Музыкальная Гренландия: история в песнях

Культура и искусство Нероссийская Арктика
23 Ноября, 2021, 11:50
Музыкальная Гренландия: история в песнях


Музыкальная история Гренландии начинается задолго до появления письменного фиксирования истории. Получить представление о музыке инуитов в более ранние времена возможно лишь благодаря археологическим находкам, а также через устное творчество.

Довольно сложно представить, что в мире, где человек каждый день боролся за жизнь со стихиями природы, нашлось место для музыки. Однако когда все были сыты и находились в безопасности в своих тёплых шатрах, доставался барабан, qilaat, использовавшийся в представлениях, в которых сливались песни, танцы, рассказы и музыка. Барабаны и бубны использовались повсеместно в северном Заполярье от Гренландии до Сибири и до сих пор остаются важной частью традиционной культуры инуитов. Килаат (qilaat) состоит из деревянной рамы с ручкой, поверх которой натянута кожа. Для игры на барабане использовался катуак – барабанная палочка, которая обычно изготавливалась из оленьих рогов, ею ударяли по деревянной раме, тем самым производя высокий звук, который резонировал в коже. Исполнитель одновременно пел и танцевал. Иногда представление имело характер пьесы, в которой через песню рассказывалась легенда, параллельно разыгрывалось действие другими участниками.

Другой развлекательный жанр – uaajeerneq – представляет собой театрализованное действие с участием бубна или без него, во время которого главное действующее лицо надевает костюм и исполняет грубый жуткий танец с использованием масок.


Песни стыда и соревнования исполнителей

У инуитов были различные песни, которые исполнялись в разных ситуациях. Песни pisiit рассказывали об историях из прошлого. Такие песни помогали объяснить, как человечество оказалось там, где находится сейчас. По сути – это живая традиция, сохранение и передача своей истории будущим поколениям. Как правило, песни писиит исполнялись под аккомпанемент барабана. В современном исполнении песни писиит замена барабана на гитару не допускается.

Ayaya – это личные истории, рассказанные в песне. Часто это было выражение тоски. У каждого инуита была своя история. Например, в песне могла описываться тоска по празднику, когда вся семья собиралась вместе, ела, пела и смеялась.

Песни стыда назывались iviutiit и предназначались для того, чтобы высмеять других. Инуиты не выражают гнев. Считается, что гнев свойственен только ребенку. По мере взросления чувство гнева трансформировалось в ивиутиит. Чем смешнее в песне высмеивается другой человек, тем сильнее смеются люди вокруг и тем меньше шансов, что злые духи проникнут в дом и сердце поющего.

Katajjaq (горловое пение) исполнялись женщинами. Для достижения характерного горлового звука требовались годы обучения и практики. Две женщины становились близко друг к другу лицом, одна женщина задавала ритм, другая – мелодию. Издавая гортанные хриплые и гудящие звуки, исполнительницы подражали природе – пению чаек, шуму реки или ветра. Такое искусство передавалось из поколения в поколение от матерей и бабушек. Подобные вокальные дуэты девочек создавались в раннем детстве.

Нередко горловое пение становилось соревнованием, во время которого исполнители издавали звуки, в которых сочетались хриплое пение и тихое рычание. Тот певец, который первым засмеялся, остановился или запыхался – проиграл.

И все же в большинстве музыкальных действ использовался барабан. Раньше танцы с барабанами устраивались практически на всех собраниях, чтобы отпраздновать охоту или почтить память умерших. Танцы обычно проводились в больших, специально построенных иглу, предназначенных для большого количества людей (см. фото заставки).

В Гренландии килаат или бубен использовался не всегда, но в северной и восточной Гренландии, где традиция сохранилась лучше всего, существовали различные дразнящие или боевые формы барабанного пения и танцев. Наиболее популярным был восточно-гренландский «бой на барабанах», который мог напоминать современные рэп-батлы. Подобные соревнования могли устраивать ради развлечений, однако когда причина конфликта была серьёзной, обиженный человек мог вызвать  противника на словесную битву, которая проходила при всей семье и соседях. Оппоненту в это время приходилось вежливо улыбаться, в то время как его высмеивали и обвиняли. Затем и ему предоставлялась возможность высказаться. Таким образом, барабанное пение являлось формой регулирования конфликтов и было более мирной альтернативой убийствам и кровной мести.


Иноземное влияние на музыку Гренландии

По мере того, как колонизаторы и миссионеры распространялись по Гренландии, барабанное пение и танцы стали встречаться редко и оказались на грани исчезновения. Так как каркасный барабан также являлся магическим инструментом гренландских шаманов, ангаккоков, миссионеры нередко воспринимали этот инструмент как часть языческой культуры, которую необходимо было истребить. Однако в 1970-х годах, когда гренландская культура переживала своё возрождение, интерес к барабанной музыке возрос. Сегодня традиционные песни и танцы под барабаны исполняются и современными музыкантами.

