executive.com

 

«Приарктический» Китай всё исследовал

Прохождение по этому пути сейчас связано с преодолением тяжёлого и постоянного льда, однако через 20-30 лет ситуация может измениться и это поменяет всю арктическую геополитику. На сегодняшний день «приарктический» Китай – это единственное государство, которое исследовало все три арктических судоходных маршрута (ледокол MV Xue Long, 2017 г.). Впрочем, прохождение «Сюэлуна» сопровождалось остановками и периодическим пребыванием в дрейфе. Китай имеет свою стратегию, в которой Трансполярный морской путь играет важную роль.

 

Трансполярные преимущества

Пока сезон прохода через Трансполярный морской путь небольшой. Тем не менее, ситуация будет меняться: льды будут таять, а сроки судоходства, соответственно, увеличиваться. Трансполярный морской путь свободен от национальной юрисдикции, протяжённость 3900 км – короче остальных путей (в том числе и Северного морского пути), а развитие этого маршрута требует располагать ключевые порты в Беренговом и Фрама проливах, а также развивать Шпицберген.

Китай вкладывает значительные средства в развитие ледоколов. Если со временем суда этого класса будут достаточно прочными – они смогут ходить через Северный полюс из азиатских в европейские порты. Эксплуатация судов ледового класса обходится дороже, но сокращающиеся расстояния позволяют считать направление перспективным.

Этот кратчайший морской путь выгоден, например, для таких портов как Роттердам и Гамбург. Его перспективы заставляют западные страны уже по-иному рассматривать перспективы арктического мореходства.

Актуализация этой темы заставит забыть о концепции Арктики как заповедника, а призывы Греты Тунберг, вполне возможно, так и останутся призывами.

 

Фото: Mia Bennett, maritime-executive.com

 

Конкурент Северному морскому пути

Трансполярный морской путь – это конкурент Северному морскому пути. Для многих стран мира его развитие выгодно, так как позволит не платить сборы за ледокольное сопровождение со стороны российских судов.

Насколько обоснован тезис о том, что Трансполярный морской путь может подорвать перспективы Северного морского пути? Отчасти это справедливо. Трансполярный морской путь сокращает поездки между Азией и Европой ещё на 3-5 дней по сравнению с Северным морским путём, который проходит вдоль побережья России. Эксперты отмечают, что Трансполярный морской путь более благоприятен для больших судов с большой осадкой.

Однако не всё так однозначно. Россия уже выстраивает инфраструктуру Северного морского пути. Через десять лет можно рассчитывать на ощутимые выгоды от создания такой инфраструктуры. В отношении Трансполярного морского пути требуется гораздо больше времени. Иными словами, у России есть временной гандикап, который нужно использовать грамотно.

Есть и нормативные препоны. Статья 234 морской конвенции ООН позволяет государствам вводить экологические нормы в покрытых льдом водах в своих экономических зонах (200 морских миль). Вопрос «Будет ли эта норма легитимна после таяния льдов?» остаётся открытым.

Активизация темы о Трансполярном морском пути – это разговор в пользу сотрудничества, а не конфронтации. Оставив за бортом внимания циничный подход некоторых западных акторов (суть которого в желании наложить запрет на всё, что невыгодно/неподконтрольно им), можно сказать: разумное использование Трансполярного морского пути с соблюдением экологических стандартов позволит активизировать арктическую синергию.

 

***

Политолог Дмитрий Михайличенко, специально для GoArctic

далее в рубрике