Сейчас в Арктике:
Цветение тундры

Водолазные работы с камерами на Белом море

Водолазные работы с камерами на Белом море
14 Июня, 2019, 08:17
Комментарии
Поделиться в соцсетях


Подводный мир всегда привлекал исследователей своими тайнами, недоступными глубинами и странными существами. Но кроме исследователей, мало кто знает про этот удивительный мир. Люди годами живут в Мурманске, Владивостоке, на Камчатке и в Архангельске и даже не подозревают, какие фантастические существа обитают под водой прямо рядом с ними. Более того, они не знают какие процессы происходят в морских глубинах и какую важнейшую роль на самом деле играет Мировой океан и его обитатели в нашей жизни и жизни всей планеты. Все знают про рыб, акул, китов, тюленей и других крупных животных, но мало кто догадывается, что в наших морях водится самая крупная в мире медуза, чьи щупальца достигают тридцати семи метров – высоты двенадцатиэтажного дома! Практически никто не знает и про морских чёртиков – крохотных моллюсков, которые в определённые месяцы являются самым важным компонентом пищевой цепочки в Арктике. Киты пересекают всю Атлантику с юга на север, чтобы оказаться в Северном ледовитом океане и наесться впрок. Даже тот факт, что океан производит больше кислорода, чем все леса на планете, для многих оказывается сюрпризом. И таких примеров не десятки -- их тысячи! Даже если рассказывать об уже известных науке существах и явлениях, интересных историй хватит на несколько лет.

Сразу стоит сказать о некоторых удивительных цифрах: каждый год учёные находят и описывают 15-20 тысяч новых видов животных, значительная часть которых – обитатели морей и океанов. На сегодняшний день официально известно чуть больше двухсот сорока шести тысяч видов морских организмов, и учёные предполагают, что это всего 8-12% от общего числа видов, обитающих в Мировом океане. Это означает, что впереди у нас более ДВУХ МИЛЛИОНОВ видов, которые мы попросту пока не нашли и даже не подозреваем, как они выглядят. Сложно представить, но это так. Причём это не только крошечные существа, но и новые виды рыб, гигантских медуз, кальмаров и даже китов. Плюс совершенно невероятная глубоководная фауна, до которой всё ещё очень сложно и дорого добираться. Но нам и без километровых глубин есть где работать: в силу сурового климата, отсутствия инфраструктуры и общей труднодоступности северные моря России изучены куда меньше, чем на 5%. Поэтому всестороннее изучение наших морей выглядит более чем перспективно. Это с успехом демонстрирует Беломорская биологическая станция МГУ, где уже много лет работают специалисты и учёные из самых разных областей науки, публикуются статьи и пишутся книги, и даже снимаются документальные фильмы.

Про станцию можно рассказывать очень долго. Всё-таки ей уже больше 80 лет, и её история с трудом умещается в толстой книге. Поэтому мы сразу перепрыгнем к небольшому подразделению биостанции, которое называется водолазная служба ББС МГУ. Водолазная служба является одним из важнейших звеньев в научной работе станции и в проведении летней полевой студенческой практики, обеспечивая научных сотрудников, преподавателей и приезжающих специалистов всем необходимым материалом в самые короткие сроки. Добыча живого материала водолазами является самым щадящим и недеструктивным методом сбора для морских сообществ, а также позволяет обнаружить и собрать те виды животных, которых сложно или вовсе невозможно вынуть из-под воды другими способами. Практически у всех членов водолазной команды есть профильное биологическое образование и большой опыт работы в море, поэтому выполняются почти любые заявки. Также водолазная группа обеспечивает проведение научных экспериментов и других комплексных подводных работ.

За время своего существования водолазная служба ББС МГУ обучила и воспитала несколько поколений “научных водолазов” - специалистов, которые не просто умеют нырять, но и обладают обширными знаниями о подводном мире и его устройстве, а также умеют работать под водой, искать и аккуратно собирать необходимый научный материал и бережно относятся к морским сообществам. Большинство таких людей начинают погружаться, будучи студентами, которые прошли обучение и сертификацию и имеют соответствующие корочки. Водолазная служба предоставляет всё необходимое оборудование и снаряжение, которое студенты попросту не могут себе позволить в силу высокой стоимости, и занимается обучением студентов и аспирантов методам работы под водой, подводным съёмкам и общим принципам погружений. За несколько лет такие люди превращаются из неопытных студентов в высококлассных и конкурентоспособных профессионалов. Некоторые из них остаются работать на станции и в настоящий момент являются членами водолазной службы ББС.