Нет никаких подтверждений того, что викинги, жившие в Гренландии с конца 900-х гг. до середины XV века, принесли на остров какую-либо музыкальную культуру. Однако европейцы, занимавшиеся китобойным промыслом у побережий Гренландии, начали распространять свою народную культуру, а именно – музыку и танцы. Так как китобойные суда активно торговали с инуитами, те, в свою очередь, охотно перенимали музыкальный опыт и использовали его в промысле для задабривания и привлечения добычи. Таким образом, европейский репертуар был усвоен и переработан коренным населением острова и со времен трансформирован в традицию калаттуут, которая  напоминает народные танцевальные и музыкальные традиции Северной Атлантики, но отличается большей скоростью исполнения. Калаттуут часто переводят как «гренландская полька». Этот танец напоминает многие народные танцевальные традиции, особенно из Шотландии и Британских островов. Однако движения были несколько адаптированы, в частности, темп был повышен, появились скользящие шаги, которые, вероятно, пришли от барабанных танцев.

Сегодня калаттуут танцуют по торжественным случаям, как показательные выступления или в местных общественных клубах. По традиции, во время исполнения танца используются аккордеон и скрипка, сегодня всё чаще стали использовать и клавиши.

Когда Дания начала колонизацию Гренландии в 1721 году, на смену бубнам и танцам пришли хоровое пение и гимны. Через миссионеров, использовавших музыку для проповедей, в Гренландии начала зарождаться своя хоровая традиция. Вместе с датскими колонизаторами в Гренландию пришли и немецкие моравские миссионеры, которые были в хороших отношениях с датским королем. Моравцы в проповедовании делали акцент на эмоциональных отношениях человека с Богом. Эта тенденция отразилась на гренландском хоровом стиле пения, где во главу угла ставилось чувство, а не чёткий ритм и точная интонация.

Изначально все гимны в Гренландии представляли собой переводы с европейских первоисточников. Однако с середины XIX века гренландские композиторы стали включать в хоровое пение гимнов национальные песни. В XX веке такие произведения прославляли природу Гренландии, укрепляли национальные чувства на колониальном острове и стали предтечей политической и музыкальной революции, произошедшей в 1970-х годах. Впоследствии хоровое гренландское пение обрело собственный узнаваемый во всём мире стиль.

Когда Дания приступила к колонизации Гренландии, была разработана стратегия на изоляцию острова. Гренландцев считали «примитивными людьми», которых необходимо было оградить от современной культуры Европы.

Изоляция Гренландии продолжалась вплоть до 1940 года, когда Германия оккупировала Данию. Жители Гренландии внезапно потеряли доступ к товарам, доставляемым к ним извне. Германия рассматривала ледяной остров как отличное место для размещения военных баз. Так как Данию это не устраивало, она обратилась за помощью к США с просьбой защиты острова. В результате США получили разрешение на строительство своих военных баз, которые были разбросаны по всему острову. Таким образом, Вторая мировая война стала своеобразной «культурной инъекцией». После Второй мировой войны Гренландия стала более открытой для мира. Многие хотели, чтобы Гренландия стала современной.

После снятия в 1953 году колониального статуса в Гренландии возник гренландский кантри. В 1958 году открылось первое радио Гренландии. Здание в Нууке, где располагалась студия, стало местом концентрации местной талантливой молодёжи. Здесь записывали свои композиции разные музыканты, среди которых был и Лаарсирак Свендсен, который руководил сбором записей для радио. Лаарсирак обладал необычным мягким голосом, который полюбили его слушатели не только на родине, но и в Дании. 


   

Шахтёрский городок Куллиссат стал местом рождения самого популярного музыкального стиля Гренландии 1960-х годов. Гренландцы слушали радиопередачи Америки, вдохновляясь звуками гавайской гитары из песен Элвиса Пресли. Большое впечатление струнный инструмент оказал на молодого музыканта Йенса Хендриксена, который заказал себе такую же гитару из Дании. Именно этот инструмент стал основой для появления нового музыкального стиля вайгат-музыки, который доминировал на ледяном острове в 1960-х годах.


Возвращение к истокам

В 1964 году был принят закон, который назывался fødestedskriteriet (то есть «критерий по месту рождения»). Согласно этому закону государственные служащие, рождённые в Дании, получали более высокую зарплату и лучшие условия работы, чем госслужащие-гренландцы. Таким образом, критерий места рождения стал доказательством того, что гренландцы не имели политического равенства с датчанами, а гренландский язык и культура всё больше игнорировались. Это привело к тому, что гренландцы стали выступать за возврат к своей культурной идентичности, протестуя против тотальной в то время «данификации». Своё требование гренландцы озвучили датскому правительству в 1972 году, что привело к самоуправлению в 1979 году. Однако лишь в 1990-х годах были отменены оставшиеся привилегии по месту рождения.