Помимо обеспечения станции живым материалом, водолазная команда профессионально занимается фото и видео-съёмками под водой, осваивая самые современные методики подводной визуализации и получая уникальные кадры, которые в дальнейшем используются в научных статьях, лекциях и презентациях, в учебниках и энциклопедиях, а также для популяризации подводного мира, морской биологии и науки в целом для самой широкой аудитории. Старшиной водолазной службы в настоящее время являюсь я – Александр Семёнов, выпускник кафедры Зоологии беспозвоночных животных Биологического факультета МГУ.

Когда я погружаюсь в тёмную бездну, то никогда не знаю, что увижу, кого встречу и с какими новыми знаниями выйду на поверхность. Несмотря на всю теоретическую подготовку, каждое погружение за новыми кадрами – это отдельное приключение, совершенно не сравнимое со студийной съёмкой и даже со съёмкой дикой природы на поверхности. Немного усложняет задачу и тот факт, что большинство моих объектов вырастают максимум до нескольких сантиметров или не вырастают вовсе. Они могут быть полностью прозрачны, мимикрировать под окружающие кустики, могут зарываться в песок или исчезать из поля зрения так быстро, что ты не успеваешь и глазом моргнуть. Мне как морскому биологу немного легче находить объекты для съёмки, более того, я погружаюсь практически ежедневно по несколько месяцев подряд в течение последних двенадцати лет. Я знаю, в какой сезон можно встретить то или иное животное, на какой глубине и под каким камнем. И всё равно – каждый раз я погружаюсь в неизвестное.

Погружение.png

Погружения в Белом море имеют ряд особенностей, которые могут удивить водолазов, нырявших в других морях. Несмотря на своё название, Белое море внутри зелёное. Химический состав воды определяет её цвет, и далеко не в каждом море вода голубая или синяя. Она может быть молочно-голубой, зеленовато-синей, изумрудной или насыщенного синего цвета -- именно такой цвет у воды Охотского моря в районе Северных Курил. Белое море ещё и темное. Прозрачность воды с мая по октябрь такая, что на десяти метрах без фонаря уже сложно что-либо разглядеть, на двадцати темнее, чем ночью, а с тридцати метров при взгляде вверх вообще не видно солнца - туда практически не попадает свет. Поэтому каждое погружение обязательно происходит с фонарями, и под водой становится весьма некомфортно, если фонарь ломается или разряжается раньше времени. Также на Белом море есть термоклин в течение всего года. Термоклин -- это тонкий слой воды на определённой глубине, разделяющий воду разных температур. То есть первые 12-15 метров от поверхности могут быть прогреты до +13, а под термоклином вода будет +1, 0 или даже -1. Погружения под термоклин всегда очень бодрят.

Белое море - одно из нескольких морей в мире, где есть чётко отличающиеся друг от друга сезоны. Сезоны сменяются здесь не только на поверхности, но и под водой: наполненное жизнью летнее море замедляется осенью и полностью замирает зимой, стараясь пережить суровую полярную ночь, чтобы весной, с первыми лучами солнца, жизнь появилась вновь. В каждый из сезонов в море появляются животные, приспособленные именно к этому времени года. К примеру, в феврале вода подо льдом кристально прозрачная, так как нет стока органики из рек и ручьев - они все замёрзшие, нет ветрового перемешивания, нет и фитопланктона, то есть нет никакой пищи из первого и самого важного звена пищевой цепи, соответственно, нет и других животных.

Pteripoda Sea angel.png


В северных морях появление фитопланктона привязано к появлению солнца после долгой полярной ночи – зимой жизнь здесь замедляется и практически замирает, а моря частично покрываются льдом. Весной с первым солнцем, пробивающимся даже через толстый ледяной потолок, в планктоне начинается настоящий бум, достигающий пика в мае. Бурное размножение или «цветение» фитопланктона приводит к массовому появлению следующего важнейшего звена пищевой цепи – зоопланктона, который составляют мелкие ракообразные и планктонные личинки, питающиеся водорослями. Они, в свою очередь, служат источником пищи для большинства других планктонных животных. К середине весны море становится по-настоящему живым и похожим на густой суп из полупрозрачных гребневиков, многочисленных аппендикулярий, едва заметных гидромедуз и ярких крылоногих моллюсков. 

Coryphella polaris 01.jpg

Холодные моря насыщены кислородом намного больше, чем тёплые (растворимость газов в воде увеличивается с уменьшением температуры), а наличие достаточного количества кислорода и пищи приводит к взрывным вспышкам численности, потому биомасса планктона в северных морях может быть просто невообразимо огромной. К примеру, в одном кубометре воды количество гидромедуз размером чуть больше сантиметра может достигать нескольких сотен и даже тысяч, заполняя собой практически весь объём.

Поскольку я работаю начальником научной водолазной группы на Беломорской биологической станции Московского государственного университета, моя основная задача – поиск, съёмка и сбор живого материала для учёных и студентов, проходящих полевую практику на станции. В какой-то момент я осознал, что под водой существует огромный удивительный мир, о котором можно рассказывать часами. Но одними только словами не удаётся передать всю ту красоту, которая появилась (evolved) там в глубине. Двенадцать лет назад я начал заниматься подводной фотографией, чтобы делиться фантастическими историями, которые вижу своими глазами. Мне невероятно повезло с профессией. Оказалось, что на стыке науки и фотографии существует огромный пробел – целая ниша, которую в прошлые века заполняли натуралисты и художники, которые наблюдали за окружающим миром, зарисовывали растения и животных в мельчайших деталях на разных этапах их жизни, и именно наблюдения в то время были основной науки. Сейчас научные методы стали настолько сложны и продвинуты, что простое наблюдение за природой ушло на второй план, и многие учёные попросту не уделяют достаточно времени этому, казалось бы, важнейшему фундаментальному процессу. А ведь мы живём в совершенно невероятное время, когда вы одним нажатием кнопки можете получить результат, над которым натуралисты прошлого трудились днями и неделями.

Metridium Senile.png

Но не всё так просто! Как фотографа под водой вас ждёт целая уйма проблем, о которых ты даже не задумываешься, когда начинаешь осваивать подводную фотографию. Во-первых, нужно быть весьма подготовленным дайвером. Висеть в толще воды без движения, пытаясь поймать в фокус глазки над щупальцами у прозрачной сантиметровой медузы – это то ещё развлечение. Концентрация на снимке нередко перекрывает все остальные мысли, поэтому всё, что касается пребывания под водой, должно работать на автомате и на уровне рефлексов. В противном случае вы можете упасть на сорок метров или выскочить на поверхность с риском баротравмы быстрее, чем успеете сообразить, что происходит. Или забудете о воздухе. Или о напарнике. Во-вторых, камеры под водой, какими бы продвинутыми они ни были, постоянно сходят с ума: практически все автоматические функции камеры там внизу работают некорректно. Я снимаю только в ручном режиме, с ручным управлением мощностью вспышек и с ручным фокусом. И хотя с крупными объектами автофокус справляется более-менее хорошо, привычка снимать на ручном, как это ни странно, экономит моё время и позволяет сделать больше кадров. Время – это третья проблема. Как правило, погружения длятся от сорока до семидесяти минут. За это время вам нужно достигнуть нужной глубины, настроить камеру и выставить свет, найти свои объекты, снять их со всех сторон, со всеми возможными световыми схемами, после чего безопасно всплыть со всеми необходимыми остановками безопасности. В среднем у вас за погружение есть 20-30 минут непосредственных съёмок. Это очень, очень мало. Но этого достаточно, чтобы при удачном стечении обстоятельств сделать несколько действительно хороших кадров. 
Медуза

Можно ещё рассказать про видимость, которая в одних морях достигает пятидесяти метров, а в других вы не видите ничего дальше вытянутой руки, про взвесь, которая поднимается от волн и ветра или рядом со стоками рек, про температуру воды, которая в арктических морях может достигать -2 градусов по Цельсию, когда ваши руки через полчаса просто перестают чувствовать кнопки, и про многие другие сложности, но я скажу лишь, что это всё кажется непростым только поначалу. Когда привыкаешь, чувствуешь себя как дома. Лично мне понадобилось порядка четырёхсот погружений чтобы чувствовать себя комфортно (сейчас у меня более полутора тысяч погружений). Кому-то хватит и ста, наверное.

Полип Tubularia Indivisia


Так зачем все эти сложности? Да, животные красивые и необычные, фотографии отличные, но что с того? Ответ простой: вы попросту не получите ту же информацию никаким другим способом. Подводные фотографии беспозвоночных в их естественной среде обитания – это уникальный материал, ценный не столько в художественном плане, сколько в науке и образовании. Фишка даже не в детализации и точности воспроизведения, а в том, что вы никогда не можете воссоздать настоящие условия в аквариуме, и животное никогда не будет вести себя естественным образом в лаборатории. Некоторых животных вообще невозможно поместить в аквариум – они настолько нежные, что одно неосторожное прикосновение превращает их в бесформенную кучу соплей, другие настолько огромны, что их вообще никуда не запихать, как, например, медузу Цианею, которая достигает 2,3 метров в диаметре купола и отращивает щупальца до тридцати семи метров длиной, или сифонофору длиной в сорок два метра. Изучать этих животных можно только под водой с помощью фото и видео-техники, и чем лучше у вас камера – тем более точные результаты вы получите. Бывает так, что сделав одну или несколько уникальных фотографий, вы уже имеете достаточно материала, чтобы опубликовать статью в высокорейтинговом научном журнале и добавить знаний в общемировую копилку. Это невероятно ценный контент, ради которого стоит лезть в ледяную воду на краю света.


Цианея и оператор

Автор текста и фотографий: Александр Семёнов




Комментарии