В 1973 году, когда гренландцы возвращались к своим истокам, возрождая традиции и ритуалы, группа Sume («Где?») выпустила свой первый альбом Sumut («Куда?»). Песни были написаны на гренландском языке и критиковали датский империализм, что усиливало политический посыл в творчестве группы. Как правило, в текстах песен затрагивались темы гренландской истории. Требования культурного пробуждения и независимости Гренландии выражались через метафоры и образный язык. 

Подавление самобытности Гренландии датской культурой находило отражение в творчестве. В частности, обложка альбома Sumut представляла собой копию гравюры на дереве, созданной Аароном из Кангека в 1960 году. На гравюре изображена сцена из гренландского мифа, в которой легендарная фигура Касапи только что отрезала руку от тела вождя норвежцев Ууннгортока. Использование этой гравюры для обложки музыкального альбома некоторые интерпретировали как призыв к вооружённому сопротивлению датскому влиянию в Гренландии. Однако несмотря на накалённую атмосферу, вооружённый конфликт никогда не рассматривался в реальности ни со стороны колонизаторов, ни со стороны колонизированных. Поэтому рисунок, скорее всего, следовало расценивать как провокацию.

 

     

Творчество Sume оказало большое влияние на популярную музыку Гренландии. Это была первая гренландская рок-группа, писавшая тексты песен на гренландском языке, что поддержало возрождение этого языка. Благодаря Sume, до середины 1990-х годов почти все песни выпускались на гренландском языке.

Помимо использования гренландского языка, Sume использовали в творчестве и другие проявления традиционной культуры. Несколько песен из первого альбома включали такие напевы, как «Aajai ja aai aajaa aa», которые восходят к традиционным доколониальным песням. Sume стали первыми, кто использовал такой приём. Для записи песен из третьего альбома 1976 года использовались барабаны. Во вступлении к песне «Kalaaliuvunga» («Я гренландец») голос Эгона Сикива (1941 – 2009), также сопровождаемый барабанной музыкой, слышен за минуту до того, как Sume выходят на сцену и исполняют современную рок-музыку. Голос Сикива и барабаны периодически возникают на протяжение всей песни. В завершение трека, когда рок-музыка затихает и уходит на второй план, голос Эгона под аккомпанемент барабанов вновь заполняет всё пространство. Однако Sume уже не замолкают, а выступают в качестве бэк-вокала для гренландского традиционного пения. Sume стали первыми, кто ввёл традиционные барабаны и бубны в новые жанры – рок, поп и рэп.

  

  Группа Sume.


Участники группы Sume оказали влияние на музыкальную культуру Гренландии не только потому, что стали первой гренландской рок-группой, но также и потому, что внесли большой вклад в развитие местной музыкальной индустрии, создав две звукозаписывающие студии на ледяном острове, позволившие записывать, выпускать и распространять местную музыку.        

Расмус Лайберт – ещё один из первых музыкальных исполнителей Гренландии. На сегодняшний день он имеет самую большую мировую аудиторию среди всех гренландских музыкантов. Его стиль отличается от стиля Sume. Расмус играет скорее народную музыку, нежели рок. Центральное место в его исполнении занимают голос и язык тела. В текстах песен чаще всего идёт рассказ о гренландской природе. Отстранённость от политической жизни острова стала одной из причин, по которой Лайберта критиковали в начале его карьеры. Однако уйти от этой темы он всё же не смог. Позже он снялся в фильме «Сердце света», в котором сыграл гренландца, имеющего много личных проблем, основанных на расколе чувства самоопределения и борьбе современности и традиций.

Яркой группой на гренландской музыкальной сцене является коллектив Inneruulat. Название группы уже само по себе можно расценивать как политический манифест. Inneruulat переводится как одуванчик. В период расцвета группы именно одуванчики были символом решимости Гренландии. Независимо от того, сколько «датского асфальта» выльют на одуванчик, цветок всегда найдёт способ снова вырваться к свободному небу. Inneruulat одни из первых стали использовать в своих песнях реальные звуки природы Гренландии: звук ездовых собак и скрип снега можно услышать в песне о том, насколько уникальна собачья упряжка не только как транспортное средство, но и как символ идентичности гренландцев.

У Гренландии своя уникальная и непростая судьба. Гренландцы долгое время боролись за независимость и право проявлять свою уникальность. Музыка всегда являлась способом укрепления гренландского языка, в то время как сама культура Гренландии находилась под угрозой. Сегодня музыка в Гренландии продолжает свою важную миссию. Популярна песня «Плавучий лёд», в которой рассказывается о детской весенней игре – прыжках по кусочкам морского льда. Опасная для жизни игра – лучшая метафора непростой жизни гренландца.


Автор: Оксана Дорофеева, старший научный сотрудник РГМАА.

далее в рубрике